3 года без крыши над головой

Прописаны в воздухе. Три года назад в Коврове сгорел жилой дом. Без крыши над головой остались две семьи. Так и не дождавшись временного жилья от администрации города, люди сначала были вынуждены жить в палатке, а потом — где придется. Истории погорельцев в репортаже Екатерины Зубковой.

   

14-е ноября 2009-го Елена и её соседи запомнят навсегда. Их дом подожгли ночью. Едва успев одеться и захватить документы, люди выскочили на улицу. То, что это был поджог, доказано следствием. Правда, история достаточно тёмная — некий бизнесмен решил таким образом свести счёты с конкурентом.

ЕКАТЕРИНА ЗУБКОВА, КОРРЕСПОНДЕНТ:

Искать поджигателей дома уже никто не собирается. Дело закрыто. А о людях, лишившихся крова, просто забыли. Никто из ковровской администрации даже не поинтересовался, выжил ли кто-то после пожара.

Оказалось — выжили. Эти кадры сняты в марте 2010-го. Погорельцы отправились к тогдашнему мэру Коврова Ирине Табацковой. Глава развела руками — резервного жилья в городе нет. А по закону, пострадавшим от пожара полагается по 18 квадратных метров на человека. Правда, матпомощь — по три тысячи рублей — погорельцам всё же дали. Мыкаться по родным и друзьям долго не будешь. Вконец отчаявшиеся люди разбили палатку прямо у пепелища.

ИРИНА ФИЛАТОВА, ПОГОРЕЛЕЦ:

Мыться, умываться ходили в соседнее здание. На работу уходили, дети тут оставались. Они тогда в школе ещё учились у нас.  Это не нормальное жильё, конечно. В марте это было. В конце февраля, в начале марта мы жили здесь.

А потом и власть в Коврове сменилась. И снова людям вроде пообещали решить их вопрос.

ЕЛЕНА ЗОБНИНА, ПОГОРЕЛЕЦ:

Он нам руки здесь жал и сказал: две недели максимум, снимите пока жильё какое-нибудь. Вот я вступлю в должность (24-го апреля он, по-моему, вступал в должность), всё, я расселю. Но в итоге, эти две недели длятся уже третий год.

Елена и её бывшая соседка Ирина до сих пор снимают углы. Возмещать деньги за съёмное жильё администрация тоже не торопится. Стопка бумаг в руках Елены, по её словам, лишь десятая часть отписок чиновников. В одной из них, кстати, сказано: мэрия предлагала погорельцам комнату в общежитии и Елена от неё, якобы, отказалась. Но женщина утверждает: ей никто ничего не предлагал, и она ни от чего не отказывалась.

ЕЛЕНА ЗОБНИНА, ПОГОРЕЛЕЦ:

В конце концов я обратилась к Каурову: хорошо, может быть, если вы мне предлагали, я забыла, вы покажите мне документ, акт, решение комиссии или ваше решение предоставить жильё Зобниной там-то, там-то, где я отказалась. Покажите мне! У вас этого нет.

Из некоторых источников стало известно: резервное жильё в Коврове всё же есть. Несколько номеров в одной из местных гостиниц. Только, видимо, предназначается оно для избранных.

Екатерина Зубкова, Виктор Остроушко. «Владимир. Сегодня»

Когда на погорельцев обратит внимание глава Коврова и долго ли людям придётся скитаться по съёмным квартирам? Ответить на эти вопросы завтра нам обещал мэр города оружейнов Виктор Кауров. Мы готовы осветить все стороны конфликта.