Рабочие руки в дефиците. Но позолотить их никто не спешит

Президент России призвал оптимизировать и рационализировать систему начального профессионального образования. Проблема назрела давно. Предприятиям требуются рабочие руки, а молодежь не идет в ПТУ. Где выход из ситуации?

Саша Белый у станка не стоит!

Ничего удивительного: на протяжении многих лет нашей молодежи втолковывали, что престижно быть банкирами, чиновниками, юристами. Рабочая романтика доперестроечного кино с фатьяновской песней про «заводскую проходную» в 90-х сменилась образом Саши Белого — сильного парня в кожаной куртке и с пистолетом. С такими ориентирами учеба в ПТУ ассоциируется слабо. Итог — к станку молодое поколение не загонишь и палкой.

Но не будем во всем обвинять только лишь молодых. Во-первых, сериалы про коммерсантов и бандитов не школьники и не студенты снимают. А во-вторых, по зарплатам, которые сегодня предлагаются начинающим работникам, отнюдь не чувствуется заинтересованность работодателя в притоке свежих сил.

В центрах занятости Владимирской области 70% вакансий — на рабочие профессии. Требуются продавцы, швеи, водители, слесари, электромонтеры, токари, каменщики, повара, операторы связи, обработчики изделий из пластмасс, маляры, официанты, каменщики. Список можно продолжать. Какую зарплату предлагают работодатели?

Продавец может рассчитывать на 7-12 тысяч рублей, слесарь-ремонтник и электромонтер — на 7-15, повару предлагают от 5 до 9 тысяч, оператору связи чуть больше шести, и тут без вариантов. Пожалуй, наиболее щедры предприятия по отношению к каменщикам и токарям. Здесь диапазон предложенного заработка от 12 до 25 тысяч рублей, но главное условие работодателей — хотим высококвалифицированного рабочего, который ориентируется в современном производстве.

Могут ли предложить училища и лицеи готового специалиста?

Связки ПТУ — завод больше нет

— На приобретение нового оборудования давно не выделяется ни копейки. На токарных станках стоят электродвигатели 1948 года -каменный век. Чтобы развивать профессиональное образование, в него нужно вкладывать. Раньше этим занимались базовые предприятия, теперь училища, как могут, выживают сами, — говорит о наболевшем директор владимирского строительно-художественного лицея Владимир Воробьев.

Отказался от своего училища «Точмаш»; швейное училище, готовившее кадры для Киржачского шелкового комбината, поменяло профиль; лицей № 7, в течение почти полувека, с 1944 года, поставлявший рабочих на ВТЗ, утратил связи с предприятием; закрылось ПТУ № 27, когда-то имевшее производственную базу на «Электроприборе».

— У нас любят начинать с хвоста. Заговорили о профобразовании, а во главу угла надо ставить промышленность. Нужна четкая экономическая программа, льготы для развития промышленности, — убежден начальник отдела кадров ОАО «Электроприбор» Владимир Гершевич. — В 90-е годы заводы лихорадило, сокращалось производство. Какие ПТУ? Самим бы выжить. К чему пришли? Средний возраст рабочих на «Электроприборе» 47 лет. Еще немного времени, и работать будет некому.

— Создали участок № 27, набираем мальчишек с улицы и учим, а они уходят. Средняя зарплата по заводу 14 тысяч, по Владимиру — 17. Любой охранник получает больше рабочего, — с горечью говорит кадровик.

— Это тупиковая работа для молодых, — поддерживает коллегу начальник отдела кадров Владимирского моторотракторного завода Николай Николаев, — была бы приличная зарплата, шли бы в слесари. На ВМТЗ нужны наладчики, слесари, заточники — да весь спектр рабочих профессий, не идут же!

Есть две вещи, которые стимулируют человека прийти на рабочее место. Это уровень дохода и отношение общества к той профессии, которую этот юноша или девушка выбирает. Сегодня выпускников привлекает неважно какая, но работа в офисе, желательно тысяч за тридцать. Родители тоже хотят видеть свое чадо с дипломом вуза. Школа также ориентирует на получение высшего образования. Ее работа оценивается по тому, сколько человек поступило в институт. Кроме того, существует план приема в 10-е классы, от которого зависит зарплата преподавателей. В борьбу за выпускника включаются и лицеи — у них тоже план, которым, как правило, лично занимаются директора.

Будущее, как туманный Альбион

Практически все учреждения начального и среднего образования испытывают трудности с набором. В ПТУ №55 Киржача даже открыли новую специальность -мастер ЖКХ, надеясь, что сулящая неплохой заработок профессия привлечет молодежь. Ни одного заявления не поступило. В Киржачском машиностроительном колледже, чтобы заинтересовать абитуриентов, создали музейный комплекс, связанный с профильным обучением.

В училище № 9 Владимира решили, что лучший стимул — дать возможность студентам зарабатывать уже во время учебы. После занятий и в выходные под руководством мастера они трудятся в производственных мастерских, выполняя заказы предприятий. По словам директора училища Александра Уланова, могут заработать до 10 тысяч. Металлоизделия для среднего и малого бизнеса в прошлом году принесли доход 8 миллионов рублей — хорошее подспорье для обновления станочного парка, покупки инструмента и запчастей. Под долгосрочный заказ понадобился станок за 300 тысяч — нет проблем.

— Мы выполняем и социальную функцию. К нам приходят дети из неблагополучных семей, мы им платим стипендию, кормим, учим взаимоотношениям в коллективе, прививаем любовь к профессии. А уходят на предприятия -им предлагают 4 с половиной тысячи, — говорит Владимир Уланов.

Не все производства представляют, какие кадры и в каком объеме им будут нужны завтра. Да и стоит ли готовить специалистов, если нет никакой гарантии, что они придут именно на это предприятие? Один из производственников честно признался, что легче переманить квалифицированного рабочего. Пожалуй, исключением, подтверждающим это общее правило, является политика «Автоприбора». Здесь внедряют систем у бережливого производства и кадры для него готовят сами.

ПТУ № 30 располагается на территории завода, все преподаватели прошли стажировку на предприятии и будущих регулировщиков, монтажников радиоаппаратуры, операторов металлообработки, станков с программным управлением учат в соответствии с запросами конкретного производства. Студентам, успешно сочетающим учебу и практику в цехах, завод платит стипендии. Лучших направляет в корпоративный институт.

— Первоначальная зарплата выпускника училища невелика, но есть перспектива, стимул. К нам возвращаются ребята из армии, пока их немного, но они есть, -рассказывает начальник отдела кадров «Автоприбора» Галина Мизелева. Завод работает на перспективу, а пока возит специалистов из Судогды, Камешкова, привлекает иностранных рабочих.

Какое будущее ждет учреждения начального профобразования и есть ли оно вообще? Директора ПТУ признаются, что сидят как на раскаленной сковороде.

— Мы ведь сначала все разрушим, а потом думать начинаем. Сейчас есть опасение, что система начального профобразования вообще будет уничтожена. Нам оставляют только профильную подготовку, а разве за полгода специалиста выучишь? — с горечью замечает директор ПТУ № 9 Владимир Уланов.

Нововведения в сфере образовании начнут работать в полную силу в 2016 году, а уже с сентября учреждения НПО переходят на новые государственные стандарты. Если раньше училища два года параллельно давали общее и профессиональное образование, на третьем курсе увеличивали часы на производственное обучение, а в последние полгода студенты у ходили на практику, то теперь все будет иначе. Срок обучения сокращается до двух с половиной лет. Первые полтора года — только общешкольная подготовка и всего год — на получение профессии.

Будут ли востребованы выпускники лицеев и ПТУ при такой системе? И что будут делать предприятия без рабочих кадров? Вопросов пока больше, чем ответов.

Елена Щукина