НЕИЗВЕСТНЫЙ ПОРТРЕТ владимирского ополченца

До сих пор исследователи, поисковые объединения, а сейчас еще и специально созданная группа при Министерстве обороны собирают новую информацию о фронтовиках Великой Отечественной, многие страницы и герои которой по-прежнему остаются неизвестными.

Из тьмы веков
Что же говорить о более ранних событиях, участников и современников которых уже давным-давно не осталось. Неудивительно, что чем дальше в глубь веков, тем меньше сохраняется свидетельств и материалов, в том числе о наших соотечественниках — героях первой мировой, русско-турецкой и Крымской войн, а также Отечественной войны 1812 года. Если бы не галерея Зимнего дворца героев Великого года России, то до нас, скорее всего, дошли бы лишь считанные портретные изображения участников войны с Наполеоном. Но даже и в галерее нынешнего Эрмитажа запечатлены лишь герои исключительно в генеральских чинах. А основная масса офицеров, не говоря уже о рядовых, так и осталась безликой — уже навсегда. Тем более ценно, когда удается вырвать образ хотя бы еще одного защитника Отечества былых времен из, казалось бы, навсегда скрывшей его тьмы веков. Недавно сотрудники историко-краеведческого музея Ковровского района выявили ранее неизвестные изображения капитана Никанора Васильевича Вахрушева — командира 1-й роты Ковровской дружины Владимирского ополчения 1855-1856 годов, сформированного в разгар Крымской войны. Фотографии не слишком хорошего качества и сохранности чудом уцелели у родственников офицера. Однако потомки путались в том, кто именно запечатлен на старых фото. Поэтому потребовалось проведение целого исследования, для того чтобы установить, что на снимках изображен именно Никанор Вахрушев и его супруга.

Разрешение на очки
Любопытно, что в группе безымянных фотографий, где точно должен был находиться снимок капитана Вахрушева, лишь один человек был в очках. Между тем в послужном списке капитана есть ссылка на приказ по Гренадерскому корпусу русской армии от 21 октября 1836 года, согласно которому тогда еще молодой прапорщик Вахрушев получил официальное разрешение носить очки! Дело в том, что в царствование императора Николая 1 пехотному офицеру носить очки, равно как отпускать бороду и усы, строжайше запрещалось. Разрешение давалось лишь в порядке исключения и оформлялось отдельным приказом. Так издержки бюрократии николаевского царствования в сочетании с целым рядом иных деталей помогли «вычислить» неизвестный ранее фотопортрет командира роты Владимирского ополчения Крымской войны. Это тем более ценно, что счет выявленных портретов владимирских ополченцев той поры всеми музеями и архивами вместе взятыми идет пока лишь на единицы и, кажется, не дошел даже и до десятка.

Никанор Васильевич Вахрушев родился в 1815 году в семье мелкого чиновника. Он окончил Ярославский Демидовский лицей и в 1833 году поступил рядовым в Несвижский карабинерный полк имени героя войны 1812 года фельдмаршала Барклая-де-Толли. В этом полку Вахрушев прослужил более 13 лет, где «вырос» до чина капитана, и занимал должность адъютанта 2-й бригады 1-й гренадерской дивизии. За отличие он был награжден орденом св. Анны III степени и не раз поощрялся денежными выплатами — жалованье офицеров и тогда было не слишком велико, поэтому, скажем, выплаченная Вахрушеву в 1845 году «премия» в 2 тысячи рублей могла считаться весьма крупной. К примеру, это была зарплата уездного судьи почти за 10 лет работы!

На «гражданку» в Ковров
В 1846 году капитан Вахрушев в возрасте 31 года вышел в отставку и вскоре поступил на гражданскую службу по выборам дворянства. В это время он женился на дочери ковровского помещика Елизавете Гаврииловне Иконниковой. Отец его супруги, отставной капитан Гавриил Андреевич Иконников, был боевым офицером, героем наполеоновских войн и Отечественной войны 1812 года, получившим Георгиевский крест за сражение при Прейсиш-Эйлау и орден св. Владимира IV степени с бантом за отличие при Бородино (в бородинском сражении он был «контужен в правый бок с повреждением ребра»). Супруги Вахрушевы поселились в Коврове, где у них имелся деревянный двухэтажный дом.

В апреле 1855-го при формировании Владимирского ополчения капитан Вахрушев был назначен командиром 1-й роты Ковровской ополченческой дружины № 123. Командирами еще двух рот той же дружины стали друзья Вахрушева штабс-ротмистр Флегонт Секерин и поручик Федор Карякин. Вместе с ополчением капитан Вахрушев со своей ротой совершил трудный поход на юг России для присоединения к действующей армии. На долю владимирских ополченцев не выпало боевых подвигов.

Они выполняли тяжелые хозяйственные и фортификационные работы. Вследствие различных лишений и эпидемий почти треть ополченцев погибла. После заключения Парижского мира и окончания войны ополчение двинулось пешим порядком обратно во Владимирскую губернию. В августе 1856 года Владимирское ополчение указом императора Александра II было официально расформировано. В награду за службу в качестве ротного командира капитан Вахрушев получил еще один орден — св. Станислава III степени.

Будучи глубоко религиозным человеком, Никанор Вахрушев пожертвовал главную святыню своей роты — образ Смоленской иконы Божией Матери в Ильинский храм села Зименки Ковровского уезда, в окрестностях которого находилось имение его тестя капитана Иконникова. Этот образ владимирских ополченцев бережно сохранялся в зименковской церкви вплоть до ее разорения в начале 1930-х годов.

Подобно многим отставным офицерам того времени, капитан Вахрушев вскоре после расформирования ополчения поступил на службу во владимирскую полицию. Он занимал различные должности — станового пристава и заседателя Ковровского уездного полицейского управления, дослужившись до чина коллежского асессора (майора). Скончался ветеран на 71-м году жизни 2 марта 1886 года в Коврове и был погребен на городском Иоанно-Воиновском кладбище. Его могила и памятник были уничтожены во время разорения этого уникального ковровского некрополя в 1934-м. Вдова Елизавета Гаврииловна пережила своего супруга почти на 10 лет. Кстати, фотография Елизаветы Вахрушевой, дочери героя Бородино, тоже возвращена из «мрака неизвестности» (такой оборот любили употреблять историки более века назад). И если портрет ее отца капитана Иконникова, воевавшего с французами почти 9 лет с 1805 по 1813 год, дважды контуженного и неоднократно награжденного, вряд ли когда-нибудь удастся отыскать, то хотя бы фотография дочери героя у нас теперь имеется.

Фотоснимки Никано-ра Вахрушева и его жены были сделаны во Владимире в конце 1860-х — начале 1870-х годов. Тогда фотоискусство еще только развивалось, да и срок жизни старых фотографий отнюдь не вечен. Тем не менее, эти карточки при всем их несовершенстве позволяют нам заглянуть почти в полуторавековую даль, увидев лица далеких предков.
Николай ФРОЛОВ

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение