Побеждающие дракона

Идет год Дракона по восточному календарю. Любопытно, что на Руси понятия «дракон» прежде вообще не существовало, хотя подобное мифическое существо — частый герой русских сказок и былин. Наши предки называли отечественный аналог дракона змием или змеем, самый известный вариант которого -огнедышащий Змей-Горыныч.

Большой змей
Ученые установили, что вплоть до XIX столетия в России иностранное слово «дракон» («dragon») всегда переводили как «змей». Но если драконы и гигантские змеи водились лишь в преданиях, то в реальной жизни они прочно укоренились в геральдических символах — на гербах. Более века назад геральдисты даже провели специальное исследование о том, чем, собственно, гербовый дракон отличается от такового же змия. Профессор Юрий Арсеньев (один из классиков геральдики), изучив множество изображений, вполне серьезно сделал следующий вывод: у змия лап должно быть четыре, а у дракона -лишь две!

Самый известный геральдический змей-дракон находится на старом гербе Московского царства, ставшего позже символом Москвы. Там эту экзотическую зверюгу поражает копьем святой Георгий Победоносец на культовом белом коне. Есть еще один похожий герб, где воин в доспехах тоже бьет копьем сказочного дракона. Это символ уже не города, а старинного дворянского рода Языковых. Как и почему именно Языковы получили такую семейную эмблему, неизвестно до сих пор. Среди тысяч дворянских фамилий Российской Империи ни одна не имела даже отдаленно похожего герба с воином, поражающим дракона.

Но Языковы примечательны не только для знатоков геральдики. Представители этого рода получили известность в российской истории на самых различных поприщах. А наша Владимирская губерния была для Языковых малой родиной. Здесь находилась их старинная родовая вотчина — село Языково, существующее и сегодня в составе нынешнего Судогодского района.

Потомки Чингиз-хана
Родоначальником Языковых считается татарский князь Енгулей-мурза по прозвищу Язык, который в 1360 году вместе со своим сыном Сунгуром поступил на службу к великому князю владимирскому и московскому Дмитрию Ивановичу, будущему Донскому. По семейному преданию, которое передавалось на протяжении нескольких столетий, Енгулей-мурза являлся прямым потомком грозного Чингиз-хана.

На Руси внуки и правнуки татарского мурзы приняли православие и постепенно ничего восточного ни в их именах, ни в облике не осталось. Самым известным из этого рода стал поэт «золотого века» Николай Языков, но он относился к симбирской ветви своей разветвленной фамилии и к владимирским пределам никакого отношения не имел.

Во Владимирском крае Языковы по большей части занимали различные административные посты. Так, стольник Иван Максимович Языков в 1666-1671 гг. был воеводой города Ярополча, при нем началось строительство каменного Казанского собора в Вязниковской слободе — главного храма Вязников. Позже он стал ближним боярином царя Федора Алексеевича -старшего брата Петра I, а в 1682 году был зверски убит в Москве во время знаменитого стрелецкого бунта.

Действительный статский советник (чин, равный генерал-майору) Евграф Михайлович Языков в 1790-е годы избирался владимирским губернским предводителем дворянства. Один из его сыновей, статский советник Платон Евграфович, в 1820-е годы состоял владимирским вице-губернатором, а другой сын, коллежский советник Иван Евграфович, в начале 1830-х гг. был городничим в Вязниках.

В свой черед сын последнего Василий Иванович Языков уже в середине XIX столетия занимал должность владимирского полицеймейстера — аналог нынешнего начальника облУВД. Одновременно с Евграфом Языковым во Владимирской губернии служил его родственник, отставной офицер Конной гвардии Василий Андреевич Языков, который в чине надворного советника в 1794-1796 гг. был предводителем дворянства Владимирского уезда. Тогда же дворянство Ковровского уезда возглавлял его кузен, тоже отставной гвардеец, Иван Михайлович Языков, чья усадьба находилась в сельце Бараново по соседству с родовым «дворянским гнездом» Танеевых — предков известного композитора Сергея Танеева.

Муромская династия Языковых
Не менее известны представители так называемой муромской ветви Языковых. Из них генерал-майор Петр Григорьевич Языков при Екатерине II возглавлял пограничную стражу России (был командующим погранвойск), а его родной брат коллежский асессор Михаил Григорьевич Языков тогда же служил муромским уездным предводителем дворянства. Сын последнего, подполковник Василий Михайлович Языков, в 1812 году командовал батальоном 2-го пешего казачьего полка Владимирского ополчения Внук и правнук Михаила Григорьевича армейские офицеры Михаил Васильевич и Николай Михайлович Языковы возглавляли дворянство Муромского уезда вплоть до 1875 года являясь одной из первых династий владимирской аристократии.

Героем войны 1812 года стал племянник Михаила Григорьевича Дмитрий Семенович Языков. Юным корнетом он бился в Бородинском сражении был ранен в ногу, а потом вместе со своим полком дошел до Парижа .Позже дослужился до генеральского чина и имел в общей сложности 9 орденов, в том числе св. Георгия и Белого Орла. Его младший брат Александр Семенович Языков офицер кавалергардского полка тоже сражался при Бородино, а потом участвовал в заграничном походе русской армии. Кавалер нескольких боевых орденов, в том числе св. Владимира IV степени и св Анны II степени полковник Александр Языков скончался в 1843 году и был погребен в Муромском Спасском монастыре.

Чиновники и гуляки
Еще одна ветвь Языковых владела имениями как во Владимирском, таки в Судогодском уездах. До 1820 года судогодским уездным предводителем был отставной подпоручик Рыльского мушкетерского полка Степан Никитич Языков. Его младший брат Николай Никитич, командир батальона владимирской милиции 1806-1807 гг., прославился на всю губернию своей выгодной женитьбой, уведя из-под носа у многочисленных соперников богатую невесту, оставшуюся сиротой после смерти родителей и унаследовавшую большое состояние.

Бывший владимирский губернатор князь Иван Долгоруков так писал об этом в своих мемуарах: «Богатая сиротка Болдырева, ускользнув у многих женихов, из которых, по правде сказать, не было ни одного степенного, выдавалась, наконец, по коммерческим расчетам старой своей тетки и попечительницы за прыткого и молодого детину господина Языкова, не служащего нигде и охотника до лошадей и карт, который дал преогромный свадебный пир, но потом редко подчивал гостей в своем доме».

Языковы оставались в числе владимирских чиновников вплоть до революционных потрясений 1917 года. К примеру, земский начальник Владимирской губернии Петр Валерианович Языков, внучатый племянник судогодского предводителя Степана Языкова, в 1915 году был награжден орденом св. Станислава III степени за отличие при проведении мобилизации после начала первой мировой войны!

До сих пор не создано полной родословной Языковых, а их потомки по большей части сгинули в годы гражданской войны, а частью оказались в эмиграции. Тем не менее, история этого рода с драконом в фамильном гербе неразрывно связана с прошлым Владимирского края.

Николай ФРОЛОВ