Возгласы «За Родину! За Сталина!» теперь моветон?


Зиновий Галинкин, ЧЛЕН ОБЩЕСТВА «МЕМОРИАЛ»:

«- Ну фашисты, самые настоящие, что с ними разговаривать. Вот это Гитлер-югенд, а это..
— Да вы не оскорбляйте.
— Оскорбляю? Это я ещё не оскорбляю — это я мягко говорю.»

Член общества «Мемориал» Зиновий Галинкин, ругая юных коммунистов, уходит из зала. В прошлом репрессированный — отсидел четыре года за антисоветскую агитацию – он не понимает, как кто-то может вставать грудью за Сталина, и уж тем более, говорить такое:

«-Все эти возгласы, которые они произносят, что преступник, миллионы жертв репрессий — приведите факты.
-Всего репрессированных было четыре миллиона, всего расстрелянных.
— Всего?
— Всего.
— Это мало?
— Извините меня, это архивы.
— Подождите, это мало? Четыре миллиона, хорошо?
— Нет, дайте договорить.
– Я один миллион скажу, один миллион, 200 тысяч. Какая разница.
– Дайте договорить.
— Ну вы же не маразматики, я не знаю.
– Нет, не маразматики. Мы абсолютно здоровые люди.»

Коммунисты утверждают, что никакого геноцида режим Сталина не вел, да и называть его преступником нельзя — суда ведь не было.

Валентина Комарова, СЕКРЕТАРЬ ОБКОМА КОМСОМОЛА:

«Если будут представлены какие-то доказательства, да, действительно, его можно представить преступником, и так далее и тому подобное. Сейчас — у нас идут сплошные догмы, без доказательств, без фактов.»

Между тем, программа десталинизации предлагает считать Советский Союз государством тоталитарным и преступным. Коммунисты приводят результаты опроса — большинство россиян против подобных обвинений в адрес страны, в которой они выросли. Тут не выдержал еще один участник дискуссии. Правозащитник Артём Марченков последние годы живёт в Италии и много путешествует по миру. Говорит, каких только левых не встречал – но такие есть только у нас.

Артём Марченков, АКТИВИСТ «МОЛОДЁЖНОГО ПРАВОЗАЩИТНОГО ДВИЖЕНИЯ»:

«Я не представляю просто, как жить вместе вот с этими людьми в одном обществе. Это получается, что в любой момент в России может действительно повториться такая же вещь, при полном одобрении народа. Отношение к Сталину, у левых — у европейских левых — каких угодно — системных, не системных — совершенно чёткое и определённое.»

Именно этого — определиться в своем отношении к одной из самых противоречивых эпох и фигур новейшей истории — и хотят сторонники новой программы.

Валентина Ивакина, Андрей Максимов.