Последняя электричка

В регионе с 1 ноября могут отменить большинство электричек, и для жителей маленьких населенных пунктов, у которых другого способа добраться на работу и учебу нет, транспортный коллапс может обернуться настоящей бедой.

Стоп-кран для электричек

О намерении прекратить в регионе перевозки электричками во всеуслышание заявили руководители Волго-Вятской пригородной пассажирской компании (ППК) и Горьковской железной дороги (ГЖД). Главная причина — убыточность перевозок. Регион не может изыскать в областном бюджете средства на компенсацию перевозчику выпадающих доходов, а увеличить тарифы втрое, чтобы выйти на безубыточность, не решается из-за угрозы социальных протестов.

Центральные СМИ процитировали слова начальника ГЖД Анатолия Лесуна с пресс-конференции:

— На сегодня стоит вопрос о прекращении пригородных перевозок во Владимирской области. Все прекрасно понимают — это социальный взрыв, но такое поведение региона — нежелание принять участие в организации работы (по компенсации убытков от пригородных перевозок) будем обсуждать.

Руководитель филиала РЖД напомнил, что по новому федеральному закону с 2011 года заказчиком социально значимых перевозок выступает субъект РФ. Регион заказывает пассажирской компании количество электричек, их составность, направления и должен оплатить ей свой заказ, иначе компания имеет право отказаться от перевозок. Администрация Владимирской области уже получила официальное предупреждение, что может остаться без «народного» транспорта, если немедленно не погасит разницу между тарифами, которые предлагает ППК для выхода на безубыточность, и тарифами, действующими сейчас.

А различаются они примерно втрое. Цена вопроса составляет около 70 млн рублей, причем
это счет только за период с января по август 2011 года. Значит, годовая сумма превысит 100 млн рублей. Расходы для региональной казны более чем значительные. А в бюджет они до сих пор не заложены, хотя ППК выдвинула свое требование еще год назад.

Однако департамент транспорта все это время отказывается платить, объясняя, что не согласен с заявленной суммой. Федеральная методика расчета экономически обоснованного тарифа до сих пор не утверждена, а значит, правильность цифр, выставляемых железной дорогой, невозможно проверить. Почему область должна оплачивать счета, где суммы «взяты с потолка»? Пока нет официальной методики расчетов — не будет компенсации убытков, такова позиция региона. Но ППК отказалась дальше ждать утверждения федерального документа и стала настаивать, чтобы ее условия были приняты сегодня. Как монополист, железная дорога начала давить на регион, поставив ультиматум: не будет денег — не будет электричек, и отговорки региона не принимаются.

— Договоренности между администрацией Владимирской области и Волго-Вятской ППК по поводу компенсации убытков до сих пор достигнуто не было. Администрация систематически ищет причины, по которым она не может заключить данный договор, при этом заказ на транспортную работу от нее компания имеет, — сообщила пресс-секретарь Волго-Вятской ППК Ольга Райз.

Тупиковый путь В случае транспортного коллапса пострадает почти все население Владимирской области. По данным той же ППК, с начала года электричками в регионе воспользовались 2,5 млн человек, а к концу года пассажиров должно быть свыше 3,5 млн. Жители маленьких городов, деревень и поселков ездят электричками на работу и учебу в центры. Так же добираются до больниц и социальных учреждений. Каждое утро и каждый вечер люди буквально штурмуют электрички. К примеру, на маршруте Ковров — Владимир в электрички набивается столько народу, что не только сидеть, но и стоять негде. Люди втискиваются вплотную друг к другу в вагоны и даже в тамбуры, когда железная дорога ради экономии выпускает в рейс укороченные составы — не семь, а пять вагонов. Трудно представить, что будет с десятками тысяч пассажиров, если электрички отменят.

Новость об остановке самого доступного транспорта многие пассажиры уже активно обсуждают. Их реакция понятна.

— Почему из-за конфликта властей и железной дороги должны страдать мы, простые люди?! — возмущается жительница Камешково Надежда. — Не каждый может позволить себе машину, и мы ездим на работу в центр не от хорошей жизни. Ведь на местах работы нет! Как же мы будем жить и кормить свои семьи?

— Я до сих пор на дачу езжу, — говорит пенсионерка из Коврова Вера Ивановна. — Без огорода прожить на пенсию не смогу. И как без электричек? Автобусов мало, всех вместить они не смогут. В электричку-то еле-еле удается влезть, а как толкаться в переполненном автобусе и заталкивать туда все сумки? Это ж сколько автобусов надо будет? Внучка-студентка ездит в институт. Ей что, учебу бросать? На электричку у нее сейчас есть льготы, а в автобусе их нет, не говоря уже о том, что нет возможности снять квартиру во Владимире.

— Даже если невероятным образом пустить десятки дополнительных автобусов, чтобы покрыть весь спрос на перевозки, то дорога-то одна. Будут многокилометровые пробки, ведь пропускная способность автомагистралей не выдержит, — рассуждает пассажир электрички Роман. — Людей просто загонят в тупик.

Недалеко уехали

Электрички для империи РЖД — давнишняя кость в горле, и компания это не скрывает. По мнению железной дороги, региональные власти, ранее занимавшиеся регулированием тарифов, стабильно их занижали. А регион настаивал на том, что цены формирует, ориентируясь не на абстрактные (и не лишенные, кстати, своекорыстия) расчеты монополиста, а на конкретный уровень жизни населения.

Масла в огонь подливало то, что регион не слишком озадачивался проблемой компенсации убытков железной дороги. До сих пор компенсация производилась только за льготников, а с этого года по новому закону «Об организации регулярного пассажирского железнодорожного сообщения в РФ» власти субъектов Федерации обязаны платить за всех пассажиров. На этот аргумент железная дорога и давит. И про отмену электричек ППК не шутит, что ясно на примере других «строптивых» регионов, уже «наказанных». То, во что у нас пока все боятся верить, там уже происходит.

Так, по сообщениям СМИ, в Тверской области местная ППК потребовала повысить тариф на перевозки сразу в 4 раза или заплатить компенсацию в 1 млрд руб. Время на раздумья там истекает, как и у нас, область тоже на грани коллапса. А в Пермском крае еще зимой перестали курсировать 39 электричек (из 152). Одновременно тарифы поднялись на 15%. Сумма выпадающих доходов в крае — более 1,2 млрд руб. В бюджете региона были предусмотрены 280 млн руб., но перевозчик посчитал, что этого мало, и отменил треть электричек. В Астраханской области местный перевозчик отменил все электрички.

В Иркутской области месяц назад были отменены электрички 8 маршрутов (из 12). И это несмотря на то, что областной бюджет перечислил ППК более 40 млн рублей компенсации, предусмотрев и остальную — 243 млн. Правда, отмена действовала только один день: после того как область «капитулировала» и срочно перевела железной дороге остаток, довольный перевозчик снова выпустил составы в рейс.

В Карелии в июле большинство ежедневных электричек стали пускать лишь три раза в неделю. В Бурятии в сентябре в один день на вокзалах появились объявления «Электропоезда во всех направлениях отменяются». А из Тольятти на Самару в начале лета стали пускать одну электричку вместо четырех, хотя и те прежде ходили битком. На автодорогах сразу выросли многочасовые пробки. И это при том, что 189 млн рублей субсидий из областного бюджета было заложено для ППК в этом году. Перевозчик снова посчитал, что мало, и пошел на крайние меры.

А у Владимирской области, напомним, даже в бюджете не заложено на электрички ни копейки. То есть угроза их отмены более чем реальна. Федеральные же субсидии, обещанные на эти цели в прошлом году, к нам тоже так и не поступили. И хотя администрация региона на днях заявила, что считает заявление ППК преждевременным и обещает уладить конфликт, не допустив отмены электричек, угроза сохраняется. Свидетельством тому — примеры других регионов.

В то же время показательный прецедент создала Калининградская область. Там после жалобы в Федеральную антимонопольную службу одной из жительниц, представлявшей интересы более 200 человек, началось расследование против РЖД. В этом регионе перевозчик тоже отменил несколько маршрутов электричек, оставив ряд удаленных от автодорог поселков вообще без связи с внешним миром. ФАС сочла, что РЖД нарушила запрет на злоупотребление доминирующим положением, и ее действия могут привести к ухудшению транспортного сообщения и ущемлению интересов потребителей в области. Расследование продолжается. И по примеру калининградцев аналогичную тяжбу затеяли недавно в Приморском крае, где отменили 20% электричек. Ясно, тот же путь борьбы могут использовать и другие регионы, в том числе наш, если власти решат не идти на поводу у железной дороги.

В самом деле, почему пассажиры должны страдать от того, что РЖД вешает на регионы, по сути, коммерческие проблемы своих дочерних предприятий — ППК? Железная дорога почему-то не в состоянии эффективно решать вопросы своей убыточности внутри отрасли, как это делают другие перевозчики, например, автобусные. Разве расплачиваться за ее финансовые промахи должны простые потребители услуг?

Заячьи бега

Причина убыточности железнодорожных перевозок кроется, прежде всего, в низкой собираемости платежей. Многие пассажиры отказываются оплачивать проезд полностью. Нельзя сказать, что железная дорога вообще не принимает меры. На вокзале во Владимире была установлена система турникетов. Но хрупкие автоматы оказались не способны остановить пассажира, рвущегося к цели. Этого не смогли сделать даже суровые и плечистые охранники, расставленные на вокзале в виде оцепления, чтобы «заяц» не проскочил на платформу мимо кассы. Пробовали отменять и остановку «Автоприбор», где любят заходить в электричку безбилетники, поскольку там нет турникетов. Тщетно.

«Зайцы» оказались ловки и находчивы. После возврата любимой остановки «Автоприбор» они заходят в электричку и «играют в догонялки» с контролерами. Причем в игре с равным азартом участвуют как студенты, так и приличного вида мужчины, и дамы бальзаковского возраста — в общем, все, кому не лень поразмяться перебежками из вагона в вагон. Кстати, некоторые утверждают, что безбилетниками стали исключительно из соображений протеста против необоснованного удорожания электричек и их сомнительного сервиса.

Чуть более добросовестные пассажиры не то чтобы совсем не платят за проезд, но путешествуют, оплачивая контролерам лишь стоимость одной зоны. И тоже оправдываются, что безбилетниками стали не от хорошей жизни. И, мол, за что платить полный «европейский» тариф — за проезд в битком набитых вагонах с деревянными лавками? Причем не факт, что, если железная дорога станет получать компенсации от региона, пассажиров электричек прокатят «по-европейски», в просторных вагонах с комфортабельными мягкими креслами. Дотации из бюджета — палка о двух концах. Перевозчик на вырученные средства может обновить составы. А возможно, у него отпадет рыночный стимул развиваться и искать новые возможности заработка. Тут нет гарантий.

На днях железная дорога предприняла еще одну меру борьбы с теми, кто любит кататься за полцены — ввела дифференцированный тариф. Стоимость одной зоны на электричках ковровского направления подорожала с 18 до 30 рублей. А так как контролеры по ходу следования собирают «дань» дважды, едущим из Коврова во Владимир пассажирам приходится платить 60 рублей — почти полную стоимость проезда в один конец, а не 36 рублей, как раньше.

Кроме того, РЖД собирается ввести крупный штраф для «зайцев» -тысячу рублей, взимать который должны будут сотрудники линейной полиции (сейчас полиция по вагонам не ходит, а контролеры взимать штраф не имеют права). Еще железная дорога планирует проводить рекламные кампании, чтобы показать, что «бесплатный проезд — не геройство, а позор». В прошлом году РЖД уже размещала на центральных телеканалах дорогую рекламу. А появилась она сразу после протестов пассажиров московского направления, которые не могли добраться в столицу из-за отмены многих поездов. В Интернете тогда ходили кадры, как люди забираются на крыши электричек, показывая, что им надо ехать, но они не могут протиснуться даже в тамбур.

Еще одно предложение железной дороги — что она сама будет заменять электрички автобусами пригородных пассажирских компаний, продавая пассажирам на оба вида транспорта единый билет.

Неизвестно, принесут ли результат новые меры борьбы с «зайцами». Но в любом случае от требования компенсации к регионам железная дорога не откажется. Субсидирование пригодного транспорта во многих странах мира берет на себя государство, то есть федеральный бюджет. У нас почему-то бремя расплаты за убытки перевозчика возложено на плечи регионов. А крайним, как водится, оказался пассажир. Потому что при таком раскладе властям неизбежно придется или ограничивать заказы на объем перевозок, уменьшая количество рейсов электричек, или увеличивать тарифы. А скорее всего, и то, и другое сразу.

Елена Певцова