Работа в Крымске — не отдых в Крыму

В пострадавшем от наводнения Крымске завершился первый этап аварийно-восстановительных работ. Сейчас город покидают прибывшие в город для оказания помощи спасатели, военные, волонтеры. На прошлой неделе вернулись домой владимирцы, принимавшие участие в восстановлении Крымска.

Восемь часов уборки

Напомним: в ночь на 7 июля паводок затопил более 7 тысяч жилых домов в городах и поселках Краснодарского края. Были нарушены системы энерго-, газо- и водоснабжения, автомобильное и железнодорожное движение. На город Крымск и соседние станицы пришелся самый сильный удар стихии. По официальным данным, погибли более 170 человек.

Владимирские спасатели — команда из 20 сотрудников МЧС — выехали в зону бедствия 16 июля. «Команда убыть в Крымск поступила неожиданно — в воскресенье вечером 15 июля, — рассказывает Андрей Артамонов, старший группы владимирских спасателей, работавших в Крымске. — Нас собрали, отвезли в Иваново, оттуда мы сразу вылетели в Геленджик. — Затем — в зону бедствия. Нас разместили в палаточном лагере, располагавшемся на окраине города, и поставили на довольствие. Уже на следующий день мы начали работать».

Весь город был поделен на 42 сектора, и каждая команда спасателей (группы из 20 человек прислали все регионы Центральной России) отвечала за свой. Владимирцы получили сектор № 3 — там находилось 5 улиц и 88 домов. Работа спасателей заключалась в том, чтобы помогать местным жителям очищать свои дома и дворы от мусора: разбирать завалы, выносить из квартир размокшую мебель и другой хлам.

— Дома у них были затоплены, вода стояла до 2-х метров, поэтому течением нанесло много мусора, — вспоминает Андрей Артамонов. — Одни бы они не один месяц все это убирали, а когда такая бригада из десятка крепких парней действует одновременно, все получается очень быстро. Мы поднимали все тяжелое, выносили, укладывали в погрузчики… В день мы так разбирали от 5 до 15 дворов. Начинали работать в девять утра, обратно возвращались около шести вечера. В это время в городе была страшная жара. Мы уставали так, что сразу же ложились спать: до моря, например, ни разу так и не дошли.

Спасатели наготове

По словам Андрея Артамонова, к моменту приезда наших спасателей вода в «их» секторе уже спала, и обстановка в целом не представляла опасности. Тем не менее, всем приехавшим в Крымск предлагали сразу же сделать прививки от гепатита и столбняка. В целом же инфраструктура в затопленном городе была на уровне: повсюду развернуты пункты информирования населения, выдачи питьевой воды, раздачи гуманитарных грузов. Одновременно велись работы по восстановлению водоснабжения, ремонту линий электропередач и канализационных станций. Буквально за две недели было сделано очень много, и действительно есть шанс, что Крымск будет восстановлен в кратчайшие сроки.

— Мы разговаривали с местными жителями, — говорит Андрей Артамонов, — они воспринимают обстановку достаточно адекватно. В том секторе, где работали мы, никаких погибших вообще не было. Сейчас говорят — огромные потери, число погибших умалчивается… В Крымске живет всего около 50 тысяч человек, 5 тысяч утонувших — это нереально большая цифра; думаю, что она абсолютно не соответствует действительности. Что касается причин наводнения — ситуация шла по нарастающей, дожди в этом районе продолжались достаточно долго. Вряд ли имел место какой-то специальный сброс воды. Коллеги, которые работали на других участках, считают так же.

Хотя официально объявлено, что ситуация в Крымске нормализовалась и от аварийных работ город перешел к капитальным, спасатели по-прежнему наготове.
Как рассказал Руслан Блинов, заместитель начальника ГУ МЧС по Владимирской области, уже сформирована новая группа из 20 человек, которая готова в любой момент в течение двух часов собраться и вылететь в Крымск. Что касается уже вернувшихся спасателей, то по рекомендации администрации Краснодарского края некоторые из них будут представлены к наградам. Также участники командировки получат медали МЧС «За участие в ликвидации последствий стихийного бедствия».

