Погорельцам выставили счета за «коммуналку»

Апрельский пожар во Владимире в доме №6 по улице Труда вошел в сводки новостей сразу по нескольким причинам. Пожарные выезжали по вызову несколько раз, однако итог плачевен: дом, где всего-то восемь квартир, лишился крыши, а жильцы оказались реально обескровленными. Каково же было их удивление, когда в начале мая они получили квитанции за коммунальные услуги. И узнали, что должны за месяц после пожарища по нескольку тысяч рублей. Но обо всем по порядку.

Как спичечный коробок
На минувшей неделе Госпожнадзор решал вопрос о возбуждении или отказе в возбуждении уголовного дела по факту возгорания. Известно, что сроки следствия продлены. Но уже официально объявлено, что возгорание горючих материалов произошло от источника зажигания.

В ту беспокойную ночь с 3 на 4 апреля пожарные приезжали сюда четыре раза, а всего за сутки вызовов было намного больше. Неприятности начались после того, как вечером с крыши упала глыба льда и оборвала два электрических провода, тянущихся к дому.

Очевидцы говорят, что, как упала глыба, слышали все, в том числе жильцы соседних домов. Свет в квартирах вел себя беспокойно: то зажигался ярко, то тух. Вскоре жильцы услышали странный шум на верхнем, втором этаже. Из-под двери квартиры, где жила 92-летняя пенсионерка, потянулась струйка дыма. Вызвали пожарных. Дверь в квартиру одиноко живущей пенсионерки они еле сломали. Ее без сознания увезли в больницу, а очаг быстро залили. По сводкам, возгорание было на двух квадратных метрах: обгорела балконная дверь, в квартире было сильное задымление. Пожарные уверили жильцов, что все в порядке, с тем и отбыли.

Один нюанс: после того как ледяная глыба оборвала провода, жильцы вызывали рабочих горэлектросети. Но те развели руками: нет вышки — терпите до утра. И все бы ничего, но в этом доме у жильцов радиотелефоны. И если нет электричества, то и связь безмолвствует.

Около трех ночи люди проснулись от страшного: «Горим!» Выбегали в чем спали, некоторые успевали прихватить только паспорт. Шиферная крыша трещала и разгоралась, плюясь раскаленными гвоздями. На втором этаже из люка пламя выхлестывалось. Дом с деревянными перекрытиями оказался благодатной пищей для огня. Как потом подсчитают пожарные, в итоге была уничтожена конструкция кровли на площади 400 квадратных метров. Загорелось там же, констатируют очевидцы, в квартире пенсионерки. Она же так и не пришла в сознание, надышавшись угарным газом: умерла в больнице.

Сегодня, когда пожарные ищут причины возгорания, озвучена версия о том, что пенсионерка могла свечку зажечь после того, как свет вырубился. И эта самая свечка до пожара и довела. Однако соседи сомневаются в самом факте находчивости старушки. Она жила одна, родственники пытались ее забирать, но бабушка упиралась.

— По одной из версий, прозвучавшей сразу, бабушку назвали виноватой, — говорит Ольга Слюнкова, жительница шестого дома. — Но, по словам родственников, она не могла себе еду разогреть, кормили горячим ее приходящие ежедневно соцработники либо родственники. И они подтвердят, что она не могла спички зажечь. Более того, ее наследник утверждает, что она больше трех лет не включала газ, старческий тремор (дрожание рук) тому виной.

Пожарные сегодня как версию выдвигают предположение о наличии скрытого очага возгорания. Но окончательные выводы сделает следствие.

Ищем инвестора!
А жильцы, все собственники, пережив пожар, сегодня пытаются найти варианты восстановления потерянного жилья. В доме проживать невозможно: пожар уничтожил крышу, пожарные, заливая огонь, пролили насквозь оба этажа. С потолков во всех квартирах лился дождь. И сегодня собственникам необходимо найти радикальное решение своего квартирного вопроса.
В принципе рассматривать можно всего два варианта: дом идет под снос либо под капитальный ремонт. Дом, к слову, был сдан в 1950 году. Суммы сметной стоимости восстановительных работ уже озвучены. Прежде всего нужно будет провести экспертизу, чтобы проверить несущие способности конструкций, и принять потом решение, стоит ли дальше заниматься восстановлением кровли или признать дом подлежащим сносу. На это потребуется 100-120 тысяч рублей. И эти средства предлагают собрать собственникам. В доме, напомню, деревянные перекрытия. Жильцы проконсультировались со специалистами, и те говорят, что логично рассматривать проект замены перекрытий. А это в корне меняет представление о суммах восстановительных работ. В частности, жильцам насчитали: восстановление системы отопления — 38 тысяч рублей, восстановление кровли — 970 тысяч рублей, еще 70 тысяч придется заплатить за ремонт фасада и 52 тысячи рублей -за отремонтированный подъезд. Итого получается ориентировочно 1 млн 250 тыс рублей, или почти по 160 тысяч рублей на одну квартиру. Городская власть, естественно, обещала поддержать жильцов, пока не обозначая финансовые рамки помощи. Администрация района предложила рассмотреть и более глобальный проект: выставить участок земли, на котором расположен дом, на продажу. Тем более что участок земли находится в привлекательном месте.

Игорь Лобода, заместитель главы администрации Фрунзенского района, замечает, что любой из предложенных вариантов вряд ли гарантирует быстрое и безболезненное решение проблемы. Тем более что договориться о цене приобретаемого жилья ох как непросто! Прописанным жителям предложили жилье из маневренного фонда. Двое воспользовались этим вариантом. Остальные разъехались по родственникам.

Глава администрации города Владимира на минувшей неделе принял представителей погорельцев и обещал взять дело под личный контроль. От него Ольга Слюнкова узнала, что уже несколько инвесторов проявили интерес к их участку. В доме на восемь квартир 12 собственников, и дай бог им благоразумия договориться между собой.

Есть интересы у инвестора — отлично, мы готовы к диалогу, — говорит Ольга.
В мэрии также пообещали помочь разобраться и с полученными погорельцами квитанциями за апрель. Ведь сделать перерасчет по «коммуналке» им обещали сразу. Конечно, в доме появляются жильцы, время от времени некоторые даже ночуют, но услуги коммунальные в том объеме, который выставлен им, точно не получили! Покойная бабушка должна за апрель больше трех тысяч рублей. После того как счетчики сгорели или оказались испорченными, людям выставили счета за электроэнергию по нормативу. И все та же бабушка оказалась должна энергоснабжающей организации больше 900 рублей! Но ее-то квартира с 4 апреля закрыта! Многие вывезли бытовую технику и значительно снизили уровень потребления электроэнергии.

Жильцы говорят, что не собираются быть «халявщиками», готовы оплатить счета, но в разумных пределах. Много вопросов вызывает и строка «техническое обслуживание дома»: о каких объемах работ ведется речь?

Понятно, что расчет платы за ПРЕДОСТАВЛЕННЫЕ коммунальные услуги компьютеризирован. Но ведь сидят-то за компьютером люди, и, наверное, есть у них и понятие о неравнодушии, сострадании, совести, наконец?

Светлана САЛАТАЕВА