Пять храмов сельского батюшки

Долгое время в возрожденном храме села Иваново-Эсино не было своего постоянного священника. В начале 2008-го туда был назначен настоятелем иерей Симеон Кравченко.

За прошедшие три года молодой батюшка одновременно стал настоятелем Воскресенской церкви села Павловское, которую еще предстоит поднимать из руин, служит в Михаило-Архангельской церкви села Смолино, приезжает по праздникам священствовать в Маринино, в минувшем году принял участие в расчистке еще одного поруганного церковного здания в селе Милиново. И это при том, что данные села находятся в десятках километров друг от друга…

Иерей Симеон Кравченко — священнослужитель во втором поколении. Его отец Иоанн Кравченко начинал карьеру священника почти 40 лет назад. По примеру родителя и нынешний иваново-эсинский батюшка решил стать пастырем.

Однако путь до иерейства оказался извилист. После окончания духовного училища в Гусь-Хрустальном Семена Кравченко призвали в армию. Отслужив два года, сержант Кравченко поступил в Московскую духовную семинарию. Последний семинарский курс будущий священник заканчивал уже заочно — начал помогать отцу в качестве диакона.

Сегодня многим эсинцам кажется, что отец Симеон у них служит уже давно, настолько там к нему привыкли. Иерей Симеон сразу же по прибытии на приход организовал там воскресную школу для сельских ребятишек.

— Хороший батюшка! — говорят прихожане о своем пастыре. — Молодой, а душевный. И еще — истовый!

Сельский батюшка почти как сельский врач: знает каждого и его в любое время могут позвать на помощь. В мае 2010 года, когда сильный лесной пожар вплотную подступил к поселку Красный Маяк, местные жители вызвонили отца Симеона: «Батюшка, выручай!» И после того как тот, срочно приехав, прямо у кромки дыма и огня отслужил молебен перед иконой Божией Матери «Неопалимая купина», огненная стихия дальше того места так и не продвинулась — замерла в считанных метрах от крайнего к лесу дома…

В Иваново-Эсино церковь нуждается во многом: надо менять систему отопления, устанавливать новые стеклопакеты. А в Павловском пока отремонтирована лишь малая часть большого храма. В Смолино же и вовсе не храм, а одно название. В Маринино до сих пор не оформлен приход. Но отец Симеон успевает повсюду. В церковные праздники служит сразу в четырех местах — пока доберется до дома, как говорится, ног не чует. И хотя смолинский и марининский храмы официально за настоятелем церкви в Иваново-Эсино не закреплены, он все равно приезжает туда.

— Почему? — спрашивают многие.

— А больше все равно некому, — бесхитростно отвечает батюшка. — Просят приехать, как откажешь, если народ к вере тянется!

Прошлым летом отец Симеон возглавил группу молодежи, которая занималась расчисткой старинной церкви села Милиново, возведенной еще в начале XVIII столетия. И хотя сегодня в Милиново почти нет постоянных жителей, возможно, и там когда-нибудь церковь обретет второе рождение. Кстати, от Эсино до Милиново более 20 километров, причем половина пути — по весьма скверной дороге. И, казалось бы, какое дело до дальнего села батюшке, которого подчас и так почти что на части рвут?

В отце Симеоне пока нет иерейской солидности — ни внешне, ни в манере общения. Но он — настоящий подвижник, скромно и незаметно каждодневно выполняющий свою нелегкую миссию. Мало ему своего храма, хлопочет о нескольких других, а церковный дом до сих пор не достроен. Иерей вместе со своей матушкой Дарьей и сынишкой Вениамином, которому всего второй годик, ютится на съемной квартире. Молодой батюшка может долго рассказывать, что и где в первую очередь надо сделать — где новые рамы вставить, где двери заменить, где крышу отремонтировать, не преминет показать новый котел («хорошо греет!»), но все это лишь о церковных ремонтах. Для своих нужд ни рук не хватает, ни средств. И так получается как-то само собой. Видимо, все дело — в приоритетах.

Михаил Одинцов