Кусочек маленький, но говорит о многом

Специалисты Института археологии РАН поделились результатами экспедиции, полученными во время раскопок в древнем храме Бориса и Глеба в селе Кидекша под Суздалем.

Что скрывается под полом

«Кидекша — особенное место», — говорит Николай Макаров, директор Института археологии РАН. Это единственное село в Северо-Восточной Руси, название которого известно по летописям (в основном, там упоминаются только города). Здесь, по легенде, находился княжий двор Юрия Долгорукого. Сто шестьдесят лет назад найти его — правда, безуспешно — пытался муромский археолог Юрий Уваров. С тех времен сохранился акварельный чертеж — первый в истории российской археологической науки. Позже раскопки в Кидекше вели многие известные археологи: Воронин, Седов, Раппопорт. Последняя экспедиция проходила в 2001 году. Тогда была обследована вся территория села и выяснилось, что люди в этих местах жили еще в конце первого тысячелетия. А в XII веке, при Юрии Долгоруком, центральная часть села была отгорожена — удалось найти остатки этих укреплений.

На этот раз археологам удалось поработать внутри церкви Бориса и Глеба — кстати, древнейшего белокаменного храма Северо-Восточной Руси. По легенде, он был построен на том самом месте при слиянии Каменки и Нерли, где встретились первые русские святые, князья Борис и Глеб. «В церкви потребовалось установить температурно-влажностный режим, -поясняет Светлана Мельникова, генеральный
директор Владимиро-Суздальского музея-заповедника, — перед такими работами требуется предварительно провести археологические раскопки. Доверить их можно только специалистам самого высокого уровня, поэтому мы обратились в Институт археологии, с которым уже давно и удачно сотрудничали».

— Это уникальная возможность, — поделился доктор исторических наук Владимир Седов, руководитель археологической экспедиции. — Работать в таких местах приходится очень редко. Перед началом раскопок всегда трудно рассчитывать на определенный результат, но в этот раз реальность превзошла самые смелые ожидания. Открылись очень интересные детали внутреннего убранства, которые дают представление как о первоначальной архитектуре храма, так и об истории его перестроек.

В самой церкви было исследовано несколько уровней пола: с XII века его несколько раз перекладывали, и в результате «культурный слой» оказался около полуметра высотой. На столбах и стенах удалось отыскать несколько фресок XII-XIII веков, так называемых «полотенец» — это простые орнаментальные композиции. Еще в 1940-х годах археологи нашли в церкви Бориса и Глеба фрагменты трона — каменной скамьи, на которой сидели епископы. Но только в этом году было открыто еще и основание белокаменного престола, видимо, сооруженного одновременно с храмом. Это был стол с каменным основанием, четырьмя каменными ножками и верхней плитой, на котором совершались церковные таинства. Такие престолы, характерные для первых веков христианства, отмечены только в трех случаях: в соборе Киево-Печерской лавры, в Софии Новгородской и в одной из церквей Ладоги.

А был ли дворец?

В восточной части церкви, в завале древних строительных материалов, образовавшемся при частичном разрушении храма в XVII веке (позднее его отремонтировали с сохранением первоначальных форм), археологи нашли настоящий подарок. Белокаменная резная колонка со сложным узором — яркий образец древнерусской скульптуры. По предварительным данным, она могла служить одной из ножек престола. Впрочем, этот вопрос еще предстоит детально исследовать.

Также в храме было обнаружено несколько отколовшихся фрагментов фресок, о содержании которых пока можно только догадываться. На нескольких кусках, например, можно угадать нимб неизвестного святого, на других — фрагменты орнамента или детали фона. Впрочем, археологов сейчас занимает не столько картинка, сколько цвет.

— Эти находки позволяют представить цветовую гамму средневековой русской церкви, — рассказывает Анастасия Федорина, сотрудник Института археологии.
— До сих пор мы знали, что белокаменные храмы были украшены снаружи. Теперь можно предположить, что внутреннее убранство тоже было достаточно ярким. Особенно интересны куски глубокого синего цвета. Обычный цвет росписей
— терракотовый, но наша находка свидетельствует, что в XII веке умели получать и синюю краску.

Внутри храма работы уже завершены, и у музейщиков появился новый повод для размышлений. Большую часть раскопов в полу заново законсервируют, но находки в восточной части церкви дают повод для изменения экспозиции. По словам Светланы Мельниковой, музей-заповедник собирается оставить найденные фрагменты трона и престола, а также колонку (если не удастся извлечь ее из завалов), чтобы посетители церкви Бориса и Глеба могли представить, как она выглядела в XII веке. Эта часть зала будет открыта для обозрения. Осталось продумать подсветку и способы укрепить пол.

А археологи тем временем продолжают работать во дворе церкви. Раскопки только начались, но специалисты Института археологии всерьез рассчитывают обнаружить здесь непотревоженные остатки древнего поселения, возможно, старинных погребений. В земле уже найдены несколько артефактов: три креста-тельника XVIII-XIX веков, наперсный крест священника, относящийся к XVI-XVII векам, предметы быта: ключи, звено цепи, наконечник стрелы. «Самое поразительное — вот эти три невзрачных куска лепной керамики, — показывает Анастасия Федорина. -Скорее всего, это был обычный горшок, но он относится к IX-X векам и показывает, что церковь Бориса и Глеба строилась не на пустом месте, а на уже давно освоенной территории». Еще одна ценная находка — фрагменты стеклянного женского браслета XII-XIV веков. Традиционно считается, что такие носили только горожанки, но появление подобного украшения в Кидекше говорит скорее о единой культуре. Также браслет и найденный одновременно фрагмент кованого светильника-хороса свидетельствуют о высоком благосостоянии жителей села.

А вот найти в Кидекше остатки княжеского дворца Долгорукого археологи даже не рассчитывают. «Скорее всего, это была просто большая деревянная изба, которая давно разрушилась и истлела», — предполагает Владимир Седов.

Марина Сычева