Не бей бродячего

Скандалы между владимирскими приютами для бездомных животных и помогающими им волонтерами становятся делом таким же привычным, как мартовские кошачьи концерты, при том, что происходят они регулярно в течение всего года. Заложниками этих разборок становятся и без того попавшие в беду собаки и кошки. «Призыв» попытался разобраться, почему люди, которые занимаются общим делом, вцепляются друг другу в глотки.

Долгая история

Два старейших владимирских приюта — «Валента» и «Атлант». «Валенте» уже около 9 лет, «Атлант» несколько помоложе. Все это время приюты занимаются тем, что подбирают, лечат и пристраивают бездомных собак и кошек: животных, брошенных хозяевами; дворовых и подвальных бедолаг, жертв ДТП и человеческой жестокости.

Времена в приютах бывали разные: и относительно спокойные, и тяжелые, и очень тяжелые. И слухи за эти годы ходили самые разные: и о голоде, и об экспериментах над животными, и о случаях издевательства. Впрочем, каждый раз на проверку эти слухи оказывались пшиком. Любому человеку, бывавшему в приютах регулярно, было ясно: здесь сотрудники скорее будут голодать сами, чем оставят животных некормлеными, и скорее заберут собаку или кошку себе, чем отдадут неадекватным хозяевам. В этом, кстати, основное отличие частных приютов от муниципальных (которых, например, много в Москве) — в последних работают люди назначенные, а потому часто не особо радеющие о деле. В частных приютах собираются энтузиасты, а другие здесь не задерживаются.

Иное дело, что в силу специфических обстоятельств частные приюты ведут полунищенское существование. До недавнего времени выживали они исключительно на те деньги, которые зарабатывают сами в ветеринарных клиниках, а также на пожертвования добросердечных горожан. Все это тратилось на корма, лекарства, оплату воды и электричества и т.п.. Условия в приютах никогда не были санаторными, но не по вине людей. Там и рады были бы сделать для каждой
собаки или кошки индивидуальный просторный вольер, устроить стерильные боксы для перенесших операцию, покупать дорогие лечебные корма, да где ж денег взять? Но задачу-минимум — оградить животное от уличных опасностей, дать ему еду и крышу над головой, пока не отыщется хозяин, — «Атлант» и «Валента» выполняли всегда.

Кстати, те средства, которые приюты стали получать по муниципальным контрактам за содержание отловленных в городе животных, тоже не сделали им хорошей погоды, потому что всегда были рассчитаны только на определенный срок. Тех, кого не удавалось пристроить за отпущенное муниципалитетом время, продолжали кормить и дальше, уже за собственный счет. Усыпить такую «ненужную» кошку или собаку ни у кого не поднялась рука. Приюты начинались с любви и жалости, ими же живут по сей день.

«Овечья» благотворительность
Когда во Владимире активисты объединились в общую структуру, целью которой стала помощь бездомным животным, это казалось большим и хорошим делом. Сначала волонтеры создали сайт, на котором выкладывали фотографии приютских кошек и собак, затем на своем форуме стали поднимать темы отдельных животных, нуждающихся в дорогом лечении или во временном прибежище. Через какое-то время в городе начали проводиться акции по сбору средств на кормление, лечение и стерилизацию бездомных бродяг. Эти акции оказались большим подспорьем, потому что все владимирские приюты находятся на отшибе, и привозить помощь по конкретным адресам для многих рядовых горожан было неудобно.

Однако уже в августе этого года разразился скандал: приют «Атлант» отказался принимать помощь от волонтеров. «Раньше волонтеры выясняли наши потребности и привозили то, что нужно, — рассказывает заведующая приютом Лариса Гвоздева, — после каждой акции мы увозили несколько машин корма, подстилок, моющих средств. Однако чем дальше, тем меньше помощи стало поступать. На своем сайте волонтеры сообщают, что собраны значительные суммы, но наш приют этого не ощущает. Как тратятся эти деньги, мне непонятно. К тому же волонтеры считали возможным приходить в приют и устраивать скандалы на ровном месте. Они не понимают, что приют — это не развлечение, а тяжелая работа. Поэтому, чтобы не давать этим людям возможность прикрываться «Атлантом», мы решили отказаться от их услуг».

Впрочем, совсем разорвать отношения не получилось — волонтеры поменяли окно в помещении для кошек, а сейчас делают будки для уличных собак. Помощь принимается, что и понятно: в любом приюте куда ни ткни, попадешь в больное место. А отказ от любого рода поддержки вредит в первую очередь усатым-хвостатым подопечным.
Сами волонтеры утверждают, что приюты-де не способны распорядиться поступающей материальной помощью: корма и лекарства перепродают, деньги тратят на личные нужды. «Вот уж глупость, — фыркает Лариса Гвоздева, — если мы станем продавать корм, то что будут есть животные?» «Сами мы питаемся один раз в день, а животные — как минимум два, малыши чаще», — говорит Валентина Сокова, директор центра животных «Валента».

