Никола в Заречье

К числу примечательных уголков Владимирского края, без сомнения относится Кинешемский погост в Вязниковском районе — место красивое, труднодоступное и романтическое.

Труднодоступный пригород
Кинешемский погост, если мерить по прямой, находится всего километрах в шести к северо-западу от окраины Вязников, причем формально даже входит в состав муниципального образования город Вязники. Но попасть туда непросто. Для этого требуется переправиться через Клязьму по наплавному мосту, потом проехать еще с десяток километров по дороге в сторону деревни Козлово, а затем повернуть налево и несколько верст пробираться между озерами-старицами и берегом Клязьмы по вконец разбитым колеям. В распутицу там вообще можно завязнуть даже на внедорожнике, во всяком случае, «не зная броду». К тому же для местных жителей сегодня по большей части Кинешемский погост это просто «Никола» — с незапамятных времен тамошний храм был посвящен в честь святого Николая Чудотворца, поэтому дорогу до Кинешемского погоста спрашивать почти бесполезно. Про Николу же — другое дело!

Историческая традиция связывает возникновение погоста со старшим современником Сергия Радонежского Михаилом Верижником — монахом-подвижником второй половины XIII — первой трети XIV столетия, который жил в лесах на левом берегу Клязьмы и прославился тем, что для смирения духа и плоти добровольно носил тяжелые цепи-вериги. Есть версия, что старец Михаил основал монастырь на месте Кинешемского погоста, тем более что соседнее озеро до сих пор носит название Монастырского.

Правда, часть исследователей считают, что инок Михаил подвизался в пределах нынешнего Ковровского района, где и теперь находится населенный пункт в названием Пустынка, названный так по прежде находившемуся там другому монастырю — Михайловой пустыни. Однако не исключено, что Михаил Верижник, скончавшийся в 1333 году, имел отношение и к Пустынке, и к обители на месте Кинешемского погоста, подобно тому, как, скажем, тот же Сергий Радонежский основал сразу несколько монастырей.

Несчастливый брак
Впервые в документах Никольский храм в Кинешемском погосте упоминается в конце 1620-х гг., когда тамошние земли являлись владением вдовы боярина князя Федора Ивановича Мстиславского княгини Ирины Михайловны, урожденной княжны Темкиной-Ростовской. Князь Мстиславский, прямой потомок великого литовского князя Гедимина, считался одним из самых знатных людей Московского государства. Два раза — в 1606 и 1611 гг. ему даже предлагали занять российский престол. Однако царем всея Руси Федором III князь Мстиславский стать не пожелал, и оказался одним из инициаторов возведения на трон Михаила Федоровича Романова.

Федору и Ирине Мстиславским принадлежал город Ярополч-Залесский — предтеча нынешних Вязников со всеми окрестностями. Однако огромное богатство и влияние не сделали их брак счастливым. Сын и дочь княжеской четы умерли в младенчестве, и род Мстиславских пресекся. Овдовев, княгиня Ирина щедро жертвовала на монастыри, на ее средства возвели несколько храмов. Скорее всего, именно она построила и деревянную Никольскую церковь, обозначенную в окладных книгах Патриаршего приказа 1629 года как «церковь великого Чудотворца Николы Кинешемского в вотчине боярина князя Федора Ивановича Мстиславского княгини Ирины в Ярополческой волости за рекою за Клязьмою на луговой стороне на погосте».

По преданию церковь возвели на том месте, где крестьяне из окрестных деревень на дереве обрели икону святого Николая Можайского.

Тайны погоста
В старину существовало предание о том, что в Смутное время начала XVII столетия в Кинешемском погосте в одном из подземных тайников князья Мстиславские спрятали часть своих несметных сокровищ. Будто бы в середине позапрошлого века местные крестьяне даже находили часть этого клада, в том числе старинные доспехи и оружие, украшенные золотой насечкой. Легенда это или быль, сказать трудно. Во всяком случае, несомненно, что берега Клязьмы до сих пор скрывают множество еще не раскрытых тайн.

Первый по времени каменный храм в то же именование в Кинешемском погосте строили почти полтора десятка лет — с 1807 по 1821 годы. Сначала соорудили трапезу, потом — основное церковное здание. Одним из инициаторов строительства стал священник Кинешемского погоста Семен Иванович Силецкий (или Селецкий), поступивший туда еще в канун Отечественной войны 1812 года и прослуживший там более 35 лет.

При нем построили не только Никольский храм, но и трехъярусную каменную колокольню — звонницу сооружали еще 4 года — с 1847 по 1851-й по благословению архиепископа Владимирского и Суздальского Парфения (Черткова). Эти храм и колокольня сохранились вплоть до наших дней. Очевидно, вместе с колокольней была построена также уцелевшая до нынешних времен кирпичная ограда со святыми воротами.

Из настоятелей погоста дольше всех там священствовал Стефан Александрович Лавров — с 1836 по 1881 гг. Он скончался в 1893 году и был погребен при Никольской церкви. Его преемником стал сын Иван Стефанович Лавров, учившийся во Владимирской семинарии и Московском университете. Одним из последних священников в Кинешемском погосте был Иоанн Виноградов, в 1902 году награжденный за пастырские заслуги золотым наперсным крестом от Священного Синода.
Никольская церковь была закрыта в 1930-е годы, и с тех пор погост начал хиреть. Первоначально дорогу туда поддерживали для того, чтобы возить усопших на кладбище при «Николе», но с каждым годом деревеньки за Клязьмой все более скудели людьми, и все большее число могил становились заброшенными.

Пять лет назад настоятель соседней Серапионовой пустыни иеромонах Антоний (Додунов) вместе с послушниками убрал накопившийся за десятилетия мусор из Никольской церкви, очистил крышу разоренного храма от поросли, и впервые после 70-летнего запустения даже служил там в праздник Святой Живоначальной Троицы в 2006 году. До сих пор существует надежда возрождения старого погоста в виде подворья одного из монастырей, как, скажем, это случилось с Акиншиным близ Мстеры или Медушским погостом в Ковровском районе. Но пока Николо-Кинешемский погост по-прежнему остается уединенным и даже мрачноватым местом, о котором знает в целом не слишком много людей.
Лишь рыбаки постоянно посещают берега озера Никола, которое так названо по соседству с храмом погоста, и соседнего озера Монастырского, да немногие туристы добираются до одинокой заброшенной церкви, которую видно даже с противоположного берега Клязьмы за добрый десяток километров.

Николай Фролов