Загадочный предок Грибоедова

Совсем незамеченным прошел 250-летний юбилей нашего земляка, о котором мы не знаем почти ничего, и семейство которого, тем не менее, получило мировую известность. Это отставной секунд-майор Ярославского пехотного полка Сергей Иванович Грибоедов — отец автора знакомого каждому «Горе от ума».

Даже сейчас, два с половиной века спустя, его родственные связи во многом остаются загадкой для исследователей, а фамильные тайны немногие посвященные сначала боялись раскрыть, а потом их потомки уже не смогли разобраться в сплетениях правды и вымысла.

«Читать и писать по-российски умеет»
В большинстве биографий Александра Сергеевича Грибоедова обычно обходят молчанием тот факт, что его отец, хотя и сын бывшего председателя владимирского губернского магистрата, был человеком своеобразным. В наше время он, скорее всего, стал бы завсегдатаем игровых салонов, причем из числа тех, кто просаживает там последние деньги. Правда, на рубеже XVIII-XIX столетий автоматы с успехом заменяли игральные карты. Один пример: в начале 1780-х гг. во Владимире Сергей Грибоедов в компании других картежников обыграл некоего, выражаясь современным языком, «лоха», несовершеннолетнего дворянина Никиту Волкова, на огромную по тем временам сумму в 14 тысяч рублей, после чего вмешаться в ситуацию пришлось владимирскому генерал-губернатору графу Роману Илларионовичу Воронцову, который пресек «разводку» не в меру доверчивого и азартного юнца.

Образовательный уровень отца классика первой величины был невысок. В его послужном списке (личном деле) значится: «грамоте читать и писать по-российски умеет». Когда среди дворянства было распространено знание иностранных языков, а также различных наук, как точных, так и гуманитарных, такой «багаж знаний» можно считать минимальным. «Отставной офицер, с весьма скромным образованием, незавидными средствами и не со столь лестной репутацией» — так характеризует С.И.Грибоедова один из историков.

Однофамильцы или родня?
Уже более полутора веков ходят слухи, что Сергей Грибоедов был еще и любвеобилен. Например, первый биограф А.С.Грибоедова, владимирский дворянин Дмитрий Смирнов (его бабка по матери была Грибоедова), писал о неких тайнах грибоедовской семьи, о которых нельзя рассказывать. Неудивительно, что до сих пор точно неизвестна даже дата рождения самого Александра Сергеевича — есть как минимум два варианта, причем по одному из них он появился на свет вне брака. Кстати, неизвестны точная дата рождения и обстоятельства смерти и самого С.И.Грибоедова. А для дилетантов генеалогия Грибоедовых и вовсе представляется подобием темного леса, особенно если не знать, что мать писателя Анастасия Федоровна Грибоедова была урожденной… Грибоедовой!

Историки по сей день спорят, были ли Сергей и Анастасия Грибоедовы родственниками еще до вступления в брак или только однофамильцами. И хотя окончательно разобраться в хитросплетениях грибоедовской родословной до сих пор не удалось никому, скорее всего, оба супруга все-таки принадлежали хотя и к разным ветвям — владимирской и смоленской, но одного и того же старинного дворянского рода.

Аналогичный пример можно привести из родословия известных владимирских дворян Танеевых. Прадед композитора Сергея Ивановича Танеева, тоже отставной майор Михаил Иванович Танеев, женился на Надежде Петровне Танеевой, своей дальней родственнице. И хотя долгое время считалось, что М.Танеев -потомок «владимирских» Танеевых, а Н.Танеева — «орловских», разыскания в архивах позволили точно установить, что обе ветви имеют общий ствол генеалогического древа, уходящий корнями в конец XV — начало XVI веков. Вероятно, так же дело обстоит и с Грибоедовыми.

«Картежник, мот и вообще человек никчемный»
Сам по себе брак Сергея и Анастасии современниками воспринимался как неоднозначный. Анастасия была младшей из четырех дочерей отставного бригадира (бригадного генерала) Федора Алексеевича Грибоедова, который хотя и был достаточно состоятельным помещиком, но на всех дочек приданого все равно не хватало. Один из биографов описывал обстоятельства данного брака так: «Нелегко оказалось пристроить Настасью. Мать прибавила ей двести душ приданого и настояла на первом подвернувшемся женихе. Им оказался картежник, мот и вообще человек никчемный — Сергей Грибоедов».

