Праздник с сединою на висках

Внимание к ветеранам войны — самое ценное, что сегодняшнее поколение может им дать. На заводе «Армагус» свято чтут традиции.

9 Мая они снова будут петь песни о войне. «День Победы», «Землянка», «Темная ночь», «Катюша», «Где же вы теперь, друзья-однополчане»… И вновь каждое слово из этих святых песен отзовется в сердцах особой болью и скорбью. Ведь за каждой из них — своя история: история семьи, история любви, история сражения.

Героические и трагические события Великой Отечественной с каждым годом все дальше. А время движется вперед: заросли травою окопы, помолодели города, выросли внуки и правнуки. Но память осталась. Память о бессмертном подвиге нашего народа. Все меньше ветеранов приходит 9 Мая к Вечному огню, все меньше их остается среди нас. И тем ценнее общение с ними.

Нет такой платы, какой можно было бы сполна отблагодарить солдат Великой Отечественной за жизнь, которую они нам подарили, защитив нашу страну от страшного врага. Но есть бесценный для ветеранов подарок — это искреннее и постоянное внимание к фронтовикам, сохранение их воспоминаний о пережитом и доброе человеческое общение, которого им порой так не хватает. На заводе «Армагус» поименно знают всех ветеранов-заводчан и нужды каждого из них.

После войны, демобилизовавшись из рядов Советской Армии, на гусевской завод «Красный Профинтерн» (ныне ОАО «Армагус» ) пришли работать более ста человек. Сегодня свидетелей военных событий остались единицы, и все они нуждаются в поддержке и помощи — годы берут свое. На «Армагусе» внимательно относятся к каждому, причем не только 9 Мая — если нужна какая-то помощь, здесь никому не отказывают. Кроме того, ежемесячно ветераны получают по 200 рублей прибавки к пенсии, а каждый год, в День Победы, на заводе организуется праздник в их честь.

9 Мая за общим столом ветераны пригубят традиционные фронтовые сто грамм и поведут неспешную беседу. Сегодня на вопрос, как вы живете, фронтовик Николай Викторович Иванов неизменно отвечает: «Живем — не горюем!» Люди его поколения отличаются неизменным оптимизмом, перед которым отступают невзгоды и болячки. Они много повидали на своем веку, знают, что такое жизнь, и умеют беречь каждое ее мгновение.

В кругу своих сверстников Николай Викторович слывет отменным запевалой — ни один праздник не обходится без песен в его исполнении. Среди любимых и особенно дорогих -конечно же, песни военных лет. «Бьется в тесной печурке огонь, на поленьях смола, как слеза…» Сегодняшние 18-летние ребята, скорее всего, не знают этих строчек — но это неважно. Пусть им никогда не придется воевать: об этом мечты ветеранов Великой Отечественной войны. Войны, которая отобрала у них молодость.

Военная закалка помогает в мирной жизни
Николаю Иванову, жителю Кировоградской области, едва исполнилось 18, когда началась война, и он попал в учебный батальон. Дальше были Ленинградский фронт, бои по освобождению Ленинграда и Старой Руссы, участие в прорыве и ликвидации Курляндской группировки, ранение и награды. На груди Николая Викторовича сияют ордена Красной Звезды и Отечественной войны I степени, медали «За боевые заслуги», «За победу над Германией», юбилейные медали.

— Орден Красной Звезды — самую почетную награду — я получил за боевые действия в Прибалтике, — вспоминает ветеран. — Мы выбили немцев из хутора. С сопки, где они расположились, хорошо просматривалась единственная дорога через сланцевые болота, по которым проходили наши войска, и немцы обстреливали наших солдат. Я тогда был ручным пулеметчиком, воевал вместе с напарником — заряжающим Матвеевым. Сопку мы взяли.

Во время боевых действий в Прибалтике Николай Викторович был тяжело ранен в плечо, попал в госпиталь. Но на этом война для сержанта Иванова не закончилась. В 1945 году его отправили служить в авиацию в Подмосковье испытывать новые самолеты.

Демобилизовался из армии Николай Викторович в марте 1950 года и по совету своего друга приехал в Гусь-Хрустальный — в Кировограде у него никого не осталось. Так для него начался трудовой путь на арматурном заводе, где в его трудовой книжке всего одна запись о приеме на работу — 19 марта 1950 года токарем-карусельщиком механосборочного цеха.

— На войне было трудно, — рассуждает Николай Викторович, — того и гляди — убьют. Но и на заводе тоже нелегко. Чтобы стать хорошим токарем, люди иной раз учатся по многу лет, а меня жизнь заставила после десяти дней ученичества встать к станку самостоятельно. Помогла военная закалка. И так всю жизнь: надо — так надо! Я никогда не боялся в глаза начальству говорить, как нужно сделать правильно. Меня даже из-за этого выбрали председателем товарищеского суда на заводе. Так и сказали: иди, будешь там справедливость восстанавливать!

До 1993 года проработал Николай Викторович на заводе. Но и сегодня «Армагус» для него что дом родной. А как же иначе — ведь здесь прошли лучшие годы!

— Я желаю заводу, чтобы он развивался, — говорит нынешний пенсионер Иванов. — Чтобы он нас не забывал, внимание для нас сейчас -самое главное. А уж мы свой завод не забудем никогда!

