Для полного счастья не хватает молодых хозяек

«Деревьев мы насадили, вот дом достроим и о детях задумаемся», — шутят молодые фермеры. Иван Кугатов и Максим Касатов -двоюродные братья, одному в этом году исполнится 32, другому 33 года. В деревне Выезд Гороховецкого района они поселились несколько лет назад. За дело взялись основательно.

Двухэтажный дом с деревянным верхом, о котором упомянули ребята, почти готов. Осталась внутренняя отделка. За домом — ухоженный огород, сарайчик, загоны для скота и птицы. Все в идеальном порядке. Для полного счастья не хватает одного — заботливых жен и хозяек. «По этому поводу работа идет, но пока не сложилось», — улыбается младший, Иван. Максим поясняет: «К сожалению, с невестами весьма проблематичная ситуация. Все хотят жить в городе, в квартире и желательно в роли домохозяйки. Нам нужны трудолюбивые жены, чтоб их не пугала деревня. Сельскую жизнь и труд нужно любить. Никто никого заставлять не собирается, должно быть желание. В жизни хватает стрессов и без домашних проблем, поэтому к женитьбе относимся ответственно».

Нельзя в деревне без хозяйства
С большим хозяйством мужчины пока вполне управляются сами. Держат двух коров, трех телочек, бычков на откорм, 60 овец, есть кролики, утки, цесарки, гуси, индоутки. «Мы до этого еще держали коз, наверное, года два, но потом решили, что лучше одна корова, чем 3 козы. Животное с характером. Стадо уходит пастись, все хорошо, в 5 часов проводили. В 11 часов козы возвращаются домой — они нагулялись. Самостоятельные такие. Плюс к тому, заборов сейчас в деревне нет, они через наш огород к другим залезали — выбирали, у кого что повкуснее. Пришлось от этой скотины избавиться», — улыбаются братья.

Максим — ветврач, работает государственным инспектором Россельхознадзора, Иван — сутки через трое на заправке. Привычка к сельскому труду у них с детства. «Жить в деревне и не держать хотя бы десяток кур — такого мы не понимаем. Почему-то сейчас в деревне мало кто хочет заниматься сельским хозяйством, вплоть до того, что не хотят сажать грядки для себя. Смотришь: люди едут с базара. Что везут в деревню? Огурцы, помидоры. Это уже полная деградация сельского образа жизни», — с горечью замечают братья. В прошлом году они искали пастуха для овец. Работа несложная, овцы — животные стадные, не разбегаются. Платили 7 с половиной тысяч рублей. Нашли пастуха с трудом. Он проработал месяц, получил зарплату и исчез. Кто-то выдерживал один-два дня. Пришлось Ивану после смены всю осень сторожить овец самому, а ведь еще и дом достраивали.

Иван с мамой, когда у нее начало пошаливать здоровье, решили переехать из Волгоградской области поближе к родне. В 2003 году купили под Гороховцом старенькое строение в надежде его отремонтировать. Максим вызвался помочь с ремонтом, но когда сруб тронули, оказалось, что его нужно разбирать и строить заново. Вначале планировали один этаж на высоком цоколе, но оставался кирпич, сделали цоколь повыше -получился первый этаж. На него водрузили сруб. Посмотрели: какой-то скворечник получается. Пристроили еще несколько метров, и получилась большая спальня на втором этаже. Теперь в доме 4 просторные комнаты, осталось, говорят братья, довести их до ума.

Самая тяжелая работа уже позади. Первые две зимы разрабатывали заросший лесом участок: корчевали и выпиливали деревья. «Тогда было не до фотографий, а жаль. Сейчас сравнили бы, что было и что стало», — говорит Максим. Он признается, что настолько втянулся, помогая брату, что даже переехал из Гороховца, где живут родители, в деревню.

Глаза страшатся, а руки делают
Начинали хозяйство с десятка кур. Потом привезли индюшиные яйца, вывели индюшат. Дальше — больше. Одно время держали 350 кур, сто гусей, почти сотню индюков, понемногу индоуток и цесарок . «Птиц у сейчас сокращаем, корма стали дорогие. Продавали десяток яиц за 45 рублей, потом за 50. Посчитали — прослезились: работаем себе в убыток. Перепрофилировались на КРС», — поясняет Иван. Взять первую корову его уговорил брат, а Иван побаивался: «Куда молоко девать будем? Местные покупают в магазине пакетное. Жирностью 2,5%, оно стоит 24 рубля за литр, мы свое, жирное, продаем по 30 рублей». Однако покупатели нашлись в Гороховце, и сейчас молока на всех уже не хватает. С дойкой братья легко справляются. Максим умеет доить хорошо и быстро, учит Ивана. «Уже получается. Раз корова не лягается, значит, ей нравится», — улыбается наставник.

