Шок и ужас инфекционного отделения на Токарева

Всего 200 метров от Белого дома – а такое безобразие. Александра Гусыгина признаётся, когда их с малышкой Ариной положили в инфекционное отделение на Токарева, 1 – первый день была в шоке, второй – проревела, а потом только и думала, как бы скорее выписаться. В голове не укладывалось – как в таких условиях можно лечить детей. Например, вот так выглядит матрас. А это – вовсе не решето, а простыня. Александра зафиксировала на фотоаппарат каждый угол палаты. Здесь и плесень на стенах, и заклеенные скотчем щели оконных рам.

   

АЛЕКСАНДРА БУСЫГИНА, МАМА АРИНЫ:
Мне говорили — а вы думаете, нам приятно работать в таком свинарнике — это я цитирую. Или такие фразы — там со стены задней идёт грибок. Его три года назад чистили — но он всё равно наступает.

Врач прибегает всего на пару минут. Плюс, из лекарств ребёнку с кишечной инфекцией только и дали – пачку «Смекты» и шприц в первый день. Всё остальное — за свой счёт и своими силами.

АЛЕКСАНДРА БУСЫГИНА, МАМА АРИНЫ:
Нам не делалось никаких процедур — я всё делала самостоятельно. Своему ребёнку — поила, давала лекарство.

В состоянии шока и бабушка. Это она приносила Саше с Ариной бельё, еду и лекарства. Плюс – выкидывала мусор – потому что в больнице этого никто не делал.

МАРИНА СИБГАТУЛИНА, ЖИТЕЛЬНИЦА Г. ВЛАДИМИРА:
Уборки, как таковой, вы представляете, в больнице — нету. Нету.

Ещё перед заселением в больницу пациентов предупредили – производить уборку, иначе говоря, дезинфекцию – придётся самостоятельно. Причём, по правилам от 71 года – инструкция тех лет висит в каждой палате. Значит, так выглядят освоенные на здравоохранение миллиарды – задались вопросом женщины и пошли писать письма — в департамент здравоохранения, приёмную премьера и президента. Там обещали дать ответ в ближайшие 30 дней.

Валентина Ивакина, Олег Егоров.