Наука поможет «новой индустриализации» России

О развитии наукоемких и инновационных производств как одном из основных путей оздоровления российской экономики сейчас говорят на самых «верхах». Как этот процесс идет во Владимирской области? Об этом накануне Дня науки «Призыву» рассказал зав. отделом научно-технической политики областного комитета по промышленной политике и науке Геннадий Гладкий.

— Сейчас много говорят о нанотехнологиях. Они отождествляют собой научно-технический прогресс. Так что, нано пришли на наши предприятия?

— Действительно, у нас есть ряд проектов, которые так или иначе связаны с реализацией нанотехнологий. Например, во Владимире в ближайшем будущем откроется предприятие по производству многослойных и однослойных подложек для монтажа светодиодов и электронных устройств. Собственно предприятие, учредителями которого выступили израильская компания «Майкрокомпонент Лимитед» и Роснано, уже в прошлом году начало работать на базе владимирского объединения «Точмаш». Сейчас идет процесс расширения и модернизации действующего производства.

— Если рассматривать научно-технический потенциал нашего региона, есть ли у нас кадры, способные заниматься наукоемкими производствами? Известно, что многие специалисты разъехались в поисках более выгодных условий работы.

— Да, мы располагаем такими кадрами. Но если люди уезжают, значит, их что-то здесь не устраивает. Зачастую наши работодатели не могут предложить достойную зарплату. Что касается нового предприятия, на нем будут работать специалисты из числа ранее занятых на «Точмаше». Два человека, я знаю, уже прошли обучение и стажировку на действующем предприятии в Израиле. Теперь они смогут обучить новым технологиям всех остальных, кто будет принят на работу.

— Открытие каких еще производств следует ожидать в этом году?

— На базе электромеханического завода в Бавленах Кольчугинского района будет запущена первая очередь производства высокопористых ячеистых наноматериалов для каталитических газовых водогрейных котлов. Проще говоря, это специальные детали внутри котлов, за счет которых и происходит процесс горения. Сейчас идет отработка технологии, и мы ожидаем, что в 2012 году предприятие начнет действовать.

В Судогде работает предприятие «ВладПолиТекс». Сейчас там организуется новое производство наномодифицированного пэд-волокна и материалов из него. Основное сырье — отслужившие свое пластиковые бутылки: их измельчают в мелкую крошку, размягчают при высокой температуре в однородную массу, а затем из нее делают волокно, которое идет на изготовление ковролина, наполнителей для подушек, утеплителей и т.п. Сейчас в России открывается все больше таких производств. Однако наше волокно отличается в лучшую сторону: на предприятии научились внутрь него включать наночастицы, препятствующие горению, — это хорошая основа для производства утеплительных матов для промышленного и жилого строительства. Своего рода это аналог стекловаты, однако стекловата со временем теряет свои свойства, а этот материал — нет, к тому же он обладает антисептическими свойствами — ни грибок, ни плесень на нем не приживаются, он долговечен и экологически чист.

— Выходит, из мусора, собранного на свалке, получается очень востребованная продукция?

— Совершенно верно. Более того, само волокно делается из бутылки, а отходы — пробки и этикетки — вроде бы не нужны, но на предприятии и им нашли оригинальное применение. Там намерены открыть линию по производству тротуарной плитки из песчано-полимерной смеси. Пробки и этикетки будут измельчать, смешивать, плавить под высокой температурой, заливать в формы — и получится плитка. Причем ей, в отличие от цементной, не страшны ни морозы, ни жара, ни резкие перепады температуры. Это выгоднее, да и полезнее с точки зрения экологии, чем вывозить отходы на свалку.

— Если отойти от нанотехнологий, куда еще заглянул научно-технический прогресс?

— Ну, скажем, в поселок Вольгинский Петушинского района, где выпускаются медпрепараты. В частности, на предприятии «Славянская аптека» в нынешнем году откроется новое производство стерильных жидких лекарственных средств по технологии запаянной ампулы. На современной линии производится флакон из специального полимера, в него заливают лекарство и запаивают крышку. Очень сложный процесс, ручного труда там практически нет, все автоматизировано.

— Можно ли говорить о том, что наши предприятия в будущем смогут выпускать лекарства, конкурентные своим импортным аналогам?