Впрочем, возможно тут сказываются отголоски настроений спесивой родни невесты. Сын Ф. А .Грибоедова Алексей был женат дважды: первым браком на княжне Александре Сергеевне Одоевской, а вторым — на родственнице императорской династии Анастасии Семеновне Нарышкиной. Поэтому, хотя приданого и давали не слишком много, родством с царской фамилией смоленские Грибоедовы гордились особо.

И хотя ближе ко двору Грибоедовы от такого союза не стали, сын Сергея и Анастасии был изначально причастен к классике отечественной литературы. Во-первых, его дед по матери, бригадир Федор Алексеевич Грибоедов, стал прототипом главного героя комедии Дениса Фонвизина «Бригадир». Во-вторых, отец второй супруги Алексея Грибоедова Семен Васильевич и ее дядя сенатор Алексей Васильевич Нарышкины писали стихи, занимались переводами и во многом вследствие своих литературных склонностей пользовались расположением императрицы Екатерины II.

Через брак с Анастасией Федоровной Грибоедовой отставной майор Сергей Иванович породнился со многими именитыми родами владимирского дворянства. Достаточно сказать, что только по линии родной сестры А.Ф.Грибоедовой Елизаветы Федоровны, вышедшей замуж за отставного гвардейского офицера Владимира Алексеевича Акинфова, будущий автор «Горе от ума» оказался в родстве с Небольсиными, Огаревыми, Ознобишиными, Римскими-Корсаковыми, Самойловыми, князьями Прозоровскими и Юсуповыми, многие из которых занимали во Владимирской губернии видные посты.

Племянница Грибоедова и графа Воронцова
Даже служба А.С. Грибоедова при всесильном наместнике Кавказа генерале графе Эриванском и будущем князе Варшавском Иване Федоровиче Паскевиче, которая подавалась рядом советских историков чуть ли не как «принудиловка», на самом деле объяснялась покровительством царского «отца-командира» (так называл Паскевича император Николай I, под началом которого венценосец начинал свою военную службу) двоюродному брату жены. И, к примеру, строки известного поэта Дмитрия Кедрина о Грибоедове:

Помыкает Паскевич, Клевещет опальный Ермолов… Что ж осталось ему? Честолюбие, холод и злость… От чиновных старух, От язвительных светских уколов. Он в кибитке катит, опершись подбородком на трость…

иначе как сильным преувеличением назвать нельзя. Генерал Паскевич покровительствовал А.С.Грибоедову, так как был женат на Елизавете Алексеевне Грибоедовой, племяннице матери писателя. Именно ее отец, дядя писателя, выведен в «Горе от ума» в образе Фамусова.

Любопытно, что именно по линии Паскевичей Александр Грибоедов породнился и с семьей владимирского наместника графа Романа Илларионовича Воронцова. Племянница последнего, графиня Ирина Ивановна Воронцова-Дашкова, была замужем за сыном Ивана Паскевича и Елизаветы Грибоедовой Федором Паскевичем, светлейшим князем Варшавским -двоюродным племянником автора бессмертной комедии. Примечательно, что княгиня Ирина Воронцова-Паскевич тоже была причастна к литературе. В частности, она первой перевела роман Льва Толстого «Война и мир» на французский язык. Прославившейся благотворительностью племяннице одновременно Александра Грибоедова и графа Романа Воронцова (поистине удивительное сочетание!) в городе Гомель в Белоруссии недавно поставлен памятник.

Отец А.С.Грибоедова -типичный представитель своего поколения, в котором, как и в любом, были отнюдь не только выдающиеся личности. Однако, так или иначе, именно в его семье вырос гений российской словесности, незаурядный пианист, литератор и дипломат. И исследователи отечественной истории и литературы и впредь будут изучать все аспекты жизни майора Сергея Грибоедова с не меньшим рвением, чем факты биографии его знаменитого сына.

Николай ФРОЛОВ