Командир семи кораблей

Не так давно военные моряки России отметили новый праздник — День командира корабля. Эту дату согласно указу главкома ВМФ начали отмечать с 2007-го, приурочив ее к годовщине подвига в Наваринском сражении линейного корабля «Азов» под командой уроженца Владимира капитана 1-го ранга (будущего адмирала) Михаила Петровича Лазарева.

За выдающийся героизм, проявленный в бою против турецкого флота в Наваринской бухте 8 октября 1827 года, «Азов» впервые в отечественной истории получил Георгиевский (гвардейский) флаг и вымпел. Примечательно, что именно наш сугубо сухопутный Владимирский край дал российскому военному флоту немало отважных капитанов, причем некоторые из них вплоть до последнего времени оставались незаслуженно забыты. Среди таковых и суздальский уроженец капитан-командор Алексей Иванович Секерин, начавший службу еще при Петре Великом и отдавший морю и кораблям почти полвека.

Петровский гардемарин
Алексей Секерин принадлежал к старинному суздальскому дворянскому роду, которому имения в Суздальском уезде, в том числе большое село Першино, пожаловал в 1594 году еще царь Федор Иванович — младший сын Ивана Грозного. Потомственно Секерины поступали на военную службу. Предки будущего моряка участвовали в освобождении Москвы от поляков под командой князя Дмитрия Михайловича Пожарского. Юность будущего капитан-командора пришлась на бурное правление Петра I. Царь-плотник впервые создал русский военный флот и стремился сделать из дворянских недорослей морских офицеров. В основанную Петром Морскую академию в Петербурге в 1715 году и был зачислен дворянский сын Алексей Секерин. В 1721-м, в год победоносного окончания Северной войны со Швецией, он был произведен в гардемарины и направлен для практического освоения морской службы на корабли молодого Балтийского флота.

При царе Петре чины давались скупо. Лишь в 1727 году, уже при внуке великого государя императоре Петре II, гардемарин Секерин получил первый офицерский чин мичмана. В течение последующих четырех лет он продолжал служить на Балтике, а в 1731-м был переведен в Астрахань на корабли Каспийской военной флотилии. Эта командировка тоже продолжалась долгих четыре года. Только в 1735-м мичмана Секерина вернули в Кронштадт, а спустя еще четыре года он получил под команду свой первый корабль -бывший шведский 12-пушечный малый фрегат «Лансдоу», в русском флоте именовавшийся не фрегатом, а гукором. Так после 24-летней службы по морскому ведомству Секерин стал капитаном. В 1741 году ему присвоили чин лейтенанта. Тогда на флоте лейтенант был большим начальником и мог претендовать на командование кораблями крейсерского класса.

Капитан линкоров Балтийского флота
Вскоре лейтенант Секерин стал командиром старого линейного корабля «Святой Андрей», выполнявшего преимущественно сторожевую службу. На нем совершил несколько походов в Балтийском море. В 1746 году получил под команду 12-орудийный фрегат «Святой Яков», на котором фактически нес пограничную службу, охраняя западные рубежи России, базируясь в Ревеле (нынешнем Таллинне).

В 1751-м командир «Святого Якова» получил чин капитан-лейтенанта. Вскоре дочь Петра Великого императрица Елизавета Петровна назначила Секерина командиром нового 66-пушечного линейного корабля «Москва». Однако на нем Алексей Иванович прослужил недолго. Вскоре его перевели на однотипный линейный корабль «Шлиссельбург», который требовалось «подтянуть» до должного уровня. Этот перевод спас капитану жизнь, так как вскоре «Москва» в жестокий шторм потерпела крушение у литовского побережья и погибла с большей частью экипажа.

В 1756 году Секерин был произведен в капитаны 3-го ранга и назначен командиром нового 54-пушечного линейного корабля «Варахаил» (названного в честь одного из архангелов, такое имя носил корабль, ранее отличившийся во время войны со Швецией). На «Варахаиле» он принял участие в войне с Пруссией, совершив в 1757-1758 гг. несколько боевых походов к прусским берегам. За отличие при выполнении боевых задач опытный моряк в том же 1758-м получил чин капитана 2-го ранга.

Поднять с глубин
Судьба вновь хранила капитана Секерина. Императрица назначила его командиром нового 66-пушечного линкора «Ревель». А «Варахаил», которым Секерин столь успешно командовал в течение почти трех лет, при преемнике Алексея Ивановича капитане Мартыне Шпанберге (участнике знаменитой экспедиции Витуса Беринга) потерпел катастрофу на Белом море, выскочив на мель и затонув. Часть команды погибла. Шпанберга отдали под суд. Это был уже второй случай гибели бывшего корабля Секерина, который тот по стечению обстоятельств покидал незадолго перед трагедией.

Кстати, сегодня в Архангельске, неподалеку от которого погиб «Варахаил», намерены поднять старый линкор и сделать его символом этого портового города. В течение нескольких лет работы по поиску корабля ведутся под руководством неутомимого исследователя кандидата физико-математических наук Анатолия Каранина, который ранее обнаружил считавшуюся утерянной могилу императора Иоанна VI в Шлиссельбурге.

В 2010 году при помощи современных приборов на одной из отмелей удалось обнаружить мощную магнитную аномалию, предположительно вызванную магнитным полем пушек линкора «Варахаил» (корабль был вооружен 54 чугунными пушками весом от 1,5 до 3 тонн каждая). Существует проект подъема «Варахаила» и превращения его в музей наподобие поднятого со дня моря шведского парусника «Ваза», который сейчас является самым посещаемым туристическим объектом Стокгольма. Так, вполне возможно, бывший корабль Алексея Секерина еще получит вторую жизнь.

Герой штурма Кольберга
А тогда в разгар продолжавшейся войны с пруссаками наш земляк продолжал службу на борту «Ревеля», с которым участвовал в блокаде крепостей Свенезунд и Данциг. В 1759 году Секерин лично возглавил десант из 700 моряков, усиленный семью орудиями, высадившийся для штурма прусской крепости Кольберг. Тогда твердыни Кольберга устояли. Однако позже, когда Секерин возвратился на борт «Ревеля» и сформировал новый десантный отряд, крепость пала, не выдержав очередного натиска русских. За новые подвиги Алексей Иванович был произведен в капитаны 1-го ранга. Последние боевые походы во время войны он совершил под командой контрадмирала Григория Спиридова — дворянина Владимирской губернии и будущего знаменитого флотоводца.

В 1764 году императрица Екатерина II пожаловала заслуженного моряка капитана Секерина в капитан-командоры. Однако возраст (Алексею Ивановичу уже было под 70) брал свое. Последним местом службы капитан-командора Секерина, который за свою флотскую карьеру командовал семью боевыми кораблями, в том числе пятью линкорами, стало Санкт-Петербургское адмиралтейство. Оттуда он вскоре вышел в отставку. Остаток дней Секерин провел в своих суздальских имениях. Точная дата его кончины до сих пор неизвестна. Вероятным местом погребения капитан-командора считается погост при Спасо-Преображенском храме села Першино.

Состояние и архивы Алексея Ивановича Секерина, который не был женат, унаследовал его внучатый племянник подполковник Иван Андреевич Секерин, а потом сын последнего штабс-ротмистр Флегонт Иванович Секерин — офицер Владимирского ополчения Крымской войны. Благодаря ему и сохранились архивные материалы, позволившие восстановить семейную хронику капитана Секерина и узнать подробности его почти 50-летней службы в военном флоте. Мы можем по праву гордиться таким земляком — одним из тех, кто заложил и поддерживал лучшие традиции российского военно-морского флота.

Николай ФРОЛОВ