Куда только не забрасывала меня судьба!
«Ту заводскую проходную, что в люди вывела меня» Владимир Александрович Денисов вспоминает с особой теплотой. Наперебой с Николаем Викторовичем он рассказывает, какие грандиозные изменения произошли на их родном заводе за шесть десятков лет. В далеком 1951 году ему, 24-летнему парню, только что демобилизовавшемуся из рядов Советской Армии, арматурный завод тоже дал путевку в жизнь.
А воинская служба для Владимира Денисова, который родился под Гусем в 1927 году, началась в 1944-м, закончил он ее младшим сержантом.

— Меня призвали в ноябре, — вспоминает ветеран. — Хотели было отправить в школу младших командиров, да не хватило образования — у меня на тот момент было всего четыре класса. Отправили в учебку под Гороховец. Мы тогда с товарищами очень хотели поехать на фронт, но нам сказали: там и без вас обойдутся! Весной 1945 года был набор в тяжелую артиллерию — так я попал в 156 стрелковый полк, нас переправили под Владивосток. А вскоре объявили, что началась война Советского Союза с Японией, и меня отправили служить телефонистом. Судьба покидала меня достаточно: служил на китайской границе, где наш полк постоянно находился под обстрелом, довелось побывать в Северной Корее. Однажды в Корее, во время командировки по заготовке мясных продуктов, возвратным тифом заболел один из переводчиков, пришлось везти его в Пхеньян. Я заразился от него, и когда вернулся, попал в госпиталь, где провалялся целый месяц. В конце 1946 года нас отправили в Россию. Не успели прибыть во Владивосток, объявляют: кто хочет ехать на Северный Сахалин учиться на шофера? Я решил поехать — выучился. Потом работал слесарем уже на Южном Сахалине, затем там же работал на складе. Говорят, очень неплохо работал. Этот опыт мне пригодился уже в Гусь-Хрустальном, на арматурном заводе.

17 лет проработал Владимир Александрович токарем на заводе, в одном цехе с Николаем Викторовичем («Только на разных станках!» — добавляет бывший токарь Иванов). А уже потом — в его багаже 25 лет безупречной работы на складе.

На кителе Владимира Александровича блестят медали «За Победу над Японией», «За боевые заслуги», множество юбилейных и трудовых медалей. Жизнь тоже щедро наградила младшего сержанта Денисова, подарив ему трех дочерей и множество внуков и правнуков: в мае ветеран ждет гостей к празднику.

Для нас война закончилась в 1950-м

Сергея Зайцева призвали на войну, когда ему было 17 лет. Сельскому пареньку пришлось идти до военкомата пешком целых 25 километров — однако это ни в коей мере не охладило его патриотического пыла. Очень ему хотелось попасть на войну, так же как и большинству его сверстников. Тем более что в 1943 году в боях погиб его отец, оставив дома четверых детей. Сережа был старшим.

— Был сформирован эшелон призывников из Горьковской и Владимирской областей и направлен в Кронштадт, в школу имени Попова — того самого, который изобрел радио, — рассказывает Сергей Иванович Зайцев. — Школу закончил радиотелеграфистом и был направлен в Ленинград, на Балтийский судостроительный завод — там как раз формировали команду для строительства надводных кораблей. В 1945 году началась моя служба на тральщиках на Балтике, которая продолжалась вплоть до 1949 года. Я тогда был, можно сказать, салагой, однако ответственность на мне была большая: мы разминировали минные поля. Причем в тихую погоду тралили весь световой день. Нам тогда говорили: для вас война еще не закончилась. Так что мне пришлось побывать и в Италии в составе спецкоманды, и служить на Черноморском флоте, пока в 1950 году по болезни меня из армии не комиссовали.

Сергея Ивановича Зайцева жизнь привела на завод «Красный Профинтерн», который стал его судьбой и любовью. Работал и токарем, и слесарем по ремонту технологической оснастки, и заточником. Золотые руки у Сергея Ивановича: за что, бывало, ни возьмется — все у него получается! Да и сегодня на заводе он частый гость — всегда поможет советом, подскажет. Жаль только, здоровье подводит.

— Я желаю всем ветеранам, всем работникам завода и всем гусевча-нам крепкого здоровья, — говорит Сергей Иванович. — Все остальное у нас есть.

Все для фронта, все для Победы
В истории арматурного завода есть своя военная страница.
В 1939 году Гусевской машзавод получил военный заказ на изготовление печек-буржуек для Красной Армии, участвовавшей в советско-финляндской войне 1939-1940 годов. С 22 июня 1941 года предприятие окончательно перешло на выпуск новой для него продукции. С началом Великой Отечественной войны завод становится «секретным» и передается из ведомства наркомата общего машиностроения в ведомство наркомата минометного вооружения. В предельно короткие сроки было освоено производство корпусов для гранат Ф-1 (лимонка), корпусов и стабилизаторов для мин, авиационных бомб, слесарного инструмента. Завод переходит на круглосуточную работу. Осенью 1942 года здесь отливают до 12 тысяч штук каждого вида боеприпасов ежемесячно. На предприятии трудятся более 600 человек, среди которых 14-16-летние дети и инвалиды, поскольку рабочих рук не хватает: более ста двадцати работников призваны или ушли добровольцами на фронт. Работали до 18 часов в сутки. За опоздание на смену грозил суд. Помимо боеприпасов, в 1944 году гусевские металлурги осваивают производство деталей для тракторных заводов страны, перешедших на выпуск танков.

Рабочие получали по 800 г. хлеба, служащие — по 400 г., иждивенцы — по 300 г., начальникам цехов и отделов выдавалось, кроме хлеба, по 0,5 л спирта. Лучшим подарком за честный и добросовестный труд считались ордеры на одежду, талоны на бесплатные обеды, печатки мыла. В 1944 году объем военной продукции завода составил почти 90 процентов.