Карьера «правильного мента»

В начале января 1995-го части Российской Армии и МВД продолжали начатый в канун новогодних праздников штурм Грозного.

7 января на печально известной площади Минутка чеченская мина поразила штаб начальника Главного управления обеспечения охраны общественного порядка МВД России генерал-майора Виктора Воробьева. Самого генерала взрывом буквально разорвало на куски. А находившийся рядом с ним порученец майор милиции Владимир Соколов, отправленный в командировку на Северный Кавказ из Коврова, был тяжело контужен в голову.

Вынести из-под огня тело генерала и едва живого раненого смогли только с наступлением темноты. В медсанбате лишь развели руками: здесь не спасти! И тогда на военном самолете майора доставили в Центральный госпиталь МВД в Москву. Следом полетело представление о наградах, но об орденах тогда никто даже не думал. Целую неделю офицер оставался без сознания в реанимации, а врачи упорно боролись за его жизнь. Их старания увенчались успехом: пациент пришел в себя, узнав, что он уже получил медаль и стал подполковником. Однако лечение в госпиталях и реабилитация продолжались еще три долгих года, и проблемы со здоровьем остались навсегда. Поэтому и со службой в милиции, которой Соколов отдал четверть века, в 1997-м все-таки пришлось расстаться. И хотя подполковника Соколова как ветерана боевых действий при назначении пенсии приравняли к фронтовикам Великой Отечественной войны, сидеть сложа руки, даже при наличии проблем со здоровьем, он не собирался.

Лучший участковый области
В нынешнем году Владимиру Соколову исполняется 60. Сегодня ему уже и самому почти не верится, что в возрасте всего лишь 21 года, сразу после срочной службы в армии, он решился пойти участковым в один из самых сложных уголков Ковровского района. Романтика быстро развеялась, началась будничная изматывающая рутина. В поселке Достижение, селе Осипово, деревнях Старой, Крестниково и Филино тогда процветало самогоноварение, да и уровень криминогенности там просто зашкаливал. То и дело воры наведывались в осиповское сельпо и в склады совхоза «Заря», стабильно высоким оставался уровень бытовых краж, нередки были случаи хулиганства и дебоширства, а вечерами пьяная молодежь лихо гоняла на мотоциклах, часто без касок, прав и даже номеров.

Участковый уполномоченный младший лейтенант Соколов с первых дней работы начал наводить порядок на своем участке. Действовал в тесном контакте с оперативниками, проводил рейды совместно с сотрудниками ГАИ. Поначалу приходилось нелегко, но после того, как ему удалось раскрыть несколько преступлений, утихомирить, а то и отправить за решетку несколько отъявленных дебоширов и матерых уголовников, молодого участкового селяне зауважали. Одних только пьяниц и хронических алкоголиков он направил в ЛТП на принудительное лечение почти 100 человек. Всего за 3 года вместе с коллегами из уголовного розыска участковый «прописал» на зону 48 уголовников. Лейтенант Соколов добился 100-процентной раскрываемости преступлений на своем участке. Что это значит, хорошо поймет любой сотрудник милиции-полиции. Оценили его деятельность и на воровской «малине». Поняв, что Соколов в покое ее не оставит, братва решила его «убрать».

Однажды, когда лейтенант Соколов ехал в Осипово на мотоцикле по лесной дороге у Ащеринского карьера, грянул выстрел. Участковый как раз объезжал лужу на дороге, мотоцикл вильнул, поэтому убийца второпях дернул ствол ружья. Пуля, лишь немного не задев мотоциклиста, угодила в березу, росшую у обочины. А участковый сумел поймать покушавшегося на его жизнь бандита, которого суд потом надолго изолировал от общества. И хотя начальство предлагало перевести на другую территорию, со своего участка все равно не ушел. Даже криминальные личности, в конце концов, стали уважать его: «Правильный мент!» А в 1979 году капитан Соколов был признан лучшим участковым инспектором Владимирской области.

Жизнь после взрыва
В том же 1979-м Владимир Соколов по направлению Ковровского ГОВД был отправлен на учебу в Ленинградское высшее политическое училище МВД, которое окончил с отличием и, вернувшись в Ковров, продолжил работу в милиции, но уже на командных должностях, в том числе заместителем начальника милиции общественной безопасности. В декабре 1994-го его направили в составе группировки МВД в Чеченскую республику с формулировкой «для решения вопросов борьбы с незаконными формированиями и укрепления законности». Майор Соколов попал, как говорится, с корабля на бал, оказавшись в самом пекле военных действий. Начался штурм Грозного, кровавые бои на его улицах. А потом взрыв чеченской мины разделил всю жизнь на «до» и «после»…

Когда длительный курс лечения и реабилитации закончился получением 2-й группы инвалидности и подполковник милиции Соколов был вынужден расстаться с любимой работой, встал вопрос: чем заниматься дальше? Друзья советовали беречь себя. Хорошее материальное обеспечение, дача в деревне — что еще надо? Отдыхай, рыбу лови, воздухом дыши. Но деятельной натуре Владимира Львовича праздность была чужда. Имея к том у времени диплом юриста, Владимир Львович решил переквалифицироваться в адвокаты. Ему очень помог богатый опыт практической работы в органах защиты правопорядка. И с 2000 года ветеран чеченской войны, отмеченный многими государственными наградами, сдав положенный квалификационный экзамен, начал свою адвокатскую практику.

С самого начала он специализировался на уголовных делах, так как с любыми, даже с самыми непростыми клиентами мог найти общий язык — за длительную службу в милиции навидался всякого. Сегодня счет своим «крестникам» Соколов ведет уже на сотни. Многие из них получили условные сроки, несколько десятков освободились условно-досрочно, некоторые были оправданы. Впрочем, порой в работе приходится делать незапланированные перерывы. Последствия тяжелой контузии время от времени дают себя знать. Но залеживаться на больничной койке Владимир Львович не привык. Чуть только станет полегче, вновь спешит на очередное судебное заседание.

Имея неплохую иномарку, он почти всегда ходит пешком — так рекомендовали врачи: полезнее для здоровья. И при этом всегда и везде успевает и никогда не опаздывает. Адвокат Соколов — человек общительный и очень доброжелательный, заражающий всех своим оптимизмом. И очень скромный. Почти никто из его подзащитных не знает о боевом прошлом своего адвоката (его личные вещи и документы стали экспонатами музея Ковровского УВД), некоторые не догадываются о том, что он занимал высокие посты в милиции. Владимир Львович активно участвует в работе совета ветеранов правоохранительных органов, но свои награды, которых у него немало, не надевает практически никогда. «У меня внук с ними играет!» — обычно с улыбкой отмахивается он, когда бывшие коллеги в канун очередного Дня милиции просят, чтобы ветеран был «при параде». «Я никаких подвигов не совершал, просто старался добросовестно выполнять поставленные задачи…»

Михаил ОДИНЦОВ