Беды не оставляют погорельцев

В современном доме семьи Зубковых, где есть даже спутниковая тарелка и высокоскоростной интернет – всё в лучших деревенских традициях. Например, туалет на улице – причём, в прямом смысле слова. Содержимое канализации вытекает туда, где по замыслу хозяев участка должны быть грядки. Зловонной жидкостью территорию приходится удобрять до двух раз в день – а иначе всей семье придётся сидеть без туалета, ванной и даже электричества.

Аркадий Зубков, ЖИТЕЛЬ ДЕРЕВНИ ИВАТИНО:

«Вот я смотрел в интернете, как это должно быть всё устроено. Вот этот вот отстойник, и вот этот генератор — должны быть выше уровня земли на 15-20 сантиметров. А здесь видите — всё в земле.»

И такая картина – в десятке домов. От постоянной влажности происходят провалы земли на участках, у некоторых зданий уже трещат фундамент и стены. А вот, например, во что за полгода превратились пешеходные дорожки. Впрочем, здесь и без влаги всё рушится – говорят местные жители.

Григорий Олейник, ЖИТЕЛЬ ДЕРЕВНИ ИВАТИНО:

«Оно сразу, как зашли сюда, всё захлопало. И этот вот угол отошёл.»

И даже с огородом не заладилось как-то. В открытом поле за деревней лежит плодородный слой земли, который рабочие сняли с площадки, когда шла стройка. Обещали вернуть, но не вернули. И теперь, чтобы на этих участках хоть что-нибудь вырастить, местные бабушки покупают компост – по две с половиной тысячи за кучу. Надежда на урожай в этом году обрывается вместе с тротуарами. Отсюда начинается та часть деревни – где живут так называемые переселенцы. И здесь ещё даже участки не уравнивали. Это при том, что в этой части Иватино строителей ждут с особым нетерпением.

Клавдия Тюрина, ЖИТЕЛЬНИЦА ДЕРЕВНИ ИВАТИНО:

«Нам сказали, когда всё уделают, тогда нас пропишут.»

Клавдия Тюрина по-прежнему прописана в несгоревшем доме выгоревшей деревни, как и остальные переселенцы. Это обстоятельство породило немало слухов. Бытует мнение, что некие структуры специально тянут время. Ведь люди здесь пожилые, если кто скончается до передачи участка в собственность – дом перейдёт государству или строительной компании. К тому же, такие случаи имели место быть.

Александр Тюрин, ЖИТЕЛЬ ДЕРЕВНИ ИВАТИНО:

«- Мать, мать! Умерла-то Суслова, да? Или как, Гусева?
— Кто?
— Умерла-то..
— А, умерла Гусева.
– Вот. Вот её дом на той стороне.»

Примечательно, что к концу нашего пребывания в Иватино, в деревню подъехали люди, которые назвались представителями местного сельского поселения. Но вот давать какие-либо комментарии они категорически отказались.

«- Если вы хотите получить официальный комментарий, вы едете в администрацию — либо в ту, либо в эту. 
— Ясно, т.е. чтобы получить ваш комментарий, мне сейчас надо в администрацию съездить? Я правильно поняла?
— Я просто сказал вам то, что я вам сказал.»

Валентина Ивакина, Олег Егоров.