Кому отдать газопровод в собственность?

Жители Юрьев-Польского Наталья и Олег Поповы смело могут считать себя обладателями газовой трубы. Однако от лавров «газовых королей» они готовы отказаться незамедлительно. Но выясняется, что избавиться от опостылевшей собственности не так-то просто… Впрочем, обо всем по порядку.

Дрова… А хочется тепла!

До недавнего времени супруги были индивидуальными предпринимателями, работали, наверное, в самом распространенном бизнесе — торговле. На улице Станционной в Юрьев-Польском у них был объект — бывший магазин, одноэтажное строение площадью более 300 квадратов. В 2003 году стало известно о планах газификации этого микрорайона, и Поповы решили подвести голубое топливо и к своему объекту. Что скрывать, рассчитывали, что желающих будет много. Но, как только газовая труба замаячила на горизонте и речь зашла о конкретных суммах опустошения семейных кошельков, горожане стали отнекиваться. Как говорят очевидцы, роль сыграл и тот факт, что в этом районе, рядом с железнодорожным вокзалом, жили те, кто работал на железной дороге, и пользовался различными льготами, предоставляемыми ведомством. Например, железнодорожников бесплатно обеспечивали дровами. Вполне вероятно, что рассчитывали они и на финанасовые «послабления» при газификации.

Как бы там ни было, но когда людям предложили складываться на газификацию, желающих оказалось мало. Поповы оплатили проект и работы по газификации. Договор подряда на капитальное строительство газопровода с улицы Чехова на улицу Станционная к дому 8а был заключен между Олегом Поповым и ЗАО «АКВА». В общей сложности предприниматели вложили 600 тысяч рублей собственных средств. Но проектная мощность газопровода была изначально ориентирована на увеличение количества подключившихся.

— В местном райгазе нам сразу сказали: «Сделайте диаметр трубы больше с расчетом на последующие врезки, — рассказывает Наталья Попова. — Так и сумеете часть средств вернуть за счет будущих подключений». Мы согласились, поскольку в тот момент нам необходимо было газовое отопление объекта. Надо так надо!

За следующие восемь лет к газопроводу Поповых подключились аж 10 домов.

— А мы-то не железнодорожники и знали, что нам, собственникам, ждать нечего: нам все только за наши деньги сделают, — говорит Андрей Леонов, один из тех, кто сразу подключился к трубе Поповых. — Мы за зиму пять тонн угля и две машины дров сжигали. За дрова, помню, последний раз 12 тысяч рублей за 2 машины платили. С газом жить дешевле, смысл был проводить, мы всех уговаривали, чтобы подешевле было подключаться. Но нашлись очень умные деятели, которые говорили, что им и остальным все бесплатно сделают! А кто бесплатно-то сделает, когда все собственники?!

Поповы же надеялись, что за счет следующих подключений удастся не только вернуть часть собственных средств, но и компенсировать затраты остальным — тем, кто поддержал их первыми, подключившись к газопроводу.

Мороз и газ

Года три назад Олега Попова стали приглашать в муниципалитет
на встречи с представителями власти и газовой компании, чтобы обсудить перспективы дальнейшей газификации микрорайона. Без его трубы, как оказалось, ни туды и ни сюды!

— Одна из таких встреч прошла в апреле 2008 года, — вспоминает Олег, — цель была обозначена так: подготовка «к устойчивому газоснабжению микрорайона улиц Чехова, Станционная, Песчаный тупик». Поскольку район рядом с нами расширялся, началась и там газификация, необходимо было закольцевать трубу, то есть сделать врезку в нашу. Мы не возражали: компенсируйте наши расходы и врезайтесь! Вели переговоры с администрацией, с газовиками, но нам ничего конкретного не говорили. Разговор о деньгах был более чем странный: деньги — потом, когда-нибудь, сейчас вот газифицироваться надо!

Предприниматели и газовики не договорились. И тогда, как говорят Поповы, начались атаки на их газопровод. По факту одного из таких инцидентов Наталья оформила заявление в райгаз.

— Это произошло после того, как в шесть часов утра в июле прошлого года газовики попытались самовольно врезаться. Но мы помешали, и они успели сделать только дырку в газопроводе, в результате дома остались без газа. В райгазе жителям говорили об аварийных работах. Но официальных разъяснений нам не последовало, — рассказывает она.

За пустыми переговорами пришли к зиме. Развязка наступила 3 декабря 2010 года. На улице — минус 26, возле трубы Поповых — представители райгаза, милиции, администрации города. Дело, по воспоминаниям очевидцев, чуть не дошло до драки. Наталье, не дававшей самостийно подключаться, угрожали даже задержанием. На морозе переговоры шли динамично. И, назовем вещи своими именами, вопрос «продавили»: предпринимателей уговорили сдаться. Врезку сделали, а им пообещали возвратить деньги.

На дворе апрель, а денег нет. Пока, по словам предпринимателей, компромиссные решения ищет только глава Юрьев-Польского Владимир Иванов. Он согласился с одним из предложенных Поповыми вариантов — отремонтировать крышу на объекте. Администрация подготовила смету. Стоимость работ — более полумиллиона рублей. Помогла администрация и разрешить предпринимателям организационно-правовые вопросы по оформлению земли. В телефонном разговоре с журналистом «Призыва» Владимир Иванов был настроен оптимистично: газопровод должен избавиться от определения «бесхозный» и стать собственностью специализированной организации, которая имеет все полномочия на его содержание.

Отдадим трубу — возьмите!

Позвольте, как же бесхозный, ведь Поповы оплатили его строительство в полном объеме — возразят внимательные читатели. Попробуем разобраться.

Олег Попов строил газопровод за счет собственных средств, включая проектирование, подрядные работы по строительству, материалы, ввод в эксплуатацию. Более того, за счет собственных средств красил его и ежегодно заключал договор на обслуживание со специально обученными сотрудниками специализированной организации. За восемь лет цена обслуживания выросла с 700 рублей до двух тысяч. Но официально право собственности Олег на газопровод не оформил. Что, по мнению прокуратуры, не умаляет его прав как фактического владельца на защиту своей собственности.

— Когда шли переговоры, то представители райгаза нам приводили этот аргумент: «У вас право собственности не оформлено до конца», -рассказывает Наталья. -Но у нас все документы по оплате трубы есть. Свидетельство не оформляли, поскольку сначала было трудно технически сделать это, а сейчас не оформляем, поскольку сразу вырастут налоговые требования. Да и надеемся мы, что наконец договоримся! Ведь смогли же договориться с Владимиром Фирсовым, у него была аналогичная ситуация.

…Тормозим у магазина «Автозапчасти» и находим его владельца. Владимир Фирсов в том же 2003 году провел газ.

— Два года мы дровами топились, — рассказывает он. — Надоело, решил провести газ. Все за свой счет делал, расстояние трубопровода — 62 метра, но условие ставили такое же: диаметр должен быть большим, с перспективой газификации микрорайона. Обещали трубу выкупить. Я вложил 150 тысяч рублей, и только в прошлом году мне возместили эти затраты. Насколько я знаю, деньги собирали с жителей: по 5250 рублей они мне носили.

Газовики также пытались врезаться в трубу Фирсова, но приехал вызванный участковый, посмотрел документы предпринимателя и попросил специалистов с автогеном ретироваться, решив, что нет у них права врезаться.

— А меня еще и заставили трубу в собствененность оформить, — говорит Владимир Фирсов. — И теперь я еще и официально собственник ее. В администрацию пришел, прошу: «Заберите!». Они просят копии документов подготовить. Подготовил. Обещают принять. Мне труба совершенно не нужна. Горгазу говорю: «Заберите трубу». Вроде тоже обещают. И последний раз какие-то 1180 рублей обещают заплатить. Я согласен, ведь на оформление документов тысяч 15 потратил!

…Пытаясь избавиться от надоевшей собственности, Владимир Фирсов, как и супруги Поповы, обошел и не по одному разу многих. Представители газоснабжающей организации выдали ему однажды неожиданное признание: «А вы не имеете права владеть трубами, у вас нет специального образования. Труба же является объектом повышенной опасности!»

— Так заберите, ради Бога, мы что, отказываемся? — в один голос говорят мои собеседники. — Компенсируйте затраты. Трубой-то уже и население пользуется, а нам договор на обслуживание выставляют.

