Невесёлое новоселье


Время лечит, но медленно. Тем, кто вырвался из бетонных лап «дома-убийцы», до сих пор неуютно рядом с развалинами. 

— Очень тяжело осозновать, что погибли люди.

АЛЕКСАНДР СИМКИН, КОРРЕСПОНДЕНТ:
Почти три месяца после обрушения длились злонесчастья жителей ул. Советской в здании ПТУ. Это даже не общежитие, а учебный корпус. После гибели еще двух обрушенцев, долгих преперательств с местной администрацией и голодовки, струнинцы наконец-то перешагнули страшный период в своей жизни.

— Вот это вот наша маленькая комната, мы купили.

Марина Симашова не стала уезжать в Александров, как это сделали многие. Все-таки со Струнино связана вся ее жизнь. После долгих мытарств с выплатой компенсаций за утраченное жилье, они все-таки подыскали подходящую квартиру.

МАРИНА СИМАШОВА, ЖИТЕЛЬНИЦА ОБРУШЕВШЕГОСЯ ДОМА:
Вот мы только перед этим, буквально полгода назад купили, мы сделали ремонт там у себя на Советской, купили за 13 тысяс вот эту вот эту, вот эту. Остальное все разбито, мы даже не стали забирать. Полностью разбито все.

Этому дому уже 20 лет. По сравнению со зданием на Советской — он «новый». Но даже в крепких стенах, обрушенцы чувствуют себя неспокойно.

ЛАРИСА ГОЛОВАНОВА, ЖИТЕЛЬНИЦА ОБРУШЕВШЕГОСЯ ДОМА:
Боязнь многоэтажных домов уже, потому что непосредственно в нашем подъезде все рухнуло. Так сказать, все на наших глазах и воочию.

Кроме страха многоэтажных домов, обрушенцы приобрели стойкую непереносимость управляющих компаний. Кто смог, как Лариса Голованова, купили частные дома, чтобы полностью оградить себя от коммунальщиков. Конечно, компенсации за квартиру на участок не хватило, пришлось залезать долги. Чтобы обставить просторный дом, «собирались» всем миром.

ЛАРИСА ГОЛОВАНОВА, ЖИТЕЛЬНИЦА ОБРУШЕВШЕГОСЯ ДОМА:
Вот эти вот шкафы и вот этот компьютерный стол, все. Остальная мебель вся не наша здесь. Потому что эти вот шкафы оставили хозяева, у отца в комнате. Все оставили хозяева. Эту двухспальную кровать отдали мне жители нашего дома, которые в Александров уехали.

Если бы не журналисты, уверены обрушенцы, их так бы и оставили в здании ПТУ. Ведь недаром там устанавливали сантехнику и возводили перегородки. В знак протеста жители устраивали голодовку, но пережить пережить сначала трагедию, потом стресс смогли не все.

ЛАРИСА ГОЛОВАНОВА, ЖИТЕЛЬНИЦА ОБРУШЕВШЕГОСЯ ДОМА:
Вот эти вот наши дома они достались нам очень дорогой ценой. Ценой жизни Анечки Карастелевой. Ценой жизни Татьяны Яцук. Ценой жизни баб Маши Печниковой, Володи Дмитриева.

Последнюю точку в струнинской истории поставят, когда здание будет снесено. Пока фундамент «дома-убийцы» раскапывают, чтобы провести судебную экспертизу и установить, кто же виноват в обрушении здания. Директор управляющей компании под подпиской о невыезде. Когда выяснят, кто повиновен, обрушенцы выдвинут ему коллективный иск о компенсации материального и морального ущерба.

Александр Симкин, Виктор Остроушко.