Сын крестьянина — министр Временного правительства

Временное правительство 1917 года много лет воспринималось как сборище неких «министров-капиталистов» во главе с Александром Керенским. О судьбе их обычно говорилось немного: после знаменитого возгласа: «Которые тут временные? Слазь! Кончилось ваше время», они, кроме бежавшего переодетым в женское платье Керенского, были арестованы и препровождены в Петропавловку.

Подразумевалось, что вся эта «контра» частью сгинула в кровавом круговороте Гражданской войны, а частью скрылась за рубеж. Однако среди «временных» был человек, который никак не вписывался в стереотипные схемы. Сергей Сергеевич Салазкин — сын крестьянина Владимирской губернии, министр просвещения в правительстве Керенского, закончил свою жизнь профессором Института экспериментальной медицины СССР в 1930-е годы в разгар сталинского правления.

С берегов Оки на берега Невы
Сергей Салазкин появился на свет в 1862 году в большом торговом селе Дощатое Меленковского уезда на реке Оке в 14 километрах южнее Мурома. Там до сих пор сохранился Троицкий храм, где был крещен будущий министр. Неблагозвучная фамилия говорит о том, что ее носители к «благородным» сословиям не относились. Салазкины были потомственными крестьянами, разбогатевшими на лесной и мучной торговле. Поэтому, несмотря на крестьянское происхождение, в будущем коллеге Керенского было нечто и от капиталиста: его отец Сергей Салазкин выбился в купечество, приписавшись в торговое сословие граничившего
с Меленковским Касимовского уезда соседней Рязанской губернии.

Для учебы своего сына Салазкин-старший не жалел денег, тем более, что паренек рос сметливым. В конце концов на семейном совете решили отдать Сережу в гимназию. По тогдашним временам не только для крестьянских, но даже для многих купеческих семейств подобное образование было роскошью. Салазкины долго думали, в какую именно гимназию отправлять отпрыска. Формально Меленковский уезд относился к ведению Владимирской губернской гимназии, но Салазкин-отец, связанный по делам с соседним Рязанским краем, решил, что лучше будет, если его наследник станет грызть гранит науки в Рязанской гимназии.

Вскоре Салазкин оказался одним из первых учеников гимназии. Особенно его интересовали естественные и точные науки. После окончания гимназии Сергей поступил на физико-математический факультет Санкт-Петербургского университета, где тоже считался в числе самых способных студентов. Однако молодой человек не замыкался в рамках учебы. За участие в народовольческих кружках в 1884 году он был арестован полицией и заключен в Петропавловскую крепость — в ту самую темницу, куда 23 годами позже его определит и новая большевистская власть. Заключение оказалось непродолжительным. Студента выслали под надзор полиции на его родину. Однако вскоре он получил возможность закончить университет.

Карьера профессора Салазкина
Однако пребывание на берегах Оки не прошло даром: Сергей Салазкин решил стать врачом и, уже имея университетский диплом, вновь стал студентом — на этот раз медицинского факультета Киевского университета Святого Владимира. В Киеве он учился блестяще. После окончания курса в 1891-м был оставлен ассистентом при кафедре физиологической химии. В 1897 году защитил диссертацию на степень доктора медицины. Незадолго перед тем в Петербурге был открыт первый в России научно-исследователский медико-биологический центр — Императорский Институт экспериментальной медицины, где молодой доктор стажировался у великого физиолога академика Ивана Павлова.

В 1898 году Салазкин в 36 лет стал профессором и возглавил кафедру физиологической химии в Женском медицинском институте в Петербурге -единственном вузе, готовившем женщин-врачей. Профессор проявил много инициативы и энергии, чтобы утвердить физиологическую химию как самостоятельную медицинскую дисциплину, поднять преподавание и научную работу на кафедре на уровень вуза. К тому времени он был крупным ученым с широким кругозором, активным общественным деятелем и прекрасным организатором. В 1905 году Салазкин, не оставляя занятий в качестве завкафедрой, стал еще и директором Женского мединститута.

Но успешная карьера ученого была прервана в 1911 году, когда по указанию императора Николая II за лояльное отношение к студенческому движению Сергей Сергеевич был отрешен от должности директора и лишен звания профессора. Опальный физиолог вернулся в родные места, где не гнушался работой рядового сельского врача. После февральской революции 1917 года Салазкин был избран председателем Рязанского губисполкома партии кадетов, а потом возглавил «демократический блок» Государственного совещания (временного подобия Госдумы) от земских учреждений, представляя левых кадетов, меньшевиков и эсеров. «Если спасете революцию — спасете Родину, не спасете революцию — погубите и Родину!» — так сказал Салазкин на одном из собраний Государственного совещания.

Министр народного просвещения
Сергей Сергеевич активно выступал за решение продовольственной проблемы и вскоре был назначен уполномоченным министерства земледелия по заготовке хлеба в Поволжье, а потом и заместителем министра продовольствия Временного правительства. Затем Керенский назначил маститого ученого министром народного просвещения. Любопытно, что заместителями Салазкина на этом посту стали всемирно известный ученый академик Владимир Вернадский и ветеран революционного движения графиня Софья Панина (ее называли «красной графиней»).

В качестве министра Салазкин подготовил проект о целом комплексе нововведений: об учреждении в российских вузах должностей доцентов, открытии университетов в Ярославле, Тифлисе и Ташкенте, а также о создании историко-филологического и физико-математического факультетов в Саратовском университете. Сергей Сергеевич поддерживал автономию не только высших учебных заведений, но и средних, бесплатное обучение в низшей и средней школах, но выступил резко против любой формы студенческого самоуправления. Почти все предложенное Салазкиным было реализовано, но уже новой большевистской властью. Сам же профессор сделать этого не успел.

После Октябрьского переворота 1917-го вместе с другими министрами Временного правительства Салазкин был заключен в Петропавловку. В отличие от коллег он там уже бывал раньше в качестве революционера, а теперь оказался в камере по обвинению в контрреволюции. После нескольких месяцев отсидки профессора освободили. Он покинул Петроград и уехал в Крым, где в течение 5 лет был ректором Крымского университета в Симферополе, причем занимал этот пост как при белых генералах Деникине и Врангеле, так и после прихода красных.

Во главе медицинской науки
В 1925 году профессора Салазкина избрали заведующим кафедрой биохимии Ленинградского медицинского института (этот вуз был создан на базе Женского мединститута, которым Сергей Сергеевич прежде руководил). А в 1927-м он стал директором Института экспериментальной медицины — самого элитного научного учреждения здравоохранения в СССР. Как вспоминали современники, «в лице Салазкина сотрудники имели не только большого ученого, но и прекрасного учителя». Спокойный, одинаково ровный в обращении со всеми, он вместе с тем был чрезвычайно чуток и отзывчив и, несмотря на внешнюю кажущуюся суровость, был очень добрым человеком.

Однако в качестве руководителя Салазкин, сам навсегда «завязавший» с политикой, очень тяжело переживал курс на «политизацию» науки и в 1931 году подал в отставку с должности директора. В институте профессор остался в качестве зав. отделом биохимии, но в 1932 году скончался в возрасте 70 лет и был погребен на кладбище Новодевичьего монастыря в Ленинграде. Его надгробие сохранилось до сих пор.

Профессор Салазкин, министр Временного правительства, физиолог и биохимик мирового уровня, талантливый педагог и видный общественный деятель является одним из знаменитых уроженцев Владимирской губернии. И хотя по известным причинам среди наших известных земляков его биография долго замалчивалась, сегодня, в канун его 150-летнего юбилея, самое время вспомнить об этом человеке.

Николай ФРОЛОВ

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение