Опасные каникулы

На отдыхе в летних загородных лагерях под одной крышей живут маленькие дети и молодежь до 18 лет, в том числе из неблагополучных семей, что порой приводит к трагическим последствиям.

Дедовщина в лагере

Пристроив ребенка на летнюю смену в загородный оздоровительный лагерь, родители приобретают еще одну головную боль: как проведут дети несколько недель вдали от дома? Повод для беспокойства есть: какой бы хороший ни был лагерь, российское законодательство разрешает пребывание в нем детей разных возрастов — от 6 до 18 лет. Причем попасть в одну смену мог у т дети из ра зны х семей, вполне благополучных и не очень. У каждого ребенка и подростка свои интересы, и воспитатели порой не могут сладить со всеми. Объединение ребят разных возрастов под одной крышей может привести к печальным последствиям, что наглядно показал случай в лагере Собинского района. Фигуранты этой истории оказались на скамье подсудимых.

Приговор вынесен двум молодым людям 17 и 18 лет из Собинского района. В силу старшего возраста парни заняли в лагере положение лидеров. Они заставляли малышей делиться с ними едой, стирать их одежду, убирать кровати… Младшие дети парней боялись. Воспользовавшись беспомощным состоянием одного 10-летнего мальчика, на протяжении почти трех недель злоумышленники подвергали его сексуальному насилию. Мальчик обо всем рассказал маме, только когда вернулся домой. Приговором суда парням назначено наказание в виде 4,5 лет лишения свободы каждому. На днях приговор вступил в законную силу.

Преступники оказались со своей жертвой не только вместе на территории одного лагеря и даже не просто в одном корпусе. Парней поселили в одной комнате с детьми десяти лет. А персонал лагеря ночевал в отдельном корпусе. Воспитатели и вожатые на следствии и в суде утверждали, что на протяжении всей смены не замечали неладного: днем парни вели себя хорошо, не нарушали режим, с детьми дружили… Детей подселили к «старшим товарищам» потому, что отряд «десятилеток» не укомплектовали полностью, в нем оказалось всего двое мальчишек, им не стали выделять отдельной комнаты, а объединили со старшеклассниками.

Детям до 18 разрешается

В некоторых лагерях есть строгое правило: дети в отряде должны быть одного возраста, чтобы общались в основном только со сверстниками, на одном уровне, примерно как в школьном классе. И вожатому легче работать с таким отрядом: к детям можно предъявлять одинаковые режимные требования, занять их одной игрой или общим заданием. Однако в других лагерях педагоги считают, что можно создавать разновозрастные отряды -пусть дети развиваются, узнают что-то новое друг у друга. Пусть старшие помогают младшим, учат их, как в многодетной семье. Это не запрещено санитарными правилами к устройству и содержанию детей в загородных оздоровительных лагерях.

Разрешено также пребывание в одном отряде детей из обычных и из т.н. неблагополучных семей. В законах сказано, что в нашей стране право на отдых имеет каждый ребенок (до 18 лет). При этом считается, что «трудные» подростки, попадая в хорошую атмосферу дружеского общения с другими детьми в лагере, будут лучше адаптироваться к нормальной жизни, приобретать навыки стабильного поведения, исправляться. Поэтому практика совместного пребывания в лагере детей разных возрастов и из разных социальных слоев распространена широко. Подростки из неблагополучных семей могут отдыхать в лагерях по бесплатным путевкам от отделов социальной защиты.

Однако на указанном примере становится ясно, к чему это может привести на самом деле. За «старшими товарищами» в собинском лагере нужен был глаз да глаз: один из парней — из категории «трудных», состоит на учете в комиссии по делам несовершеннолетних, отрицательно характеризуется в школе и по месту жительства из-за плохого поведения. С подростком, по сути, должны были заниматься педагоги из специализированного лагеря, например, военно-патриотического или трудового — такие тоже работают в нашем регионе. Но «трудный» молодой человек попал в обычный детский лагерь, да еще в одну комнату с беззащитными учениками начальной школы. Все потому, что формально его пребывание в одной смене с малышами не запрещено правилами.

В санитарных требованиях к устройству, содержанию и организации режима загородных стационарных учреждений отдыха и оздоровления детей сказано, что эти учреждения комплектуются по отрядам или группам с учетом возраста: дети 6 — 9 лет, дети 10 — 14 лет и подростки 15 — 18 лет, для последних рекомендовано отдельное размещение, а лучше отдельная смена, — прокомментировала старший помощник прокурора области по надзору за исполнением законодательства о несовершеннолетних Ольга Булаева.

Но, как мы видим, это пожелание выполняется не всегда.

Воспитатель -не надзиратель

В областной прокуратуре случай в собинском лагере считают вопиющим. Прокуратура ежегодно проверяет детские лагеря и выявляет, в основном, нарушения санитарно-эпидемиологических требований или пожарной безопасности. Подобное преступление насильственного характера, зафиксированное в таком детском учреждении, — редкость.

Каждый подобный факт — это чрезвычайное происшествие. Однако, по сообщениям СМИ, случаи детской «дедовщины» ежегодно выявляются по всей стране. В Свердловской области ребенок, переживший подобное, на почве нервного потрясения заболел сахарным диабетом и стал инвалидом. В лагере в Анапе подвергались насилию дети, приехавшие отдыхать на море по путевкам из Сибири. В Самаре отмечены случаи издевательства старших детей над младшими. В Саратовской области в прошлом году 12 детей не выдержали условий пребывания в лагере и сбежали оттуда, пройдя больше 50 км ночью по степи и по трассе, пока их не обнаружили поднятые по тревоге наряды милиции. И подобных примеров масса.

— Подростки, тем более «трудные», могут терроризировать маленьких ребят. И вообще ведут себя вызывающе. Выходит такой парень курить на площадку, а там маленький ребенок рисует на асфальте мелом. А как воспитателю раз-
делить такое соседство? Парни пьют пиво, ругаются матом, — рассказала «Призыву» воспитатель одного из лагерей нашего региона Татьяна. — Такие проблемы возникают постоянно. У молодых людей уже совсем другие интересы. Их не заставишь играть в футбол и делать по утрам зарядку вместе со всеми. Не только у вожатых, но и у директора лагеря иногда едва не сдают нервы. Нам порой самим страшновато общаться со старшими подростками. Заходишь к этим парням, а они распивают алкоголь, все замечания воспитателя сразу принимают в штыки, прекословят, «лезут в бутылку».

К воспитателю предъявляют требования: всех детей в лагере они должны чем-то заинтересовать, занять. А чем заинтересовать великовозрастных, да еще и «трудных» подростков обычному воспитателю, который параллельно должен организовать досуг целой группы других детей?

— Мне иногда кажется, таким подросткам нужен не воспитатель, а надзиратель, — продолжает наша собеседница. — Директору лагеря то и дело приходится вызывать охрану. Однажды был случай, когда «буйных» молодых людей просто выдворили из лагеря за плохое поведение. Я считаю, нельзя помещать детей 15 — 18 лет в одну смену с младшими. Слышала, что раньше в пионерские лагеря брали только детей до 14 лет. Старшие отдыхали отдельно в трудовых сменах. Такой порядок оптимален. А современное законодательство усугубило проблему.

Нет закону джунглей!

Споры и конфликты в детских коллективах были и будут всегда. Но сейчас насилие имеет не только возрастную подоплеку. Есть еще разница в социальном статусе, влияющая на агрессию подростков. «Трудные» подростки, живя вместе с остальными, видят, что дети из благополучных семей одеты лучше них, видят, какие гостинцы привозят другим в родительский день, и отвечают на «несправедливость» жестокостью. И если на эту причину конфликтов повлиять сложно, пресечь негативные ситуации по причине разницы в возрасте — можно. Да, законодательно возраст пребывания в обычном оздоровительном лагере ограничен 18 годами. Но что мешает изменить закон, если он плох?

Можно вспомнить практику прежних лет, когда подросткам старше 14 лет просто не давали детские путевки, справедливо полагая, что они должны занять летние каникулы более содержательным времяпрепровождением: лопаты и грабли, носилки и секаторы, малярные кисти и ручка токарного станка оздоровят их гораздо больше, чем оплаченное родителями безделье. Тогда полагали, что праздношатающиеся в таком возрасте — не отдыхающие, а лоботрясы.

Для 15-18-летних юношей и девушек сейчас существует масса вариантов приложения своих сил и знаний: трудовые, военно-патриотические, экологические и т.п. лагеря, где можно участвовать в строительстве, работать в поле, восстанавливать храмы, возрождать мещерские болота и так далее. Есть программы занятости подростков в летнее время, тоже предлагающие работы на любой вкус. Еще и денег заработаешь, поможешь семье. Нечего здоровым, крепким, переросшим родителей подросткам делать в лагере для 6-12-летних ребятишек — не-че-го!

В противном случае, как мы видим, победу над здоровым чувством коллективизма быстро одерживает «закон джунглей» — лидирует тот, кто старше и сильнее, остальные подчиняются. Необходимо поменять нормы, регламентирующие пребывание ребенка в летнем лагере. Чтобы лагерь действительно стал для детей местом хорошего отдыха и оздоровления, а не тяжких испытаний в каникулы.

Елена Певцова