Зачем сносить? Сами развалятся!

Налицо ужасный — внутри дом ещё хуже. Наша первая остановка: Сакко-и-Ванцетти, 16. Кто, кто в зелёном «теремочке» живёт? — загадка. Узнать — проблема: в округе — ни души, хоть и центр города. Фундамент обваливается, проводка горелая, крыша — решето, полы скрипят, перила ходуном ходят. Не галлюцинация: в почтовых ящиках — реальные платёжки с немалыми суммами за коммуналку.

   

НАТАЛЬЯ ЗОБНИНА, КОРРЕСПОНДЕНТ:
Этому дома — полвека точно. Один подъезд — четыре квартиры. Жильцов никого. Да и в принципе, как можно жить в таких апартаментах?! Потолок рушится, стены сыпятся — лестница, кажется, и вовсе уйдёт из-под ног.

— Смотрю, всё тут у вас обваливается… — Миленькая, всё, всё трясётся. И на улице окошки все лопнули. Внизу что делается! Хуже нас. Я хоть вон — старая дура — белила потолки, у меня только на кухне протекает. А тут всё упало — всё гнилое!!!

Всё гнилое и в коридоре, и на террасе, а на чердаке — стены заваливаются в буквальном смысле. Зимой баба Соня кутается под пятью одеялами. Печное отопление — две больших машины дров на три тысячи рублей. Весной — потоп, со стен тут водопады льются. По дому — на цыпочках ходишь. Резкое движение чревато провалом на первый этаж. И это совсем не преувеличение — суровая реальность.

СОФЬЯ РОМАНОВА, ЖИТЕЛЬНИЦА ДОМА №3 ПО УЛ.СЕМАШКО:
Всё худое, всё худое. А внизу-то! Ещё пуще! Ещё страшнее, чем у меня! Я всё кричу: тихонько хлопайте, тихонько хлопайте. Дом качается!

Чтобы этот дом на Семашко признали аварийным, люди писали во все инстанции четыре года. Прошли два суда — но лучше жить не стали. Подвал завалило камнями, печи на ладан дышат — хоть и после ремонта.

ВЯЧЕСЛАВ МИШИН, ЖИТЕЛЬ ДОМА №3, ПО УЛ. СЕМАШКО:
Мы боимся, что пролетим туда, это точно, потому что там не живут. Мы, можно сказать, живём на первом этаже.

ИРИНА МИШИНА, ЖИТЕЛЬНИЦА ДОМ №3, ПО УЛ. СЕМАШКО:
Всё рушится, вот вы видели — я показала вам. Протечка большая, куда больше? Печки сделали, а они видели в каком состоянии.

Не лучше состояние двухэтажки на Гоголя, 14. Косметический ремонт здесь украшают трещины во всю стену, сырость, плесень, и два туалета на весь дом. Одна радость — газ провели. Правда, поздновато как-то — первый этаж на замке. Здесь ни души.

АЛЕФТИНА АБАТУРИНА, ЖИТЕЛЬНИЦА ДОМА №14, ПО УЛ. ГОГОЛЯ:
У меня в мороз стены даже промерзают, снег в комнате-то! День и ночь газ жгу. У меня газу уходит на 700 рублей! Только газ!

Все эти трущобы — под снос. Жилищный «антиквариат» якобы должны расселить. По крайней мере, об этом жильцы узнали из СМИ. Аварийных домов в областном центре — несколько десятков. К долгожданному переезду готовятся больше сотни таких же страдальцев. Мэрия планирует: все они к 2015-му году новоселье отметят наверняка.

Наталья Зобнина, Пётр Соколов.