Нерадивых папаш усовестит батюшка

На какие только меры не шла Федеральная служба судебных приставов, чтобы заставить родителей, покинувших семью, вовремя выплачивать алименты собственным детям. В ход шли и плакаты в общественном транспорте, и трогательные детские рисунки в почтовых ящиках. Теперь в бой за исполнение родительских обязанностей брошены новые силы: приставы обратились за помощью к церкви.

Проповедью по долгам
Сотрудничество приставов и священников началось в 2009 году с эксперимента в г.Тосно Ленинградской области, где злостных алиментщиков впервые собрали на проповедь. Результат, по свидетельству очевидцев, оказался весьма впечатляющим: один из должников в тот же день выплатил 75 тысяч рублей, другой принес 68 тысяч, двое твердо решили вернуться к семье, остальные пообещали погасить долг при первой возможности.

Примерно через полгода между Федеральной службой судебных приставов и Русской православной церковью было подписано двустороннее соглашение. Документ заверили директор ФССП Артур Парфенчиков и председатель синодального отдела Московского патриархата по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями протоиерей Дмитрий Смирнов. Согласно этому договору священники во время богослужений будут упоминать о том, что «невозврат долгов по церковным правилам приравнивается к присвоению чужого, то есть к воровству». В прошлом году на пресс-конференции во Владимире Парфенчиков рассказал, что «представители РПЦ будут оказывать на долж¬ников духовное воздействие, говорить о неприемлемости потребительского отношения к людям, принципа жизни взаймы и философии стяжательства».

Тосненский эксперимент рекомендовали повторить и в других регионах. Во Владимирской области на него впервые решились в Собинке. Евгения Торговцева, заместитель начальника отдела судебных приставов Собинского района, с грустью вспоминает прежние времена, когда за тунеядство наказывали, почти все жители Собинки были заняты на местной фабрике «Комавангард» и алименты можно было автоматически удерживать из зарплаты. Теперь на предприятии трудится сто человек от силы, а с прибылями остальных если и можно разобраться, то с большим трудом. Если раньше по ст. 157 (злостная неуплата алиментов) сажали на два года, то теперь дают максимум шесть месяцев обязательных или исправительных работ. Отработав положенное, нерадивые папашки снова увольняются. Зато верующих стало больше — так, может, слово божие подействует лучше, чем буква закона?

— Сегодня у нас на исполнении находится 855 документов по алиментам, — говорит Евгения Торговцева, — примерно тридцать процентов алиментщиков обеспечивают своих детей добровольно, остальных приходится принуждать отдавать долги. Практика показала, что сейчас самый действенный способ заставить папашу достать кошелек и выплатить долг — запрет выезда за границу. Угроза сорвать долгожданный отпуск приводит к тому, что родители сразу же находят нужные суммы, в том числе достаточно крупные. Но в Собинке большая часть алиментщиков — это такие люди, которые по заграницам не ездят. Многие не работают, некоторые спиваются. И так как у нас есть указ федеральной службы привлекать к работе с должниками представителей религиозных конфессий, мы обратились за помощью к отцу Виктору, который сразу же согласился нам помочь. Надеюсь, это принесет пользу. Даже если хотя бы один человек после беседы устроится на работу и начнет платить алименты, мы будем считать, что цель достигнута.

Бросить ребенка -грех
Протоиерей Виктор Трифонов, настоятель Свято-Георгиевского храма в селе Березняки Собинского района — немолодой уже мужчина с мягкой улыбкой и негромким голосом. «Церковь всегда идет со своим словом навстречу людям, — объясняет он. — Наш приход уже шесть лет опекает собинский социально-реабилитационный центр для детей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации. Там живут детишки, в том числе и пострадавшие из-за родителей, которые отказываются их содержать. Очень много трагических судеб — некоторые, например, только в центре узнают, что такое суп. Но это очень хорошие, добрые дети, и мне жалко, что их оставляют без внимания. Мне хотелось бы попробовать пробудить в их родителях ответственность. Хорошо бы, если они сегодня меня услышали».

На встречу со священником пригласили около сорока собинских алиментщиков. Явились в итоге только пятеро — причем, одного доставили из отделения милиции. «Пост — это особенное время, когда мы должны заглянуть в свою душу и сделать вывод, правильно мы живем или нет, а затем постараться стать лучше, — начал речь отец Виктор. — Все родители должны давать детям благословение. Материальная помощь — это тоже благословение на успех. Нет ничего лучше, чем исполнить свой долг, долг перед собственными детьми».

