Нашли виноватую…

На одном из судебных заседаний, проходивших в конце прошлого года в Меленковском районном суде, один из погорельцев в сердцах произнес: «У нас, как всегда, судят невиновного, награждают — непричастного!» Для всех жителей Даниловского сельского поселения стало настоящим шоком, когда главе этого муниципального образования Любови Михайловне Никулиной было предъявлено обвинение по статье 293 Уголовного кодекса РФ «Халатность».

Эта история — отголосок жаркого лета 2010 года. Тогда в Меленковском районе сгорели три деревни. А потом следствие посчитало, что именно глава сельского поселения виновата в том, что люди остались без жилья — деревни-то находятся на ее территории. Да вот только ни один из потерпевших (а на судебные заседания пригласили более 70 человек) в случившемся Любовь Михайловну не укорил. Более того, многие назвали эту маленькую хрупкую женщину спасительницей, ведь во время пожаров она без сна и отдыха в течение многих дней наравне со всеми пыталась бороться со стихией. Некоторые свидетели, будучи не в силах противостоять такой с точки зрения их человеческих ценностей несправедливости, просто плакали.

— Таких вещей нельзя допускать, — уверена сама Никулина. — Меня судят, и мне стыдно. По жизни я всегда позицию занимала — быть лицом к людям, и вдруг меня в такую грязь окунули, из которой я никак выбраться не могу. Получается, опорочили не только меня, но и всех жителей, которые мне помогали и отстаивали деревни от огня.

Наша спасительница

— Это был настоящий страшный суд, — в который раз переживает события 26 июля 2010 года жительница пострадавшей деревни Каменка Пелагея Павловна Тюрина, чей дом полыхнул первым. — Несколько дней мы слушали приближающийся гул огня, а в пять вечера 26-го он пришел в деревню. На крышу моего дома попала горящая головешка, и он вспыхнул, как свечка. Огонь шел лавиной, против которой ничего нельзя было сделать. И Любовь Михайловна в эти жуткие часы первой пришла людям на помощь, ей бы в ноги кланяться, а ее по судам таскают!

— Деревня была закольцована огнем, мы чудом спаслись из этого пекла, — вспоминает другая жительница Каменки Галина Николаевна Шатаева. — Огонь пришел из леса, света белого не было видно. Страшно было всем. Мы были брошены на произвол судьбы, никого из властей, кроме Никулиной, не было рядом.

— Любовь Михайловна — единственный человек, за которым поднялись все люди во время беды, — убеждена жительница поселка Иватино Людмила Ивановна Витушкина. — Она у нас 26 лет работает, она — наша. Именно благодаря ее действиям мы все так дружно сплотились. Лес перед этим горел не один день, так почему же все руководители и в районе, и в области, как специально, ждали, когда он выгорит? Деревни-то в лесу стояли. Когда дома сгорели — тогда и пожар затушили. А Любовь Михайловна сама вытаскивала людей из домов, у нее даже обувь обгорела на ногах. Мы с такой несправедливостью сталкиваемся впервые, ни один из жителей не согласен со следствием.

Интересно, что в августе того жаркого лета главе Даниловского сельского поселения была вручена благодарность за подписью главы региона «за высокий профессионализм, смелость и решительные действия, мужество и самоотверженность, проявленные при тушении и локализации лесных пожаров в летний период 2010 года на территории Владимирской области». Эту грамоту селяне не считают пустой формальностью и готовы подписаться под каждым словом. Когда погорельцам вручали ключи от новых домов, выстроенных на государственные средства в поселке Иватино, люди вставали и обращались со словами благодарности именно к Любови Михайловне, называя ее спасительницей. И она искренне радовалась за каждого. Сейчас в поддержку Никулиной к следствию приобщены письма с более чем двумя тысячами подписей селян.

Против законов физики

Даниловское сельское поселение — территория в плане лесных пожаров очень проблемная. Здесь повсюду торфяные болота и леса, во время аномальной жары лета 2010 года превратившиеся в прекрасную «пищу» для огня. Выматывающую битву со стихией люди вели несколько месяцев. Обычно летом, когда возникает угроза лесных пожаров, все местные жители выходят на так называемое окарауливание, чтобы в случае возникновения угрозы задушить возгорание в зародыше, не дать лесному пожару приобрести большие масштабы, при которых потушить его будет очень сложно.

