Унесенное ветром

Жизнь деревни Волковойно в Камешковском районе изменилась за считанные минуты: пронесшийся в пятницу вечером торнадо оставил жителей одиннадцати домов буквально без крыши над головой. Сейчас люди, пострадавшие от удара стихии, надеются только друг на друга: помощи со стороны не ждут.

Торнадо над деревней

Беды, как говорится, ничего не предвещало: по прогнозам синоптиков, в пятницу во Владимирской области ожидались переменная облачность и кратковременные дожди. Откуда и почему возник атмосферный вихрь, непонятно. «Я был дома, смотрел в окно, — рассказывает Павел, житель д.Волковойно, — неожиданно в огороде появился смерч. Сначала столб был небольшой, но очень быстро разросся, затягивая все на своем пути. Садовую тележку подняло в воздух и крутило, как листок».

Владимир Ким тоже был дома, когда поднялся ветер. «Хотел закрыть форточку, когда почувствовал сильный воздушный удар, — вспоминает он, — оконную раму начало практически выдавливать. Я попытался ее удержать, но в это время начали лопаться стекла. Из окна я видел, что у соседей с крыши рвет листы, и те летят по воздуху. Честно говоря, раньше я только в кино видел торнадо. А теперь, когда сам испытал, что это, говорю — не дай бог никому пережить такое. Чуть с ума не сошел. Одно хорошо: дочка как раз в пятницу собиралась привезти ко мне внука, но он остался во Владимире».

«Ощущение было такое, что дом сейчас рухнет мне на голову, — подхватывает Любовь Пискунова, — я почему-то кинулась отключать электроприборы, но потом сообразила спрятаться в коридоре, где нет окон. Это было правильно, потому что торнадо ворвался в комнату, там летали осколки стекла, вещи, все крутилось. Страшно было открыть глаза. Хорошо, что продолжалось все это очень недолго. Потом, когда я вышла на улицу, увидела, что крыша моего дома просто сложилась, сарай разломало, у бани тоже снесло кровлю, все посадки в огороде как корова языком слизала».

А Тимур Халилов сам чуть не оказался затянутым смерчем. «Я был у родителей, а дома оставались жена и двухлетний ребенок, — поделился он, — когда все это началось, я очень за них испугался и поэтому побежал к ним. На улице было ощущение, что меня просто засасывает в воронку. Я боролся изо всех сил и все-таки вырвался. Прибежал — а дом уже наполовину разрушен. Но, к счастью, мои родные не пострадали».

Чужие здесь не ходят

То, что в результате торнадо обошлось не только без жертв, но и без сколько-нибудь серьезных травм, иначе чем чудом и не назовешь. Постройкам повезло меньше, чем людям: в той или иной степени пострадали одиннадцать домов на ул.Новая и Садовая: разрушены крыши, выбиты окна, сломаны веранды, сорваны кирпичные карнизы. Смерч разметал сараи, бани и другие деревенские сооружения. Жители Волковойно рассказывают о теплице, перелетевшей со своего места к соседям, «перекинутой» со двора в огород машине, бесследно исчезнувшем фрагменте забора с калиткой (бетонные опоры оказались переломанными, как спички). У одного из домов кусок металла пробил газовую трубу: пока одни ставили заплатку, другие зажимали прореху руками. Некоторые хозяева недосчитались кур и собак.

Первым принял воздушный удар дом Тамары Ильинской: сейчас и здание, и участок выглядят так, словно туда угодила бомба. «Восемь лет назад у нас был пожар, — вспоминает женщина. — С тех пор я дневала и ночевала на работе, надорвала здоровье и получила инвалидность, но дом восстановила. А теперь, получается, все надо начинать заново. Но мне в чем-то повезло: дом возводили сами, поэтому он оказался крепким, выдержал — стены устояли, даже стропила целы. У других, кому дома строил колхоз, дела гораздо хуже. Непрочными оказались эти дома»…

Уже в субботу в Волковойно полным ходом шли восстановительные работы. Впрочем, из «посторонних» здесь были только электрики, возвращавшие в деревню свет. На крыше Тамары Ильинской работали ее сын, его приятель и несколько соседей — тех, кого торнадо не тронул. К Владимиру Киму примчался зять. Любовь Пискунова обзвонила всех родственников и знакомых, заняла денег и собирается покупать стройматериалы и нанимать рабочих, чтобы отремонтировать дом. Пострадавшие собирают свою прежнюю жизнь буквально по кусочкам, разбросанным по всей деревне.