Наталья Попова надеется, что стороны сумеют договориться и до суда дело не дойдет. Но если судебных издержек не избежать, то помимо компенсации расходов на строительство, они готовы выставить и счета за транспортировку газа. В конце концов, кроме головной боли, должна эта труба принести своим владельцам хоть что-то еще?!

Верхом на трубе

Владимир Филиппов, управляющий трестом «Юрьев-Польский рай-газ», конечно, в курсе ситуации, она разбиралась, и неоднократно, на совещаниях различного уровня. Он показывает папку писем. Жители улицы Чехова, Песчаный тупик, Станционная и Железнодорожная писали президенту России с одной просьбой — дать газу!

— И в 2009 году «Владимироблгаз» за счет собственных средств строит здесь газопровод протяженностью более 700 метров, — поясняет Владимир Васильевич. — Инвестиции составили более 1,7 млн рублей. Первоначально мы нашли техническое решение, которое позволило газифицировать микрорайон без врезки в трубопровод предпринимателя Попова. Но потом ситуация изменилась.

Зима 2009-2010 года была суровее нынешней. И в декабре жители улицы Чехова обратились к властям с криком о помощи: давления газа в их домах не хватало, горелки гасли. «Сидим в голоде и холоде», — писали они властям. Чтобы обеспечить стабильное функционирование системы, необходимо было ее закольцевать. Вот тогда-то и случилась «насильственная» врезка.

Подобную терминологию использовала в разговоре со мной главный инженер ОАО «Владимироблгаз» Ирина Пряхина. Ее мнение жесткое — Поповы заняли непорядочную позицию, «не на том захотели нажиться»:

— Вся беда в том, что согласно нашему законодательству газопроводы как опасные объекты разрешено иметь в руках частных собственников, которые строили их за свои деньги. Мало того, что правила эксплуатации нарушаются, ведь они не могут выполнять весь комплекс работ для устойчивой эксплуатации опасного объекта, но еще и начинают спекулировать такими сетями. Я называю это незаконным обогащением.

Ирина Дмитриевна приводит интересный факт: облгаз, действительно, имеет право выкупать газопроводы у частников. Например, в прошлом году было предусмотрено 10 миллионов рублей на эти цели.

— И мы их покупаем у собственников — у тех, кому не нужна слишком большая ответственность от обладания таким правом собственности, — говорит она. — Ведь если ты собственник газопровода, то обязан согласно федеральному закону о промышленной безопасности опасных объектов страховать этот объект, иметь лицензию на его эксплуатацию, должен внести его в реестр опасных объектов, проводить техническое обслуживание. Ничего этого господин Попов не делает.

Главный инженер «Владимироблгаза» приводит в пример город Костерево. Здесь частники складывались и строили газопроводы по своим домам, оформляли их в собственность, а потом приходили и продавали их облгазу. «За три копейки», — уточняем стоимость вопроса.

— Не за полную стоимость, а за те средства, которые мы можем себе позволить, — поясняет Ирина Пряхина. -Они понимают, что им эта ответственность не нужна, такая обуза, как опасный газопровод не нужна, а нужен газ. Точно так же, как любой объект недвижимости, газопровод оценивается с учетом амортизации. А Олег Попов считает, что ему должны по стоимости данных работ на сегодняшний день. Мы с такой позицией не можем согласиться. Более того, он не смог нам представить полный пакет подтверждающих документов. Мы предложили ему провести независимую оценку газопровода. Таких документов также не было представлено.

… Итак, позиции сторон ясны: предприниматели, пусть даже сегодня с приставкой «экс», подходят к вопросу с очевидной прямотой: мы потратились — возместите! Эту логику можно назвать житейской, но она понятна и справедлива. Поповы настаивают на том, что все подтверждающие документы у них есть.

У их оппонентов иные доводы. Они рассуждают, приводя аргументы, как принято говорить, с позиции «государственников». Действительно, страшно жить, когда рядом бесхозный газопровод. Но меня смущает другое: почему у нас едва ли не каждое начинание, за которое власти агитируют граждан (ведь и Поповым говорили, что средства на строительство вернутся за счет подключения!), заканчивается, как минимум, нонсенсом, а чаще всего конфликтом. Восемь лет стоит газопровод, чуть меньше идут переговоры, а итог прогнозируем: торжество принципа «инициатива наказуема».

Светлана САЛАТАЕВА