Лови в небе «дикого гуся»!

Новые правила использования воздушного пространства РФ, вступившие в силу в ноябре прошлого года, открыли небо для пилотов собственных летательных аппаратов. Не преждевременно ли? — беспокоятся теперь в регионах. В мэрии областного центра недавно прошло совещание на тему того, насколько безопасно теперь небо Владимира.

Летательный вопрос

Теперь пилотам сверхлегкой авиации — паралетов, дельталетов, малых самолетов — не надо получать диспетчерское разрешение на вылет. Достаточно в уведомительном порядке сообщить в органы управления воздушным движением о времени и маршруте полета — и можно подниматься в небо. И эта простота, как выяснилось, очень сильно нервирует компетентные органы — мало ли, кто там взлетит. «Информации о преступных намерениях среди пилотов у нас нет, но это не должно нас расслаблять», — считают сотрудники областной ФСБ.

То, что потенциальные террористы во Владимире воспользуются именно летательным аппаратом, — более чем сомнительно. Пока собственные крылатые машины люди заводят по другим соображениям, довольно простым — летать охота. Например, Владимир Митрохин, руководитель семейного летного клуба «Сокол», впервые увидел моторный параплан на шоу в Москве и решил, что тоже хочет в небо. Выучился на пилота, купил паралет. В 2008 году он занял второе место на чемпионате России. Другое дело, что владельцев личных летательных аппаратов становится с каждым годом все больше, и далеко не каждый стремится соблюдать правила. В небе, как известно, нет ни знаков, ни полицейских. И некоторые считают эту свободу абсолютной.

По официальным данным на конец прошлого года, во Владимирской области зарегистрировано пятнадцать частных летательных аппаратов — это крылатые машины, владельцы которых состоят в клубах сверхлегкой авиации. Но сколько у нас пилотов на самом деле, никто не знает. И как «посчитать» каждого, кто, например, собирает самолет в гараже или покупает мотопараплан для воскресных полетов на даче, собравшиеся на совещании не представляют тоже. По закону, владельцы таких машин должны регистрировать их в «Росавиации», но для обладателей легких машин весом до 495 килограммов делается исключение. Им нужно заявить о себе в уполномоченный орган, которым на настоящий момент является ЭЛИЦ-СЛА при Объединенной федерации сверхлегкой авиации России. Но и этим, как выяснилось, многие пилоты пренебрегают.

— К сожалению, есть люди, которые поднимаются в небо на не-сертифицированных аппаратах, не имея удостоверения пилота и летной карточки, не зная Воздушного кодекса и правил полетов, — говорит Ирина Ефремова, руководитель летного клуба «Аист». — Это, по сути, все равно что купить подержанную машину и гонять на ней без прав, нарушая правила дорожного движения. Но по таким горе-водителям обо всех автовладельцах все-таки не судят. А у нас ситуация другая: пилоты-нарушители пока бросают тень на все летное сообщество.

Взлетают… и падают

В сентябре прошлого года под Суздалем двухместный мотопараплан упал на строящийся дом: пилот не пострадал, зато его пассажирка полгода провела в больнице. Совсем недавно под Кольчугино разбился легкий самодельный самолет «Paiper». Причины аварии до сих пор устанавливаются, но по основной версии у аппарата заглох мотор, и вместо того, чтобы сразу вести его на посадку, пилот попытался развернуться и «дотянуть» до аэродрома. Машина в итоге ушла в «штопор», погибло два человека. В следственных органах недоумевают: один из находившихся в кабине был опытным летчиком, сотрудником аэропорта «Домодедово» — как же он мог совершить такую ошибку?! Но дело в том, что управлять большим аэробусом и «фанерным» самолетиком — это две большие разницы.

— То, что пилоты рискуют собственной жизнью, — уже неправильно,- считают правоохранители, — но они подвергают опасности и жизни других людей. Во Владивостоке на выступлениях парашютистов погибла годовалая девочка. Что, если и у нас летательный аппарат рухнет кому-нибудь на голову?

Органа, который официально отвечал бы за владимирскую сверхлегкую авиацию, у нас нет, хотя на совещании сгоряча предлагали «прикрепить» пилотов к ГИБДД и даже к ГИМС (видимо, на том основании, что дельталет — тоже маломерное судно, только воздушное). «Ловить и штрафовать», — предлагают сотрудники ФСБ. Но чтобы заставить всех пилотов-нелегалов выйти из тени, надо сначала их найти. Но как это сделать, если неизвестно даже, где они взлетают и куда приземляются.

Добром не пробовали?

По мнению большинства собравшихся представителей УВД, ФСБ, транспортной прокуратуры, к «охоте на диких гусей» надо привлекать население. Представляется это так: человек увидел, например, летящий над Загородным парком параплан и позвонил в милицию. Те передали информацию транспортной прокуратуре. У «транспортников», по словам и.о. владимирского транспортного прокурора Василия Добротина, уже приняты меры по установлению «несанкционированных» летунов и создана мобильная группа, готовая выехать и поймать «гуся» у самой земли. Другое дело, что наш народ так просто «стучать» не заставишь, тем более что большинство людей, наблюдавших за полетами парапланеристов, например, с обзорной площадки у Успенского собора, уверены: это красиво, и пусть летают — что такого?

Другой вариант, прозвучавший на совещании, — привлекать к работе с «нелегалами» уже действующие клубы сверхлегкой авиации. Суть в том, чтобы все самостоятельные летатели собрались в одном месте, где ФСБ и УВД смогут спокойно проводить с ними разъяснительную и профилактическую работу. Членов клубов предложили также «метить» специальными знаками на крыльях, чтобы прямо с земли было видно, кто летит. Но лозунг «запишись в клуб — получи бесплатную промывку мозгов», понятно, далеко не лучший способ заманить человека куда бы то ни было. А уж подделать знаки, чтобы летать спокойно, тем более не проблема.

— У таких пилотов уже есть все, что им нужно, — считает Сергей Шепелев, председатель регионального отделения ДОСААФ, — то есть летательный аппарат и небо. И чтобы они пришли в клуб, надо не пугать их репрессивными мерами, а создавать привлекательные условия. То есть выделять помещения, где они могли бы постоянно собираться, проводить регулярные соревнования, на которых пилоты будут показывать себя. Если людям будет интересно, они придут сами и приведут друзей, не дожидаясь, пока на них донесет какой-нибудь «гражданин с активной жизненной позицией». Другое дело, что ДОСААФ создать им такие условия не может, и сами клубы тоже не в состоянии найти необходимые средства. Нужны целевые программы поддержки сверхлегкой авиации, но готов ли наш город в это вложиться?

В России уже есть примеры регионов, где и власти спокойны, и пилоты довольны. В Воронеже, например, прямо в центре города есть площадка, с которой легкий вертолет возит катать туристов. В Екатеринбурге местная администрация выделяет средства не только на проведение соревнований, но и на покупку для клубов новых летательных аппаратов. В результате туда приходят и те, кто только собирается выучиться на пилота, и буквально с первых шагов таким людям объясняют, как важно соблюдать законы и правила не только на земле, но и в воздухе.

Во Владимире же пока договорились только до создания рабочей группы, которая теперь плотно займется «летательным вопросом». На совещании предположили, что «на этом пути нам еще предстоит набить немало шишек». Вот только достаться эти шишки могут как раз пилотам…

Марина Сычева