Парашютистам на Семязино не помешали капризы погоды

— Там не дуло, какие-то секунды, понимаю, что я поймала этот слой — неудобно. — Нет, Танюх, если ты заходила с этой стороны, понимаешь, а ты вышла на эту сторону…

   

Ветер — девять метров в секунду. Скорость горизонтального полёта — 75 километров в час. Для прыжков — экстремальные условия. Высота — тысяча метров. Время полёта — максимум 1,5 минуты. Из заоблачного сегодня — и мягкая посадка, и спокойные нервы. Какой силы ветер видно за пятьсот метров от земли. Если парашютист повёрнут спиной к зрителям, значит там — наверху — не всё так гладко. Сегодня — накладка на накладке. Во время программы один спортсмен зацепился за стропу другого. Сергею пришлось использовать запасной парашют.

— Рабочая ситуации… Ничего страшного! Спутались парашюты…

АЛЕКСЕЙ ВОЛЫНСКИЙ, КАПИТАН СБОРНОЙ ПО КУПОЛЬНОЙ АКРОБАТИКЕ ЗАПАДНОГО ВОЕННОГО ОКРУГА:
Накладки бывают всегда. Слава Богу, на соревнованиях у нас обходится без эксцессов. В течение всего года стараемся отработать все элементы — отработать по высшему уровню, чтобы с соревнованиями столкнуться с наименьшим количеством проблем, которые могут возникнуть.

Погода шепчет — парашютисты приземляются, кто куда горазд. Кто в метровые сугробы, кто даже на крышу здания аэропорта. О какой уж точности приземления говорить?! Не покалечиться бы как! — твердят тренеры команды чемпионов. Такие зимние тренировки спортсменам Западного военного округа — в диковинку. Всё-таки прыгают они чаще летом и в безветренную погоду.

АЛЕКСЕЙ ВАТЕХОВИЧ, ПАРАШЮТИСТ (Г. ИВАНОВО):
Ветер сильный, поэтому сложно. Но некоторые ребята попадали в мат — вы же видели. Всё зависит от опыта — вот, поэтому тренируемся.

Этот командный состав — золотой. Тут сплошь многократные чемпионы мира и России. С мужчинами как-то проще — с дамами сложнее. Самой младшей парашютистке — 38, старшей — 52. Знакомьтесь — Лариса Казак. В купольной акробатике она с 79-ого года. В её спортивной копилке — больше восьми тысяч прыжков. Чего только не было в практике: каждая попытка риск.

ЛАРИСА КАЗАК, ЧЛЕН СБОРНОЙ КОМАНДЫ ПО КУПОЛЬНОЙ АКРОБАТИКЕ ЗАПАДНОГО ВОЕННОГО ОКРУГА:
Боишься потом. Там же у нас секунды получаются. И, если ты растеряешься в эти считанные минуты — бояться просто некому будет. Поэтому там действуешь на автомате.

110 тысяч рублей — за одну парашютную систему. Гарантия на костюм — десять лет. И всё бы ничего — если бы парашютный спорт не был на грани вымирания. Даже военное командование на его развитие лишней копейки не даёт.

ИГОРЬ СКОМИН, ТРЕНЕР СБОРНОЙ КОМАНДЫ ЗАПАДНОГО ВОЕННОГО ОКРУГА ПО ПАРАШЮТНОМУ СПОРТУ:
Я не могу вам сказать, с деньгами или проблема на местах. Руководство какое-то вот. Дело в том, что мы пытаемся: пишем заявки — дайте нам парашютную технику. А сейчас приходится спортсменам покупать парашютную технику за свой счёт.

Вот уж поистине — чистой воды спортивный энтузиазм. Да, выживаем — сетуют парашютисты. Но свобода в небе и звание лучших добавляют желания чемпионам летать далеко от земных проблем.

Наталья Зобнина, Пётр Соколов.