Где деньги, Зин?

Жалуясь на приютскую безответственность в финансовых вопросах, волонтеры и сами отнюдь не блещут аккуратностью в этом деликатном деле. Каждый раз, объявляя об очередном сборе помощи, они обещают детальный отчет о потраченном. «Призыв» наугад проверил две темы. Так, «Акция в магазине «Атак» 14, 22 и 23 июня» собрала 73 тысячи 337 рублей. Чеки на покупку еды, лекарств и услуги врачей при этом имелись на 15477 рублей 55 копеек. «Акция в «Атаке» 9-10 августа» принесла 48536 рублей. Чеки прилагались на 7203 рубля 54 копейки.

О том, куда девалась разница, у волонтеров еще летом пытались спросить в социальных сетях. «На самом деле, 70 тысяч не такие огромные деньги, как кажется, учитывая обстановку с бездомными животными в городе, — ответили интересующимся. — По мере проведенных операций, будем на сайте выкладывать чеки или фото. К сожалению, не так быстро поступают отчеты, но все под контролем, этим занимаются взрослые, ответственные люди. ВСЕ ИДЕТ В ДЕЛО!!!»

Когда тем же вопросом заинтересовался «Призыв», Марина Бобкова, одна из идеологов и координаторов волонтерского движения, весьма подробно и эмоционально объяснила свою позицию в деле расходования благотворительных средств. Однако уже на следующий день, подумав, она категорически отказалась от собственных слов. Правда, на сайте после этого появилось еще некоторое количество отчетных чеков. Тем не менее, даже несмотря на то, что первые из них — по акции 9-10 августа — были датированы 1 июля (то есть месяцем раньше), а последние — 27 сентября, концы с концами все равно не сошлись: разница между полученным и потраченным составила 24 тысячи 665 рублей. В случае с июньской акцией разрыв еще больше: ничем не подтверждены траты в 43 тысячи 689 рублей.

Нет особых причин подозревать волонтеров в нечистоплотности: они и правда делают много хорошего. Это и строительство вольеров в «Валенте», и помощь бабушкам, подкармливающим дворовых кошек. Хотя для честности отметим: прецедент, когда волонтер под виртуальным именем alex-a собирал в Интерне-
те деньги на лечение бездомной собаки, а потом исчез вместе с суммой около 20 тысяч рублей, в недолгой истории владимирской зоозащиты тоже имелся. Тем не менее, владимирцы в любом случае имеют право знать, как расходуются собранные ими благотворительные средства.

Взялся — делай хорошо

Историю о том, к чему могут привести конфликты между приютами и добровольцами-зоозащитниками, можно было во всех подробностях наблюдать в Гусь-Хрустальном. И ведь начиналось-то все прекрасно: активисты через суд добились прекращения отстрелов в городе и открытия приюта. Но затем сначала сами «под завязку» набили его животными, а потом начали жаловаться во все инстанции, что собачьи вольеры переполнены и их обитатели голодают. В поиск правых и виноватых было втянуто полгорода, но больше всего страдали приютские звери.

Тут вот о чем надо сказать. В деле зоозащиты, как и в любом волонтерском движении, встречаются самые разные люди. Первые действительно вкладывают все силы и средства в то, чтобы облегчить жизнь своим подопечным. Вторые думают, как нагреть руки на беде одних и жалостливости других. Третьи предпочитают тратить время не столько на реальную работу, сколько на раздувание скандалов. Последние — наиболее заметны.

В приютах уже даже не обижаются на ложь и оскорбления, которые волонтеры периодически выливают в Интернете. «Вот, например, сидит у нас собака — год, два, никто ее не забирает, -объясняет Анна Болдина, руководитель приюта «Валента». — Все думают, если она в приюте, то уже в безопасности. А если написать, что собака голодает, мерзнет и терпит всяческие лишения, — глядишь, кто-то и сжалится, возьмет себе». Другой вопрос, что все подобные истории имеют общий результат — подрывают доверие обычных людей к самой идее благотворительности. Люди не верят, что их пожертвования дойдут до адресатов. Успокоить их может только одно: жесткий отчет за каждую копейку. По крайней мере, до тех пор, пока ситуация не изменится, и благотворительность не пойдет рука об руку с ответственностью.

Марина Сычева