Новый закон должен быть понятен каждому

1 февраля завершилось всенародное обсуждение законопроекта «Об образовании в Российской Федерации». За три месяца обсуждения от россиян поступило около 10 тысяч комментариев. Все замечания и пожелания к документу должны быть рассмотрены и учтены специальной комиссией.

Новый документ заменит два базовых закона — «Об образовании» от 1992 года и «О высшем и послевузовском профессиональном образовании». Это довольно солидный документ -он занимает более 480 листов.

Общественность Владимирской области принимала в обсуждении законопроекта самое активное участие — обсуждения проходили в коллективах, кто-то выходил напрямую на сайт Министерства образования и науки РФ. В результате от нашего региона в проект внесено более 40 предложений. 17 марта в Госдуме РФ пройдут слушания законопроекта с учетом всех предложений. На слушаниях будет присутствовать и делегация из Владимира.

О том, какие замечания и предложения к законопроекту вынесла общественность Владимирской области, рассказал нашей газете директор областного департамента образования Михаил Корешков:

— Мы высказали свое отношение к данному законопроекту и затронули несколько ключевых позиций, которые, на наш взгляд, либо не проработаны, либо могут привести к значительным социальным рискам.

Итак, какие это могут быть риски?

Может ли образование быть товаром?

К социальным рискам мы относим, например, узаконивание понятия «образовательная услуга», поскольку данное понятие фактически переводит образование в сферу товарно-денежных отношений. Может ли образование быть товаром, каждый должен решить для себя сам. Однако сегодня, на мой взгляд, мы повторяем ошибку вульгарных экономистов 90-х годов. Уроки могут быть товаром, образовательные технологии могут быть товаром, а вот воспитание как часть образования может быть товаром? Нет. Иначе что получается: товар — доброта, товар — гуманистические ценности, толерантность, патриотизм. Можно ли это все переводить в сферу товара? Понятие «образование» включает в себя процесс воспитания. А если «образовательная услуга» не включает в себя воспитание, кто же тогда будет заниматься воспитанием, учитывая тот факт, что по 83-ФЗ финансируется именно образовательная услуга?

В 90-е годы мы говорили: школа не должна заниматься воспитанием! В результате школа начала давать одни уроки, и это все закончилось печально. Сегодня общество говорит: надо воспитывать! И в то же время предлагает понятие «образовательная услуга». Такого не должно быть.

Образование — это не услуга, а социально значимый институт для передачи опыта и традиций поколений.

У ученика — права, у учителя – обязанности

В законопроекте расставляются неправильные акценты во взаимоотношении ученик — учитель. Сегодня в качестве главной фигуры в школе просматривается ученик, все права на его стороне. Меры воздействия на ученика, кроме уговоров, практически отсутствуют. А у учителя между тем остаются одни обязанности. Если закон не решает проблемы учительства, это неправильно.

Да, мы всегда говорили, что права ученика должны неукоснительно соблюдаться педагогами, это неплохо. Но есть и другая сторона. Я всегда подчеркивал: школы без учителя нет. Понятно, что и без ученика ее нет. Но ученик всегда идет к учителю, а вот к ученику пойдет не каждый учитель.

До сих пор права и обязанности учителей и учеников не были прописаны, и хорошо, что в новом законе они появились. Но ожидания учителей по поводу того, что будут решены их проблемы, в том числе по нормированию рабочего дня (хотя бы гарантии государства по уровню оплаты труда!), в проекте пока тоже не нашли отражения. Этот вопрос очень важный, который необходимо было обсуждать. Такие предложения были разработаны, в том числе и от нашего региона.

Школа размывается снизу и сверху

Большая опасность в размывании рамок школы как социального института.

С одной стороны, размывание может произойти в сфере дошкольного образования. Дошкольное образование, по новому закону, может стать обязательным. С одной стороны, может возникнуть юридическая коллизия. Если дошкольное образование станет первым уровнем образования, это может потянуть за собой введение стандартов, поскольку каждый уровень образования должен заканчиваться каким-то сертификатом, подтверждающим уровень образования. Раньше все было понятно: дошкольное образование, дальше — школа, дальше — профессиональное образование. Сейчас это размывается. К тому же сегодня, исходя из социологических исследований, порядка 15% родителей не хотят отдавать детей в дошкольные учреждения. Пусть дошкольное образование имеет для родителей заявительный характер, а вот для государства оно будет обязательным!

Другая сторона вопроса — чисто практическая. Если мы продекларируем и дошкольное образование станет обязательным, готово ли государство к тому, чтобы в час X ввести обязательное дошкольное образование для всех желающих. Возьмем наш регион. Мы очень многое сделали за последние годы и стали одним из самых благополучных регионов в системе дошкольного образования. Охват детей у нас более 84% от всех желающих. У нас даже есть некий резерв мест в дошкольных учреждениях в отдельных территориях. Однако в крупных городах — во Владимире, Коврове, Александрове — проблема дошкольников еще существует. Сможем ли мы ее решить за несколько месяцев? Это большой вопрос. Без изменения санитарных и пожарных нормативов (а они к детским садам очень жесткие), решить это невозможно. Или возможно, но при наличии такого количества денег, которыми сегодня область просто не располагает. Не исключаю, что при улучшающейся ситуации с наполнением федерального бюджета (мы давно ждем хорошую федеральную программу либо по строительству, либо по развертыванию детских садов) можно решить этот вопрос, но надо понимать, что за этим стоят очень большие деньги.

С другой стороны, школа как социальный институт начинает размываться сверху. Есть опасность, что она перестанет быть самоценным институтом, а начнет обслуживать высшую школу. И это очень большая проблема, потому что школа всегда была самоценным институтом. Это был некий этап: закончил школу — стал взрослым человеком. Что будет дальше, неизвестно.

Главное — дочитать до конца

Мы уверены, что документ не может быть такого объема. Законопроект «Об образовании в Российской Федерации» объединяет два закона, к тому же в него включены все подзаконные акты. Вроде бы это должно быть хорошо. Но чем больше мы вникаем в законопроект, тем больше понимаем, что в этом недостаток закона — нельзя сливать все уровни образования, не разделяя их, ведь цели совершенно разные.

И потом — на кого рассчитан новый закон? Прежде всего — на родителей. Но они не смогут его одолеть, поэтому им проще использовать отрывочные разговоры о законопроекте. Этот документ родители просто не дочитают, потому что он содержит 480 страниц мелко написанного текста с гигантским понятийным аппаратом. Тогда возникает вопрос: как же с этим законом работать? Как же его поймет рядовой гражданин, устраивая своего ребенка в то или иное образовательное учреждение?

Я бы не хотел заниматься критиканством. То, что новый закон нужен, — однозначно. Изменения в образовании должны пройти, они назрели. Проблемы в школе надо решать, причем решать законодательно. Но закон должен быть доступен. Он должен быть понятен любому человеку, который возьмет его в руки.

Ирина Дубиневич

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение