Из Парижа с любовью

Сегодня, 6 июля, последний день, когда в Палатах Владимиро-Суздальского музея-заповедника можно увидеть наплечник Андрея Боголюбского, специально привезенный из Лувра.

По легенде, проверить которую практически невозможно, парадный доспех был подарен владимирскому князю императором Фридрихом Барбароссой. Будто бы оба еще в молодости познакомились во втором крестовом походе и продолжили общаться, когда стали правителями. Так или иначе, но от всего доспеха сохранились только два наплечника-армиллы с эмалевыми сюжетами на евангельские темы: «Распятие» и «Воскресение Христово».

— Пластина с композицией «Воскресение Христово» хранилась в ризнице Успенского собора; она упоминается в описи 1693 года, — рассказывает Мария Родина, заместитель директора ВСМЗ по научной работе. — В 1890-м «финифтяный княжеский нарамник» был представлен на археологической выставке в Москве. После революции, с 1919 по 1933 год, этот шедевр хранился во Владимирском музее. Затем уникальным экспонатом заинтересовались в столице: в архивах сохранилась переписка между руководством Оружейной палаты и Владимирского музея о передаче наплечника в Москву. Но передача, кажется, не состоялась. Затем — по всей вероятности, в 1933 году — с целью получения валюты раритет был продан за границу. По сведениям французских музейщиков, уже в октябре 1934 года армилла с изображением «Воскресения» была куплена Обществом друзей Лувра у известного парижского антиквара Бримо и подарена музею. Примечательно, что и в Лувре наплечник Андрея Боголюбского считается редким экспонатом. На сайте музея среди шедевров из фонда декоративно-прикладного искусства средних веков эта вещь занимает одно из первых мест. Стоимость его страховки составляет более 9 миллионов евро.

Второй наплечник, с композицией «Распятие Христа», был найден в 60-е годы XIX в. известным русским археологом и историком Георгием Филимоновым в одном из монастырейто ли Владимирской, то ли Переславской губернии. Позже он остался в частной коллекции историка. После смерти Филимонова в 1898-м наплечник оказался в частном собрании художника Боткина. В 1919 году его коллекцию национализировали и частично передали в Эрмитаж, частично распродали. В середине 30-х раритет также оказался за границей. Долгое время он находился в частном собрании барона фон Гирша. В июне 1978 году на аукционе Сот-бис в Лондоне эмалевую пластину с «Распятием» приобрел Германский национальный музей в Нюрнберге.

В 2005-м году во Владимиро-Суздальском музее-заповеднике побывали президент-директор Лувра Анри Луаретт и хранитель коллекции декоративно-прикладного средневекового искусства музея Жанник Дюран. Речь шла о подготовке к большой выставке древнерусского искусства, состоявшейся в Лувре в прошлом году. Примерно тогда же возникла идея ненадолго соединить на владимирской земле оба раритета: 900-летие Андрея Боголюбского оказалось прекрасным поводом. Переговоры продолжались пять лет. В итоге Нюрнбергский музей отказал: их экземпляр находится в состоянии, «исключающем перевозку». А наплечник из Лувра после 77-летней разлуки и всего на два дня вернулся во Владимир.

Во всем мире сохранилось только два подобных наплечника. И хотя так и не удалось доподлинно доказать, что они принадлежали имен но нашему князю, в Лувре экспонат сопровождает надпись «Армилла Андрея Боголюбского». «Это совершенно удивительный предмет, -горит Жанник Дюран, сопроводивший ценный экспонат во Владимир, — он очень хорошо сохранился. Медь, из которой сделана армилла, не позеленела от времени. За все годы, пока он находится в Лувре, он не подвергался ни реставрации, ни другим изменениям».

Чтобы принять реликвию, музею-заповеднику пришлось выполнить ряд очень жестких требований. В Лувр были представлены план помещения и витрины, где будет выставлен наплечник, информация о температурно-влажностном режиме, количестве света, системе сигнализации. Только когда в Париже сочли, что все в порядке, армиллу разрешили везти во Владимир. Жанник Дюран своими руками закрепил экспонат в витрине.

Уже 7 июля наплечник Боголюбского увезут из музея. И в ВСМЗ, и в Лувре предполагают, что это — не последний их совместный проект.

Марина Сычева