Проповедь продолжалась около пятнадцати минут и закончилась чтением двух притч: о непутевом человеке, переосмыслившем свою жизнь, и о старике, который сажал яблоню без надежды самому попробовать ее плоды, но исключительно ради внуков. Напоследок батюшка упомянул, что вино не помогает решить накопившиеся проблемы, а лишь усугубляет их. При этом тратить заработанное на выпивку в то время, как родной ребенок нуждается в еде и одежде — большой грех. Должники слушали священника, опустив глаза в пол.

Однако по итогам первой встречи трудно предположить, что проповедь отца Виктора произвела должное впечатление на алиментщиков. Практически каждый из них уверен, что не виноват в накопившихся долгах, а потому и усовещивать их ни к чему. «Я верю в бога, но не верю в церковь, потому что они такие же люди», — пробурчал перед уходом один из явившихся. Уже несколько лет подряд он ежемесячно выдает бывшей супруге по тысяче рублей и считает, что этого достаточно для ребенка. Приставы другого мнения: по закону положено выплачивать либо 25% от доходов, если они известны, либо сумму прожиточного минимума, если алиментщик скрывает свою зарплату или имеет периодическую подработку.

Любой из злостных неплательщиков имеет в запасе жалостную историю. «Я женился на своей школьной любви, растил двоих ее детей, а она забрала их и ушла к первому мужу, — говорит Дмитрий Ш. — И я не представляю, что теперь делать». Отец Виктор советует не отчаиваться, но дело здесь, как выяснилось, не в женском непостоянстве. Еще до роковой встречи с одноклассницей Дмитрий был женат, и родной ребенок в итоге оказался забытым.

— Моя бывшая гражданская супруга вообще не подала бы на алименты, — сетует Евгений Б., — но приехала ее подруга и подговорила обратиться в суд. Но теперь денег она хочет, а с дочкой видеться не разрешает. Подарок недавно принес — выкинула. Я заплатил бы и долг отдал, не вопрос. Но с прежней работы меня сократили, а устроиться на новую не получается. Раньше я был начальником службы охраны, и то, что мне теперь предлагают на бирже труда, меня не устраивает. Речь батюшки, конечно, хорошая и правильная. Но лучше бы он не меня пытался усовестить, а мою бывшую и чиновников, благодаря которым у человека нет работы.

Простите и заплатите
В итоге собинские приставы и отец Виктор решили провести еще одну встречу: чтобы и народа было побольше, и речь была длиннее. Темой будущей проповеди должникам выбрано прощение. «Дело в том, что многие мужья не платят алименты потому, что хотят таким образом отомстить своим бывшим женам, с которыми расстались в самых плохих отношениях, — объясняет Евгения Торговцева. — Аргументы обычно такие: я дам денег, она на них купит конфет, да сама половину и съест — а за что стерве такое счастье? Поэтому надо объяснять, что в родительских ссорах ребенок не виноват. И даже если что-то женщина тратит на себя, то что в этом плохого? Ведь благополучие ребенка во многом зависит от здоровья и счастья его мамы. Тем более, что на ребенка мать всегда потратит гораздо больше, чем на себя. Батюшка, мы сами уже устали им это объяснять — может, вы попробуете». Отец Виктор обещает подумать над текстом.

В управлении Федеральной службы судебных приставов по Владимирской области тем временем внимательно следят за собинским экспериментом: если встреча с отцом Виктором окажет хоть какое-то влияние на нерадивых папаш, будет заключен официальный договор о сотрудничестве с владимирской епархией, и тогда проповеди перед должниками станут делом постоянным. По данным ФСПП, в нашем регионе около 20 тысяч неплательщиков алиментов -это в десять раз больше, чем двадцать лет назад. В епархии, кстати, не возражают. Как рассказал «Призыву» диакон Андрей Сидоров, помощник управляющего епархией по внешнецерковным связям, с любым грехом надо бороться, а первейшая обязанность любого пастыря — увещевать людей жить в соответствии с совестью, законом божьим и гражданскими установлениями. И если от этого выйдет польза детям и их родителям, долг любого священника мож¬но считать исполненным.

Марина СЫЧЕВА

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение