Возвращение князя владимирских поэтов

Среди почти трех десятков владимирских губернаторов самым известным был, без сомнения, тайный советник и кавалер князь Иван Михайлович Долгоруков, занимавший этот пост целое десятилетие с 1802-го по 1812 год.

Однако прославился этот титулованный чиновник не своим громким именем или карьерой, а, прежде всего, в качестве литератора — поэта, прозаика и мемуариста. Когда-то стихи князя, особенно сатирические, знала вся просвещенная Россия, на его лирику сочинялись романсы, Долгорукова ценили и уважали Державин и Жуковский, сочинения владимирского губернатора имелись в личной библиотеке Пушкина. А воспоминания его сиятельства до сих пор являются ценнейшим историческим источником, в том числе о прошлом нашего Владимирского края.

Однако если три увесистых тома мемуаров князя за последние полтора десятка лет были переизданы в Москве, Петербурге и Коврове, то его стихотворному наследию повезло куда меньше. В полном объеме стихотворения Долгорукова переиздавались лишь в первой половине XIX века. Сегодня эти книги представляют собой библиографическую редкость и недоступны для большинства читателей. К примеру, поэтический сборник князя «Бытие сердца моего, или Стихотворения князя Ивана Михайловича Долгорукова», изданный в Москве в 1802 году, недавно был продан в одном из антикварных салонов почти за 5 тысяч долларов.

Впрочем, отдельные стихотворения князя, конечно же, попадают и в современные сборники. Не далее как в нынешнем году автору этих строк на Фатьяновском празднике в Вязниках довелось приобрести антологию «Поэзия дворянских усадеб», недавно вышедшую в свет в Петербурге, в составе которой имеется два долгоруковских творения. Но полного собрания сочинений Долгорукова-поэта с необходимыми комментариями (а они особенно интересны в том числе для изучения владимирской истории) нет до сих пор.

Исправить эту несправедливость взялся историк из северной столицы Максим Мельцин — декан исторического факультета Петербургского института иудаики и доцент Европейского университета в Петербурге. Он уже немало лет изучает творчество и биографию Долгорукова, подготовил и прекрасно издал два тома его воспоминаний. Исследователь убежден, что литературное наследие князя нуждается в тщательном изучении. Он намерен сотрудничать с владимирскими историками и филологами, так как десятилетнее пребывание Долгорукова во Владимире было одним из наиболее плодотворных периодов творчества поэта.

Предстоит уточнить биографические сведения о членах семьи князя. Он был дважды женат: первым браком на Евгении Сергеевне Смирной, а вторым — на вдове Аграфене Алексеевне Пожарской, урожденной Безобразовой. Обе княгини Долгоруковы происходили из владимирского дворянства. Любопытно, что отец Смирной был прототипом капитана Миронова, а она сама — его дочери Машеньки в пушкинской «Капитанской дочке», а Безобразова-Пожарская приходилась дочерью владимирскому и сестрой двум ковровским предводителям дворянства, принадлежа к губернской аристократии. Эти женщины являлись музами князя. После того, как Евгения Сергеевна скончалась в 1805 году во Владимире от чахотки в возрасте 34-х лет, Долгоруков нашел утешение в браке с Аграфеной Пожарской. Не сразу удалось установить мотивацию князя при вступлении во второй брак. Сам он в своих мемуарах по этому деликатному вопросу не пишет ничего.
Оказалось, что Евгения и Аграфена были знакомы более четверти века, в 1785 году они вместе окончили Смольный институт, вместе с князем играли в любительском театре. Аграфена Алексеевна до последнего дня ухаживала за смертельно больной подругой и после ее кончины стала опорой и поддержкой сильно горевавшему губернатору.

…Не приходится сомневаться, что когда труд Мельцина будет реализован и творческое наследие князя владимирских поэтов, как прежде называли Долгорукова, увидит свет, мы получим еще одну классическую книгу, к которой будем прибегать как к источнику, без которого историю нашего края невозможно представить.

Николай ФРОЛОВ