У братьев все получается как-то весело, играючи. Огород — вообще не проблема. Иван демонстрирует ноу-хау: берет мотыгу на длинной ручке и ловко подсекает сорняки: «Пару раз в день пройдешься по грядкам — и порядок. Всех дел на 15 минут». Овощи сажают для себя, то, что остается, мама Ивана относит на рынок: картошку, морковь, лук, свеклу. Есть два своих участка по 10 соток, взяли в аренду еще гектар и посадили там кормовую свеклу: надо скотину кормить.

Бычков решили откармливать сразу, а овцы в хозяйстве появились случайно. Родители Максима попросили раздобыть на день рождения барана — готовилось застолье. Барана привезли, а заодно двух ярочек. «Люди держат овец. Подумали: у нас есть маленький сарайчик, давай попробуем тоже. Стадо стало прирастать. Сейчас 60 голов, но проблема в сбыте. Начнем с того, что шерсть вообще никому не нужна, мы ее подстригли, сложили в ящик, сжигать, наверное, придется. Поярковую -первый настриг шерсти у перезимовавших ягнят — может, еще возьмут. Она мягкая, идет на детские вещи. Вот только пряху найти трудно, а раньше в каждой деревне были. Сейчас и валенки никто не валяет», — говорит Максим.

Еще 10 лет назад в деревне Выезд было 60 коров, теперь осталось пять. Пару десятков овец для себя держит еще один хозяин. Вот и вся живность.

Подновили часовенку
«Здесь в старину, когда еще большое Сасово болото живо было, держали гусей, уток. В начале лета их отправляли на болото, и они приходили только осенью с выводками. Никто их дома не держал, — рассказывает Максим. — Выезд — очень старая деревня старообрядцев-кулугуров. Морозовка, Куприяново, Хорышево — это была их сторона». Когда разбирали дом, братья нашли на чердаке записи 1886 года. Вероятно, здесь жил староста, он вел запись «сбору оброка с крестьян деревни Выезд» и тщательно фиксировал, кто сколько овец, муки или яиц дал. Старообрядцы строили большие дома, хозяйство у них было крепкое, люди работящие, чистоплотные, но весьма негостеприимные. Попить воды было не допроситься. Для приезжих у колодца держали отдельное ведро.

В 60-е годы, когда судостроительному заводу требовались рабочие руки, сюда переехало много жителей из Пестяков Ивановской области и Починок Нижегородской. Старообрядческая церковь в деревне Выезд давно рухнула от ветхости, но еще осталось несколько часовенок. Одна из них — перед домом Максима и Ивана. «Соседке еще ее мама рассказывала, что часовне более 200 лет. Говорят, что перед домом была липовая аллея в три ряда, но мы застали только кучи мусора. Часовня покосилась и выглядит как Пизанская башня. Мы предотвратили усадку грунта, подсыпали холм, а как привести ее в вертикальное состояние, не знаем. Нужен хороший строитель, чтоб ее поправить, не разрушить. Купили иконы для часовни, поставим, будем зажигать лампадки, как делали в старину», — рассказывают братья. Они — люди верующие, хотя и нечасто посещают храм. Максим поет в церковном хоре.

«Не могу сказать, чтобы к нам кто-то относился в деревне негативно. Со всеми живем мирно, — рассказывает Максим. — Нам хочется довести хозяйство до ума, избавиться от трудоемких процессов, чтоб было удобно. Нужна техника, оборудование, но уж очень дорого все стоит. Купили инкубатор на тысячу яиц — заплатили 70 тысяч, маленькую немецкую машинку для стрижки овец — 20 тысяч. Если стоит выбор: нанять кого-то или купить оборудование, мы, конечно, склоняемся к оборудованию. Приходится больше работать, но это вложения в будущее». «Математика простая, — добавляет Иван, — все огрехи тут же себя проявляют. Пока в основном действуем методом проб и ошибок. Постепенно все налаживается».

Забили бычка, говядину отвезли в Москву — нормально получилось. За бараниной к ним приезжают на дом. Братья собираются покупать третью корову и доильный аппарат. Заказов много. Их часто спрашивают: как все успеваете? Ответ один: «Пораньше встанешь, попозже ляжешь. Часов в 6 встаем, до 11 во дворе, а потом свободное время. На любовь и ласку, пусть невесты не переживают, время и силы остаются».

Елена ЩУКИНА