Старый парк открыл тайну изразцов

Необычную находку сделали сотрудники Историко-краеведческого музея Ковровского района в селе Маринино.

В еще не обустроенном уголке старого усадебного парка «дворянского гнезда» предков известного русского композитора Сергея Ивановича Танеева они выкапывали молодые липы — дикую поросль для того, чтобы пересадить их в те места аллей, где почти двухвековые деревья-великаны уже отжили свое. Неожиданно под слоем травы и дерна штык лопаты наткнулся на что-то твердое. «Наверное, клад!» — пошутили между собой музейщицы. Однако когда землю осторожно разгребли, оказалось, что находка — всего лишь красный кирпич. Впрочем, не совсем обыкновенный, а, судя по размерам и фактуре, изготовленный в середине XVIII века. Кирпичи образовывали часть контура какой-то древней кладки. Там же были найдены осколки старого зеленоватого стекла, детали каких-то бронзовых и медных изделий, а потом удалось отыскать и самое интересное. Один за другим на белый свет, сверкая на солнце мелко потрескавшейся, но не потерявшей яркости и сочности от прошедших веков эмалью, показались обломки глиняных печных изразцов.

Фрагменты изразцов свидетельствовали о том, что случайно удалось найти следы усадебного флигеля, который был возведен в 1750-е годы отставным секунд-майором Михаилом Тимофеевичем Танеевым, прадедом композитора. Обнаруженные полтора десятка лет назад в Государственном архиве Владимирской области старинные планы села Маринино 1770-х гг. свидетельствуют о том, что помимо главного усадебного дома, чудом уцелевшего до наших дней, в селе находилось еще одно достаточно масштабное строение — флигель, который, очевидно, предназначался для гостей семьи Танеевых. От господского дома он находился в южной стороне на расстоянии нескольких десятков метров.

Однако сам флигель, к сожалению, не сохранился. Когда именно он был разрушен и при каких обстоятельствах — неизвестно. Из документальных описаний удалось установить, что и в господском доме, и во флигеле по моде и обычаям XVIII столетия имелись изразцовые печи. Но даже в уцелевшем усадебном здании эти печи были утрачены. Начиная с 1920-х гг. там размещалась сельская школа, потом ее сменил местный клуб, и во время многочисленных ремонтов интерьеры и даже планировка внутренних помещений претерпели серьезные изменения. Поэтому, хотя сам факт наличия изразцовых печей в усадьбе сомнения
не вызывал, о том, чтобы представить их внешний облик, можно было только мечтать.

И вдруг такая удача! Помимо обломков удалось извлечь из земли и два целых изразца (один из них случайно подцепили рабочие, проводившие в усадьбе ремонт электрических сетей), причем различных типов. Один — расписной многоцветный с растительно-цветочным рисунком, а второй — с изящным бело-синим орнаментом. Оба этих варианта изразцов присущи как раз XVIII веку.

— Конечно, говорить о том, что благодаря найденным изразцам удастся воссоздать танеевские
печи, пока не приходится, — пояснила директор районного Историко-краеведческого музея Элла Фролова. — Но, тем не менее, значимость находки велика. Теперь ясно, в каком направлении вести поиски. Печные изразцы провинциальных дворянских усадеб, как правило, не являлись уникальными и штучными. Их изготавливали партиями. Поэтому существует возможность отыскать по найденным фрагментам «печку-близнеца» в других старых домах того времени. Если повезет, тогда уже можно будет вести речь о попытке реконструкции изразцовых печей дома Танеевых.

Михаил Одинцов