Как оказалось, в пятницу, сразу после трагедии, в Волковойно приезжали и спасатели, и представители местной Второвской администрации. Первые спросили, нет ли пострадавших и не требуется ли эвакуация. После чего посоветовали ничего не трогать, пока не будет составлен список ущерба, и уехали. Вторые поинтересовались, застрахованы ли дома. И уехали тоже, сообщив напоследок, что незастрахованным не стоит рассчитывать на компенсацию. «В субботу с утра нам привезли тенты, — говорит Любовь Пискунова, — несколько кусков непромокаемой ткани, чтобы накрыть крыши. Причем это достаточно маленькие тенты, и на всех их не хватило». Единственное реальное предложение помощи пришло с неожиданной стороны: в Волковойно приехала машина с гастарбайтерами из Коврова, которые — разумеется, небезвозмездно — были готовы приступить к ремонту.

Официальный «реализм»

В субботу, после обеда, в деревню прибыл и замглавы Камешковской районной администрации Сергей Михайленко. По его словам, ничего страшного в Волковойно не произошло: погибших нет, а завалы на улицах уже убрали сами жители деревни. «В настоящее время оценивается нанесенный ущерб, — доложил чиновник. — основные работы уже завершены. В понедельник мы ждем жителей деревни в администрации с документами на их дома — будем согласовывать сумму компенсации. Вообще, у нас уже есть опыт действия в подобных ситуациях — несколько лет назад Камешковский район уже пострадал от урагана. Поэтому мы действуем оперативно: уже привезли тенты, которые нашли ночью, позже привезем еще что-нибудь. Доложили в областную администрацию. Так что помощь будет.
Еще не знаем, какая -стройматериалы, деньги, рабочие… Второвская администрация привезет дополнительные мусорные контейнеры. Я не могу сказать, в какие сроки это будет сделано — надо еще посмотреть, посчитать. Понятно, что люди сейчас в шоке, они хотят, чтобы им сделали все и сразу. Но надо быть реалистами, такого просто не может быть».

Вопреки мнению Сергея Михайленко, связь с реальностью жители Волковойно не теряют и ни на какую помощь от государства особенно не рассчитывают. Знают -каждому официальному действию предшествуют бумажные горы. Хотя по-своему людям обидно: пострадавшим от стихии у нас уделяют реальное внимание только после того, как ситуацией заинтересуется какой-нибудь крупный федеральный чиновник (так, к примеру, произошло два года назад после лесных пожаров в Меленковском районе), а пока они не услышали даже слова сочувствия. Волковойновцы «на всякий случай» собираются обратиться в высокие инстанции, но морально все-таки готовы обойтись своими силами.

«После пожара мне никакой помощи не было, и сейчас я тоже ни на что не надеюсь, — рассуждает Тамара Ильинская. — Но мне повезло в другом: очень уж у нас улица дружная, никто никого в беде не бросит. После этого торнадо я реву, а люди ко мне подходят — не плачь, говорят, поможем, и крышу тебе сделаем, и сарай починим». «Руки не опустим и умирать не ляжем, — утверждает Любовь Пискунова, — хотя в том, что случилось, мы не виноваты, и помощь бы не помешала. Но постараемся и сами справиться».

Кстати, уезжать из своих разрушенных домов люди не собираются. «Такая трагедия может произойти в любом месте, — рассуждают они, — а вот таких хороших соседей, на которых можно рассчитывать в трудную минуту, еще поискать».

Марина Сычева