В один из жарких июльских дней загорелся торф в Валковском болоте, но все быстро потушили. А поскольку большое количество гектаров леса здесь арендует частный собственник, и пожар случился на территории, за которую он несет ответственность, окарауливать пожар остались несколько человек из данного предприятия. Никто не знает, почему через некоторое время дежурство было снято, но именно в этот опасный период огонь вышел из очага возгорания и ушел дальше в болота. А вскоре стал неуправляем. По показаниям свидетелей в суде, огонь шел настолько стремительно, что люди не успевали его обгонять на машинах.

Павел Дмитриевич Логунов, местный предприниматель, работающий в лесу более 25 лет, вспоминает, что опытные лесоводы характеризуют верховой лесной пожар как живое существо. Он идет вперед против законов физики, и ему нужны две составляющие — материал, который горит, и кислород, необходимый для процесса горения. Когда на одном участке выгорает весь кислород, огонь идет дальше — за кислородом, даже против ветра. Он становится непредсказуемым, и люди, неподготовленные к стихии, могут погибнуть. Пожар вышел из-под контроля, и на его пути встала деревня Каменка.

— Вблизи огня образуется сумасшедшая температура и огромная тяга, огонь начинает втягивать в себя все подряд, — говорит Павел Дмитриевич. — Потом из эпицентра начинают вылетать угли, головешки, сгустки огня с огромной скоростью и на огромные расстояния — бывает, свыше километра. Здесь не помогут никакие опахивания и скашивание травы. Любовь Михайловну как раз в этом обвиняют — что не опахала, не скосила. Но ведь сначала загорелся даже не первый дом, а третий: верховой пожар перекинулся на него и он сгорел мгновенно. Только господь бог может помочь здесь. С верховым пожаром даже Шойгу не справился — в Нижегородской области дотла сгорела деревня Верхняя Верея, и эмчеэсники ничего не смогли сделать со своей техникой. Что же мог сделать глава сельского поселения без какой-либо техники? Ей нужно сказать спасибо, что она грамотно организовала наши действия, и никто из людей не пострадал.

Через день горел поселок Южный. Туда уже пригнали машины — задействовали технику и людей из других районов области, приехали даже курсанты из ивановского пожарного училища. Но со стихией уже было не справиться. По словам местных жителей, поселок так и сгорел практически на глазах у представителей МЧС.

— Когда верховой пожар начался, не осталось никаких иллюзий по поводу того, чтобы его
остановить или как-то локализовать, — уверен местный предприниматель Юрий Васильевич Добрынин, который на своей машине вывозил селян из оцепления огня. — Местными силами в Каменке ничего сделать было нельзя. Тут бы району пособить, да не срослось. Потом технику на пожары пригнали со всей России, но деревни уже сгорели. Теперь нашли крайнего.

А была ли трава?

Следствие при обвинении ссылается на предписание Госпожнадзора 2008 года. Техрегламент требует от местной власти предпринять ряд противопожарных мер: скосить траву, устроить пирсы, расчистить дороги и подъезды к водоемам…

— Мне задавали на следствии вопрос: почему трава не скошена, почему пирсов не было?
— недоумевает Любовь Михайловна. — Пирсы построить не вопрос, если деньги есть. А если их в бюджете «три копейки»? Да, предупреждение пожаров и ликвидация последствий у нас в уставе заложены, но это ведь не муниципальные полномочия, а государственные. И передавать их нам должны были с финансированием. Все меры противопожарной безопасности я знаю, и знаю, за что отвечаю. Однако возьмите поля в черте населенного пункта — большинство из них выкуплены частниками и зарастают бурьяном. Мы то и дело останавливали огонь — и за кладбищем, и у брошенных домов, в 2009 году у нас было около 50 возгораний. У нас в районе пожарная служба одна, и заключить с ней договор у нас нет средств. Так что, если случается пожар, я надеваю рюкзак, прошу людей, и мы сами все тушим. Я благодарна всем людям, которые всегда были рядом со мной и не отказывали в помощи.

— Мы даже не тушили, просто вывозили людей, — говорит Юрий Добрынин. — Мы не смогли бы ничего сделать, хотя каждый дом был опахан, и трава скошена у домов, и бочки с водой стояли. Я сам видел, как вылетел огненный шар и упал метров через 150, на моих глазах магазин сгорел за три минуты.

На территории Любови Михайловны спаслись все. А в нижегородской Верее, только по официальным данным, погибли 34 человека. И за это никто не ответил.

Никулина по пожарам моталась на велосипеде — машина сломалась. Каково это — объехать 19 населенных пунктов в самой большой территории района, чтобы поднять людей! И когда премьер Путин прилетал на вертолете с дозором в эти края, она на встречу с ним тоже ехала на велосипеде. Какая уж тут техника для пожаротушения!

