ПЕРНАТЫЙ-ГНОМ

Минувшая снежная зима затруднила жизнь многих птиц и зверей. Особенно тяжело пришлось тем, основа питания которых — мыши и полевки.

Жизнь грызунов сейчас, на исходе холодов, протекает в лесной подстилке и дерновине трав под валежником и в норках, где они чувствуют себя в безопасности под толщей снега. Белый покров защищает, согревает, сохраняет съедобными многочисленные семена и травы — основную пищу грызунов. Зверьки появляются на поверхности снега нечасто. Поэтому многие виды мелких сов вынуждены, покрывая значительные расстояния, кочевать в поисках пищи. Изредка они переключаются на другие виды более доступной добычи — снегирей, синиц, воробьев, преследуя стайки которых, залетают иногда даже на окраины городов. Так, зимой во Владимире была замечена одна из самых редких и, определенно, самая маленькая, весом всего 50-85 граммов и длиной 15-20 см, сова наших лесов — воробьиный сыч.

Взгляд из пустоты
Вспоминается яркий солнечный день теперь уже далекого февраля 1995 года в дубраве Давыдовской поймы у озера Войхра. Стайки различных синиц, обследуя глубокие борозды коры столетних исполинов и попутно радуя звонкой песенкой, перелетают тут и там. В глубине сосняков слышатся сухие барабанные дроби дятлов, темно-синие тени стволов и веток легли на снежные заструги. Скоро, совсем скоро весна!
На старой ольхе у скованного льдом берега озера висит весь покосившийся, почерневший и потрескавшийся от времени, покрытый накипью яркожелтых лишайников ветхий «гоголятник» (домик для уток гоголей, где они гнездятся), чуждый всей этой радостной суете. А в темном провале искусственного дупла -пара желтых удивленных глаз, смотрящих даже не на нас, а куда-то внутрь нашего сознания…

Холодильник на дереве
Многие совы днем активны и все прекрасно видят. Воробьиный сыч -не исключение, но он любопытен не только своей дневной активностью, а удивительной способностью устраивать запасы. Еще в начале зимы, когда снег неглубок, он натаскивает впрок в свои дупла до нескольких десятков мышей, полевок, землероек… Интересно наблюдать тактику охоты этой совы. Казалось бы, спокойно сидевшая на еловой ветке и полностью слившаяся с шелушащейся корой на стволе, заметив добычу, она вдруг резко кинулась на нее. Волнисто перелетев лесную поляну, атаковала бегущую по снегу полевку. Несчастный зверек судорожно забился в ее острых гнутых коготках, которые сжимались все крепче…
Добытая по первым морозам и несъеденная добыча лежит на дне дупла, как в холодильнике, и когда снегопады не позволят сычу охотиться, она становится «консервами» для своего обладателя. Иногда таких запасов у совы бывает несколько. Перед тем как съесть одну из таких жертв, сычик, зажав лапами мороженую тушку, некоторое время отогревает ее под своим теплым брюшком. Многие совы глотают добычу целиком, но не воробьиный сыч. Этот эстет съедает все по кусочкам, с мышей предварительно сдирая шкурку и ощипывая мелких пичуг.

Весенние хлопоты
Уже в марте на вечерних и утренних зорях можно услышать брачную песню сыча. Часто самец и самка, которая крупнее своего избранника, соединяясь на всю жизнь, поют дуэтом. Эта песня чем-то напоминает посвисты снегиря, но более зычна. Во второй половине апреля — начале мая, когда в лесу почти уже сошел снег, совы гнездятся, поселяясь в старых дуплах большого пестрого дятла в стволах осин с выгнившей сердцевиной или занимая искусственные дуплянки, развешенные в лесу.
Белые яйца в количестве 4-6 штук откладываются прямо на древесную труху дна дупла или на материал, оставшийся от прежнего хозяина. Кладку насиживает только самка, причем сидит очень плотно и не вылетает из дупла, даже если по дереву постучать палкой. Самец в это время снабжает свою подругу пищей, принося которую, выманивает ее определенными сигналами из дупла и передает съестное где-то поблизости.
Птенцы в серо-белом пуховом наряде остаются в дупле около четырех недель после появления на свет. Затем, после вылета, их уже кормят оба родителя, причем до взрослого состояния за ними ухаживает чаще один самец. Всю осень молодые и взрослые сычи держатся вместе, лишь перед холодами семья распадается. Молодые сычи, став самостоятельными, расселяются, занимая новые лесные места. В это время взрослые иногда поют так же, как весной.

Будут леса, будет и птица
Наша область пока богата смешанными лесами. Часто престарелые и дуплистые лесные великаны для лесовода просто «перестойные» насаждения и кандидаты на ближайшую рубку ухода, а для нашего знакомца это, наоборот, база для того, чтобы гнездиться и делать запасы. Встречают сычей, в основном, в лесных мещерских угодьях области в Гусь-Хрустальном, Судогодском районах.
Можно надеяться, что эта редкая сова будет встречаться у нас и впредь — при условии сохранения старых лесных массивов. В этом отношении очень интересен опыт Западной Германии, где в 1960 году были выпущены птицы, разведенные в неволе. Сейчас их популяция насчитывает около 200 пар. Воробьиные сычи могут заселять и искусственные дуплянки, развешенные в лесу. Их длина должна быть не менее 50-60 см, а отверстие летка лучше сделать диаметром около 7 см. Правда, на такие «квартиры» всегда много желающих — от летучих мышей до белок, дятлов и мелких птиц, которые сменяют там друг друга в самых разных комбинациях.
Главная опасность для воробьиных сычей -сплошные рубки старых лесов, браконьерский отстрел и отлов живых птиц на продажу (устойчивый спрос на теневом рынке давно существует). Хотя содержать любых сов в неволе в целом довольно сложно, и этих «игрушечных созданий» никак нельзя назвать домашними питомцами.
А чтобы узнать, как выглядит пернатый гном наших лесов, лучше заглянуть в отдел родной природы Владимиро-Суздальского музея-заповедника. Чучело воробьиного сыча, выставленное там, изготовлено учителем средней школы и талантливым таксидермистом Б.Н. Быковским из птицы, добытой в январе 1983 года в окрестностях поселка Курлово. Эта работа представлена на проходящей сейчас в музее выставке «Кунсткамера», где ее могут увидеть все желающие.

Денис ДУДЕНКОВ,
сотрудник отдела
природы ВСМЗ.

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение