Рожденная быть красивой

Галина Уланова, ландшафтный дизайнер из Владимира, стала участницей программы «Модный приговор» на Первом канале. Ее историю назвали «Дело о том, как снова стать собой: уверенность в себе против унылых палантинов». Галина обвинялась в том, что перестала верить в свою привлекательность и носит скучную одежду.

Мать за дочь

Галина Уланова — женщина с красивым лицом, прекрасной фигурой и сияющей улыбкой, хоть сейчас на подиум или в кино. Сегодня уже непонятно, зачем такой красавице могла понадобиться помощь стилистов «Модного приговора». Однако всего несколько месяцев назад Галина выглядела совершенно иначе: мешковатые юбки, закрытые кофты и неизменные палантины на плечах умело скрывали ее врожденную привлекательность. Причем по большей части она была довольна своим внешним видом. И только внутренний голос подсказывал, что пришло время перемен. Как часто бывает, помог случай.

— Мы с дочерью постоянно смотрим «Модный приговор», нам очень нравится эта передача, — рассказывает Галина Уланова. — Мы всегда обсуждаем с ней, как кого одели, как изменился человек после смены гардероба, как поработали стилисты. И примерно год назад я отправила на Первый канал свою анкету. Но тогда ее не рассмотрели — наверное, потому, что это было обычное письмо, без фотографии, без личной истории.

Потом мы решили отправить на «Модный приговор» мою дочь. И 20 мая нас пригласили в Москву на кастинг! Но затем, уже во время беседы, нам сказали, что Настя и так очень красивая, и сделать ее лучше, чем есть, даже у стилистов вряд ли получится. Атмосфера на встрече была очень дружеская и непринужденная, мы долго сидели, болтали о жизни. Я рассказывала о своей судьбе. У меня было такое кредо: когда начинается взрослая жизнь, на первое место выходят дети и забота о них, а собственная внешность отступает на второй план. Одеваешься по принципу «как удобно — так и хорошо». И тут администратор оживилась и предлагает: а давайте мы лучше пригласим на передачу вас! Вы такая красивая, но перестали верить в свою привлекательность и начали одеваться скучно, а мы сумеем это изменить.

— То есть вполне может получиться, что на кастинг приходит один человек, а на передачу попадет совсем другой? Что учитывается во время отбора?

— Я убедилась, что на «Модный приговор» люди попадают по-разному: есть такие, которые действительно пишут письма с обвинениями в адрес своих близких, а есть и те, кто сам хочет измениться. При мне на кастинг пришел мальчик, который решил, что ему пора начать одеваться по-другому. Правила передачи разрешают оба варианта. Правда, акцент сейчас делается именно на какие-то интересные личные истории. Но они должны быть реальными, а не вымышленными. Администраторы «Модного приговора» просят подтвердить все рассказанное с помощью фотографий или свидетелей.

Главное для стилистов настроение героини

Уже через десять дней после кастинга Галина Уланова снова приехала в Москву, уже с «командой» — друзьями, которые должны выступать в качестве свидетелей обвинения и защиты. Оказывается, на программе рекомендуют привозить сразу несколько кандидатов на ту или иную роль: подойти может не каждый. Надо, чтобы человек не стеснялся и смог раскованно вести себя перед камерами. В результате обвинителем стала Лада Мартынова, подруга Галины, а защитником — друг ее бывшего мужа.

— Нам назначили день съемки в студии, — вспоминает Галина Уланова.- А за два дня до него началась подготовительная работа. Сначала — так называемый «самошопинг», когда в магазин должны отправиться истец с ответчиком, то есть мы с Ладой. В самой передаче этот эпизод занимает всего пару минут, но снимается он очень долго. Я старалась выглядеть хорошо: улыбаться, держать спину ровно. А команда «Модного приговора» все время говорила: «Прекрасно, а теперь давайте еще дубль! А теперь — то же самое крупным планом». Примерно на двадцатом дубле мне уже стало все равно, как я выгляжу, лишь бы все быстрее закончилось. Потом боялась, что в кадре буду выглядеть дурой. Но все в итоге прошло прекрасно.

Для самошопинга нас привезли в отдел итальянской одежды в большом московском торговом центре. Выбор там, в принципе, был достаточно большой. Но мне все равно пришлось трудновато. Дело в том, что у меня нестандартная фигура — низкая талия. Так что пришлось перемерить очень много одежды, пока нашлись те самые три комплекта, в которых я выходила на подиум. Вместе с нами была еще одна пара, которая тоже участвовала в съемках. Кстати, если в том отделе, куда тебя привозят, ты не выберешь ничего подходящего, то можно пойти в другой отдел. В этом торговом центре знают и уважают «Модный приговор» и всегда охотно идут на контакт.

— А когда вы встретились со стилистами?

— Шопинг со стилистами был уже на следующий день. Со мной занимались две молодые девушки, Марина и Алина — как потом выяснилось, ученицы Александра Васильева. Обе просто замечательные, открытые и дружелюбные, очень красиво и стильно одетые. Они постоянно говорили мне: «Мы постараемся найти для вас все самое модное и красивое, но даже если нам очень понравится какая-то вещь, а вам она совсем не приглянется, мы не будем ее брать. Главное для нас — ваше настроение и улыбка».

Мои стилистки носились по всему универмагу, из одного отдела в другой, иногда я за ними просто не успевала. Они меняли мне платья, туфли, шляпы: «Понравилось? Нет? Побежали дальше!» Но эмоции от шопинга были совершенно необыкновенными, я получила море удовольствия. Кстати, потом я узнала, что после передачи Александр Васильев похвалил своих учениц за то, какую одежду они мне в итоге подобрали.

Откуда берутся кофты?

— После шопинга со стилистами мне очень хотелось передохнуть, но не получилось, — улыбается Галина Уланова, — забег по магазинам продолжался с часу дня до одиннадцати вечера и домой к друзьям, у которых я остановилась в Москве, я добралась только в первом часу ночи. А на следующий день в десять уже надо было приехать в Останкино. Выспаться не получилось. К тому же за эти суматошные дни я похудела килограмма на три, потому что за все это время только бегала и пила воду. В общем, чувствовала я себя не очень…

Перед съемками нас специально настраивали на позитивный лад: «Не переживайте, обстановка в студии очень удобная, почти домашняя, так что не стесняйтесь, говорите все, что хотите. Если вдруг запнетесь, что-то забудете — тоже не беда, при монтаже все это вырежут». Но я, когда увидела студию, аудиторию в зале, все равно очень испугалась, даже думала, что от страха сорву всю передачу. А когда мне дали примерный сценарий, то я совсем растерялась. Сижу и думаю: «Куда я залезла? Зачем мне все это нужно?» В общем, несмотря на уговоры, обстановка перед съемками была нервно-истерическая. От перепуга мы начали подкалывать друг друга и смеяться. Так и вышла — с улыбкой. Друзья, которые смотрели передачу, потом рассказали, что было видно, как я волнуюсь.

Когда я вошла в кадр, в глазах стояла какая-то дымка. Мне казалось, что я в кинотеатре, только на экране — все те люди, которые сидели в зале. Но потом Александр Васильев ободряюще мне улыбнулся и сказал: «Какая вы красивая!» После этого меня начало понемногу отпускать. Вообще, обстановка в студии была очень позитивная и непринужденная. Надежда Бабкина — просто вихрь положительной энергии. Она все время меня поддерживала, и в конце передачи мне просто хотелось ее расцеловать.

Что касается Эвелины Хромченко, то на экране у нее образ серьезной, ироничной, даже несколько стервозной дамы, и она строго его придерживается, играет на публику. Хотя на самом деле она тоже очень человечная. Сначала в ее присутствии я чувствовала себя, как на экзамене. Но при этом от Эвелины идет та-кой шарм, она настолько очаровывает, что я быстро расслабилась. Вообще, обе ведущие — очень приветливые, совсем не заносчивые и при этом настоящие умницы и просто кладези правильного русского языка: общаться с ними мне было очень приятно. Даже уходить потом не хотелось!

Во время передачи ведущие немного изменили акценты: они говорили, что замухрышку из меня сделал бывший муж. Правда, сама я хотела сказать другое: что в моей жизни был достаточно тяжелый период, но я из него выбралась, и хотя теперь все прекрасно, я застыла, зациклилась в своем прежнем состоянии, в том числе и в одежде.

— В начале «Модного приговора» показывают личные вещи героини. Откуда они берутся?

— Гардероб, который показали в передаче, — мой собственный, привезенный из дома, а не купленный по случаю в каком-нибудь секонд-хэнде. С ним произошла забавная история: когда я собиралась на «Модный приговор», то нашла в шкафу три совершенно одинаковые кофты. Дочка и раньше мне об этом говорила, но я все не верила, мне казалось, что кофта одна. Готовясь к передаче, я осознала, насколько однотипны мои наряды. Как правило, это длинная юбка, кофта и палантин, которых у меня не меньше десятка. Потом их высмеяла Эвелина. «А они все не кончались, — сказала она про эти палантины, — в принципе, не имею ничего против, только расцветка меня совсем не радует». Там действительно все было достаточно уныло — серые вещи, синие, коричневые. Как сказала Эвелина — «того оттенка, который совершенно непохож на шоколад».

Сняли предварительную часть, потом выход в одежде, которую подобрали мы с Ладой. А затем меня увели в гримерку — создавать новый образ. Там в комнате нет ни одного зеркала, так что узнать, что с тобой сделают, невозможно. Я, честно говоря, очень боялась, что мне подстригут волосы. Но стилисты решили оставить прежнюю длину и только покрасить их. Но тут у них возникли сложности. Дело в том, что сама я крашусь только хной, а на нее не всякая краска ляжет. Так что волосы в итоге мне покрасили темнее, чем собирались. Потом сделали процедуры по уходу за лицом и наложили макияж. Весь процесс продолжался три часа! Но все это время гримеры тоже старались поддерживать у меня хорошее настроение и ощущение счастья.

Когда я вышла на подиум в новом образе и впервые увидела себя в зеркале, то слегка опешила. Первая мысль была — фарфоровая кукла! Это потому, что макияж был достаточно яркий и контрастный, чтобы хорошо смотрелся на экране. В целом все три образа, придуманные стилистами, мне очень понравились, и я попросила, чтобы мне оставили именно эту одежду. Зрители вынесли вердикт: 18-82 в пользу стилистов.

Настроение не скроешь!

По правилам «Модного приговора», все три «победивших» комплекта бесплатно и навсегда отдают героине — и это действительно так. Правда, при выборе нарядов необходимо придерживаться определенного лимита — сейчас он составляет 60 тысяч рублей. Однако в случае с Галиной стилисты немного превысили эту сумму. Но, тем не менее, ее не просили отказаться от какой-либо одежды и обуви: подарили все, включая обувь, сумки и бижутерию. Теперь ей предстоит заплатить только налог на выигрыш — такие в нашей стране законы.

— Пока передача еще не вышла, я старалась «держать интригу», -говорит Галина Уланова. — То есть уже после возвращения во Владимир ходила в своей старой одежде и совсем не красилась. Но флюиды, которые подарил мне «Модный приговор», уже ощущались. У меня словно изменилась аура: и взгляд, и походка стали другими. И хотя мои костюмы были по-прежнему невзрачными, незнакомые мужчины на улицах на меня оборачивались. Вдохновленная стилистами, я прошлась по магазинам и накупила себе новых вещей. Практически полностью обновила гардероб: мне захотелось нежности, женственности, ярких красок. Из прежних костюмов осталась, пожалуй, только одна юбка. Я больше не хочу ограничивать себя в самовыражении!

Очень жаль, что надеть наряды «от стилистов» не получается до сих пор: они рассчитаны на мягкую теплую погоду, а не на ту жару, которая стоит сейчас. Но их время еще придет. В жизни они смотрятся не так, как на экране, особенно красный жакет с украшением в виде цветка. Но все три комплекта подобраны так удачно, что вещи можно замечательно комбинировать между собой. Например, пиджак из первого выхода надевать с комбинезоном из третьего.

Когда «Модный приговор» с моим участием показали на Первом канале, начался настоящий шквал звонков: друзья поздравляли, знакомые женщины спрашивали, где купить такую же одежду. Самое сильное впечатление на всех произвела, конечно, роскошная белая шляпа, которую я надела во время последнего выхода. Все сразу захотели себе такую же (и, между прочим, во время шопинга стилистки купили ее не только мне, но и для себя!) Меня через социальные сети разыскивали даже совершенно незнакомые люди. Многие женщины рассказывали, что оказались в такой же ситуации, и благодарили меня за то, что я показала им выход. «У нас появились новые силы, захотелось измениться», — писали они. Некоторые спрашивали, как им попасть на передачу. Я отвечала так, как говорили мне администраторы: «На «Приговоре…» рады любому. И хотя всем помочь невозможно, они готовы любому дать толчок к изменениям».

Хотя сейчас у меня часто возникает ощущение, что все произошедшее на «Модном приговоре» было очень давно и вообще случилось не со мной, а с каким-то другим человеком, я хожу с гордо поднятой головой и очень благодарна судьбе. Я прекрасно выгляжу и довольна жизнью. И хочу сказать всем: любите себя, принимайте себя с радостью. И не бойтесь меняться и экспериментировать, ведь в любой ситуации женщина должна оставаться женщиной — волнующей, загадочной и непредсказуемой.

Марина Сычева