— Безусловно. Тому уже есть примеры. В том же Вольгинском фармацевтическая компания «Лекко», работающая совместно с научной фирмой «Генериум», начала производить лекарственное средство, жизненно необходимое людям с заболеваниями крови. Раньше его приходилось закупать за границей. Только в прошлом году на эти цели было потрачено более 4 млрд рублей из федерального бюджета, поскольку лекарственное обеспечение такого рода больных идет за государственный счет. Продукция «Лекко» и «Генериум» при тех же свойствах — в 3 раза дешевле. Экономия для страны огромная. Сегодня все фармацевтические предприятия создаются, чтобы выпускать импортозамещающую продукцию.

— Существует ли подобное импортозамещение в других сферах?

— Чтобы это происходило, надо выпускать продукцию не хуже по своим потребительским свойствам зарубежной, при этом по цене она должна быть дешевле. Например, во Владимире на территории бывшего кирпичного завода строится предприятие, которое будет выпускать пеностекло. Этот материал не хуже, а по многим параметрам даже лучше, чем импортный.Пеностекло может применяться для защиты технических устройств, которые используются при высоких температурах. Например, на электростанциях. Сейчас трубы, по которым подается пар высокой температуры, защищают базальтовым волокном, но оно свои защитные свойства сохраняет до 3 лет, а новый материал служит до полувека.

— Как у нас происходит взаимодействие промышленных производств и научных учреждений?

— Это взаимодействие должно быть экономически взаимовыгодным. Подобная практика имеется. В том же Вольгинском. Производство лекарственных средств — бизнес довольно рентабельный, и там не только создается производство, но и построен свой частный НИИ, который уже начинает работать. Для чего это нужно? Все задействованные в инновационном промышленном бизнесе понимают, что без собственных перспективных разработок сейчас не обойтись, иначе ты всегда будешь отставать от конкурентов. Сами по себе разработки — это затратная часть. Но если созданы условия и привлечены кадры, тогда это становится выгодно. В Вольгинском даже построен жилой массив для работников института. Собственники поняли: чтобы удержать нужных специалистов, нужно обеспечить их, кроме достойной зарплаты, жильем.

Есть институт защиты животных — ящурный институт, на основе своих разработок выпускающий ветеринарные препараты. Это позволяет ему развиваться, строить дополнительные корпуса, лаборатории. Хороший пример — госуниверситет. Он не является производителем продукции, но, помимо учебного процесса, участвует в научных разработках, в частности для владимирского предприятия «Технофильтр», выпускающего фильтры, успешно применяемые в пищевой промышленности и космической технике. В том же ряду — ВНИИПТИЭМ, разрабатывающий новые машины.

— Могут ли владимирские научные учреждения предложить приходящим предприятиям свои разработки, или тем приходится подключать НИИ на уровне федерации?

— Конечно, область в этом смысле не самодостаточна. Некоторые производства настолько сложны, что даже одного завода недостаточно — в этом случае предприятия кооперируются с несколькими институтами из разных регионов. Лишь своими силами многие вещи сделать невозможно, это показывает и мировой опыт.

— Раньше на крупных предприятиях велись собственные научные разработки, при каждом заводе была своя центральная лаборатория. А сейчас?

— Сегодня каждый серьезный производитель думает о том, что ему нужно свое внутреннее структурное подразделение, которое будет заниматься перспективными разработками.

Примером тому могут служить Муромский радиозавод, Муромский завод радиоизмерительных приборов. На владимирском «Магнетоне», где выпускают постоянные магниты, используемые, в том числе, и в космической промышленности, есть даже свой зам по науке. У нас работают до 25 крупных и средних учреждений, основной вид деятельности которых — наука, а если считать и малые научные учреждения, их число перевалит за сотню. Ежегодный объем научно-технических работ исчисляется миллиардами рублей. За 2010 год всеми научными учреждениями области выполнен объем работ почти на 5,4 млрд рублей. Это серьезная цифра.

И в канун Дня науки я бы хотел пожелать профессионалам в этой сфере успеха, новых разработок и творческих побед. Мы хотим жить в передовой стране, а без науки «новая индустриализация» в России невозможна. Именно эффективное партнерство науки и производства способно оздоровить нашу экономику и, в конечном итоге, улучшить качество жизни людей. Поэтому — творческих вам удач, здоровья и благополучия!

Ирина Дубиневич