Мать-одиночку приняли за строителя

В этой квартире семья Орловых справила новоселье еще в ноябре прошлого года. Ключи от «двушки» на территории санатория «Строитель» семья из шести человек любезно получила от местной администрации взамен сгоревшего дома. Только срок проживания по всем документам был до первого июля 2012-ого. За это время три сестры и три несовершеннолетних ребенка должны была отреставрировать сгоревшую постройку. Правда, старый дом восстановлению вряд ли подлежит, а денег на новые хоромы, естественно, нет.

  

 

 

ОЛЬГА ОРЛОВА, МАТЬ-ОДИНОЧКА:
Просто я боюсь, что стены могут не выдержать, рухнуть. То есть на это денег вообще нет, никаких средств. А строится, по-любому, никак мы не успеем. Даже за год.

Несчастье с домом Орловых произошло девятого ноября прошлого года. Тогда никто не пострадал — возгорание случайно заметила одна из сестер.

ОЛЬГА ОРЛОВА, МАТЬ-ОДИНОЧКА:
Открывает дверь. Она видит, что огонь горит. За голову хватается, дверь закрывает обратно, чтобы в дом не попало. Мы все быстренько собрались, в первую очередь документы забрали. У нас кот еще Лева, через окно вышли.

ПАВЕЛ КУЗНЕЦОВ, КОРРЕСПОНДЕНТ:
Пожар вспыхнул в 6 часов утра. Пламя стало распространяться со 2-го этажа на весь дом. Только по счастливой случайности в верхней комнате не оказалось людей. Как потом выяснит следствие, причина пожара — неисправность электропроводки.

В помощь погорельцам была выделена делянка в лесу. Правда, не совсем понятно, как женщины могли воспользоваться дарами природы. Лес продали, а на вырученные деньги приобрели немного досок, которого едва хватит на кровлю.

ОЛЬГА ОРЛОВА, МАТЬ-ОДИНОЧКА:
Администрация сказала «стройтесь». Я сказала, что строится не на что. То, что нам лес выделили, его… Это сколько денег надо. Тысяч сто пятьдесят самое малое, чтобы нанять все это, почистить после себя, нарубить.

Ольга Орлова уже около пяти лет стоит в очереди на жилплощадь. Несмотря на то, что по счету она всего лишь шестнадцатая, за эти годы продвижения нет. Единственное, что сейчас просит семья Орловых — это продлить разрешение на проживание во временном жилье. На словах администрация не против.

— То есть продлили уже? А до какого?
— Я так понимаю, по-моему, на три месяца.
— То есть у них было до 1 июля, а теперь еще 3 месяца?
— Да. Их же никто не выгоняет. Им сказали: пока делайте. Вас заселили, чтобы вы делали дом свой. Восстанавливайте.

Пока молодая семья никаких бумаг, подтверждающих такое право, не получала. Хотя до истечения первоначального срока осталось меньше недели. Ольга надеется, что шестилетие младшей дочки тридцатого июня они будет праздновать не на чемоданах.

Павел Кузнецов, Александр Кондрашов.