Если район такой пожароопасный, почему же раньше не было таких бедствий, и кто может быть виноват в сложившейся ситуации? У тех, кто работает в лесу, на этот счет свое мнение.

— Раньше, до принятия нового Лесного кодекса РФ, в Меленковскомрайоне было шесть лесничеств, — объясняет Павел Логунов. — В каждом из них были средства пожаротушения, машины и специально обученные люди. Они знали, как бороться с лесными пожарами, в том числе с верховыми, дежурства осуществлялись круглый год.

Кроме того, в каждом лесничестве была организована пожарная дружина примерно из ста человек. Если где-то случалось возгорание, всех людей сразу мобилизовали.

— Наши сотрудники МЧС, когда прибыли на пожар, все сделали грамотно, но с точки зрения пожаротушения в домах, — уверен Логунов. — А лесной пожар, тем более верховой, — совсем другая стихия. Его должны тушить лесники. А арендаторы — если они сами не умеют — должны нанять специальную организацию для тушения пожара.

Сейчас идет реорганизация лесной отрасли, большая часть меленковских лесов — в аренде. Среди арендаторов довольно влиятельные люди. Местные жители уверены, что территория, откуда пошло возгорание, докатившееся в конце концов до Каменки, — за предприятием, принадлежащим известному российскому певцу.

— Арендатор должен отвечать за защиту леса, в котором работают его лесопилки, — поддерживает коллегу Юрий Добрынин. — А у нас он порой совершенно не вкладывает средства в противопожарные мероприятия. Лишь после пожаров начали приобретать технику для пожаротушения.

Судят народ

«Судебный процесс проходит тяжело, в первую очередь — морально, — говорит адвокат обвиняемой Геннадий Викторович Графов. -Люди не могут понять, за что судят человека». В декабре уголовное дело в отношении Любови Никулиной отправили в прокуратуру «для пересоставления и перепредъявления постановления о привлечении ее в качестве обвиняемой»: вместо «халатности» хотят, чтобы Любовь Михайловна расписалась в своей «небрежности». Поскольку эти понятия разные, суд не может сам это исправить. Кроме того, суд указал в своем определении, что должны быть представлены доказательства, что в результате небрежности Никулиной сгорели деревни.

Сейчас остается лишь ждать. По закону, если в областном суде отменят данное определение, уголовное дело будет рассматриваться дальше. Если не отменят, нужно будет ехать в Генпрокуратуру, поскольку срок следствия по данному уголовному делу (один год) уже истек. Если Генпрокуратура не продлит срок следствия, уголовное дело будет закрыто. Причем быстрее даже получится, если отменят постановление меленковского судьи и направят дело на рассмотрение дальше, уверен защитник.

— Я не думаю, что при таких доказательствах, которые мы получили в судебном заседании и которые нам представили органы предварительного следствия, будет вынесен обвинительный приговор, — уверен Графов. — Для Любови Михайловны самое важное сейчас — сохранить свое доброе имя. Ведь она всю свою жизнь посвятила людям, и это для нее превыше всего.

ЛИЧНОЕ МНЕНИЕ

Геннадий Графов, адвокат: «Мое личное мнение как профессионала: в отношении Никулиной возбудили уголовное дело, чтобы вывести из-под удара тех, кто действительно допустил возникновение пожара. Кстати, первоначально, летом 2010 года, было возбуждено два уголовных дела: по статье 168 («Уничтожение или повреждение чужого имущества по неосторожности») и статье 261 («Уничтожение или повреждение лесных насаждений»). По Никулиной никакого уголовного дела не было. Эти два дела рассмотрели, всех опросили, признали потерпевшими по этим статьям. А дальше материалы — протоколы опроса свидетелей и потерпевших — выделили, и по ним в апреле 2011 года возбудили дело в отношении Любови Михайловны. Когда все это на суде вскрылось, люди пришли в недоумение: мы ведь противНикулиной не свидетельствовали! Виновной ее не считаем! Но в итоге она крайняя».

Алексей Конышев, вице-губернатор: «Во многом благодаря грамотным действиям бывшего главы Даниловского сельского поселения, в территории, объятой лесными пожарами летом 2010 года, удалось избежать гораздо худших последствий. Любовь Михайловна смогла организовать население на тушение пожаров и сама приложила все силы к тому, чтобы вывезти людей из горящих населенных пунктов, располагая весьма ограниченными средствами. Однако противостоять стихии глава поселковой администрации не смогла бы, даже если бы выполнила все нормы, предусмотренные официальными документами по профилактике лесных пожаров, — это выше человеческих сил и возможностей».

Ирина Дубиневич