Волонтер спешит на помощь

Бок о бок со спасателями в затопленном Крымске работали волонтеры, в том числе владимирец Максим Лорченко, который провел в пострадавшем городе неделю. «Я давно участвую в работе различных общественных организаций, поэтому когда мне позвонили друзья из Москвы, я размышлял недолго: собрал вещи и поехал, — поделился Максим. — Нас поселили в волонтерском лагере; кому было нужно, выделили палатку и спальный мешок. Едой и лекарствами нас тоже обеспечили. В общем, было все необходимое. Потом нас разделили на отряды, и каждый день давали задания. Перед нашим отрядом была поставлена задача, что-бы людям из Крымска было где жить».

Работа волонтерского лагеря координировалась общим штабом, куда обращались за помощью местные жители. Потом их заявки распределяли по отрядам добровольцев. В основном, работа волонтеров была такой же, как у спасателей: чистить дворы и выносить тяжелый мусор. Только район, где работал Максим, оказался хуже: вода там еще не сошла, поэтому без резиновых сапог и плотной одежды было не обойтись. Тем, кто легкомысленно приехал в Крымск в шлепках и шортах, пришлось сложно. Однако лагерь раньше срока покидали немногие.

Всего в Крымске работало около десятка владимирских волонтеров; все они добрались до зоны бедствия разными путями. Работы хватало для всех: не только на уборке дворов, но и на пунктах организации питания и выдачи гуманитарной помощи, в больницах и травмпунктах. Оказывали помощь в уходе за детьми, делали мелкий ремонт и т.д.

— Человек должен чувствовать себя кому-то нужным, — говорит Максим Лорченко, — в этом плане, конечно, я очень удовлетворен поездкой. Мы смогли оказать людям реальную помощь. Местные жители очень тепло к нам относились, многие просили остаться подольше. Без помощи многим из них действительно пришлось бы очень трудно: есть одинокие люди, больные. Не у каждого была возможность, например, самостоятельно очистить от грязи и мусора свой подвал. А для нас это было совсем нетрудно. Думаю, что если еще где-то потребуется помощь, я обязательно туда поеду, и другие добровольцы тоже.

КСТАТИ

Смерч, которого… не было

На прошлой неделе «Призыв » рассказал о трагедии в д.Волковойно Камешковского района, пострадавшей от смерча. Как объяснил заместитель начальника ГУ МЧС по Владимирской области Руслан Блинов, произошедшее в Волковойно… не считается чрезвычайной ситуацией. Смерч — это вихревой поток воздуха со скоростью выше 30 метров в секунду, ураган — свыше 25 метров в секунду. Ничего такого в Камешковском районе зафиксировано не было. Соответственно, и повышенный уровень реагирования не требуется.

Как выяснилось, обстоятельства случившегося определили спасатели Камешковского района, прибывшие в деревню сразу после трагедии. Согласно их донесению, причиной многочисленных разрушений стал… дождь с сильными порывами ветра. Рассказы очевидцев о крутящемся столбе высотой до неба в расчет не приняты.

Сейчас в Волковойно дома по-прежнему стоят без крыш. Где-то вместо кровли натянуты банеры. Почти везде кипят восстановительные работы. Люди торопятся соорудить хоть какую-то кровлю. Ведь за неделю они уже вполне прочувствовали, каково это, жить под открытым небом.

На ремонт кто-то достал последние деньги из копилки — и это в лучшем случае. В большинстве же пострадавшие берут ссуды. А тем, кому в кредите отказали — таких в Волковойно тоже немало -живут под кровлей из брезента и ждут помощи от властей. «Помощи дали — по три тысячи рублей. Потом еще по 5800 обещали. Пока все» — рассказывает Татьяна Рябова. Ее дом изрядно пострадал, и, по подсчетам, на восстановление понадобится несколько сотен тысяч рублей. Только строительная бригада запросила 250 тысяч рублей за работу.

Еще, конечно, можно рассчитывать на средства местного бюджета. В него заложено 650 тысяч рублей на чрезвычайные ситуации. Но даже если выделят все средства — этого на ремонт десяти крыш явно не хватит. Также власти обещали подумать о выделении бригады рабочих, вот только конкретных сроков пока не назвали. Приблизительно озвучили — строителей направят до сентября. В каком состоянии к этому сроку будут дома, если так и продолжат стоять без крыш — догадаться несложно.

Марина Сычева