Мой СОСЕД — мое ГОРЕ

Выселить соседей-пьянчужек, которые играют на нервах у целого дома, пытаются жители поселка Бавлены Кольчугинского района.

Незавидна участь людей, вынужденных существовать с деградировавшим «элементом» по соседству. Один алкоголик может заставить «спасаться бегством» полдома. Соседям приходится искать спокойствия в другом месте, а наглый пьяница радуется жизни. Подобных примеров множество. В каждом свои подробности, но все соседи пьющих людей несчастливы одинаково. Объединяет их безысходность. Поначалу жители пытаются бороться за свои права: жалуются участковому, в администрацию. Но там от них, как правило, отмахиваются: мол, ничего сделать не можем. Постепенно добропорядочные жильцы либо смиряются с невыносимыми условиями, либо переселяются. Хотя шанс на избавление есть. У чиновников имеется рычаг воздействия на обнаглевших от безнаказанности пьяниц, просто власти почему-то не всегда горят желанием им пользоваться.

На пороховой бочке
Иначе как кошмаром трудно назвать обстановку, в которой существуют жители дома № 9 переулка Южный в поселке Бавлены.
— Мы страшно устали, не знаем, к кому еще обращаться за помощью. Наша соседка — это наше горе, — говорят они. Покоя жители 22-квартирного дома лишились около шести лет назад. Квартира на первом этаже превратилась в источник повышенной опасности для соседей, когда проживающая там Елена Пахарева (фамилия изменена) после смерти мужа пристрастилась к «горькой». Во время запоев дама гуляла сутками напролет в компании гостей-собутыльников. Дело осложнялось тем, что вместе с Пахаревой жила ее маленькая дочь. Чего только не насмотрелась девочка во время загулов матери! Три года назад органы опеки Кольчугинского района лишили мать родительских прав, а ребенка передали под опеку деду по отцовской линии. Сейчас девочке 11 лет. Она живет с дедом, бабушкой и тетей и постепенно забывает свои детские кошмары. Живет в том же поселке Бавлены, но с матерью не общается: та нигде не работает, продолжает пить днем и ночью.

Вместе с Пахаревой и ее гостями вынуждены бодрствовать сутками напролет все соседи, а также жители окрестных домов, потому что трудно погрузиться в безмятежный сон под грохот пьяных застолий и крики на улице.
— Разве опишешь словами эти гулянки, это надо видеть и слышать, -говорит соседка напротив Лидия Степанова.
Вынужденная бессонница — далеко не единственная беда соседей. В квартире Пахаревой давно выбиты окна. Да и дверь всегда нараспашку. Окна жильцы заколотили фанерой, опасаясь, что разморозится система отопления во всем доме. Впрочем, вскоре Пахаревой отключили газ за неуплату, а потом за долги обрезали свет.
В квартире за последние три месяца было четыре возгорания и два пожара, которые, к счастью, вовремя успели потушить пожарные, так что соседские жилища не сгорели, только стены и потолки в них закоптились, и до сих пор стоит жуткий запах гари в подъезде.

— Моя квартира тоже скоро на притон станет похожа — вся закоптилась. А потом «затопили» пожарные, когда тушили. Надо ремонт делать, а какой смысл — опять подожгут. Мы живем как на пороховой бочке, — говорит соседка со второго этажа Людмила Князева. — Очень боимся пожара. Эти алкоголики-наркоманы напьются до беспамятства, а мы спускаемся посмотреть, нет ли у них непотушенного огня. Дом-то наш старый, случись что — все сгорит.

Конечно, у соседей есть право подать иск в суд на Пахареву и добиться решения о компенсации убытков за ремонт. Но что возьмешь с горьких пьяниц, которые нигде не работают и ценным имуществом не обладают? В квартире только остатки старого тряпья и обломки мебели вперемешку с грудами мусора.

То, что опасения соседей насчет пожаров обоснованны, подтверждают участковый, который не раз наведывался к Пахаревой, и администрация поселка Бавлены, где злополучную квартиру № 3 давно держат на примете. Власти регулярно навещают ее, предупреждают и стыдят обитателей, да те не пугаются. Ведь никаких мер, кроме профилактических бесед, до сих пор принято не было. Разве что однажды организовали в квартире Пахаревой общественную акцию — добровольцы вытащили оттуда горы мусора. Меньше хлама -меньше опасности возгорания, рассудили они, да в считанные дни помещение снова захламилось.

Как выселить алкоголика
Есть ли способ выселить горе-соседа? Выселение -крайняя мера ответствен¬ости для жильца, но она возможна, когда установлен факт систематичности его противоправных виновных действий. То есть, когда алкоголик играл на нервах соседей слишком долго, игнорируя все устные и письменные просьбы прекратить бардак.

Выселение «тирана» — дело трудное и может затянуться надолго. Но оно того стоит, ведь нет ничего дороже, чем покой для себя и своих близких. Закон предлагает несколько вариантов в зависимости от того, в чьей собственности квартира, где обитает алкоголик.

Первый способ. Если жилье получено по социальному найму, действует статья 91 Жилищного кодекса. Согласно ей, наниматель может быть выселен по требованию наймодателя и заинтересованных лиц в судебном порядке без предоставления другого жилья в случае, если он систематически нарушает законные права и интересы соседей или бесхозяйственно обращается с жильем, допуская его разрушение. Обратиться в суд с иском о выселении могут наймодатель (местная администрация), соседи, а также жилищная инспекция — это она должна контролировать использование жилфонда и соблюдение правил пользования жильем.

Второй способ. Если квартира приватизированная, действует статья 293 Гражданского кодекса. «Прекращение права собственности на бесхозяйственно содержимое жилое помещение». В этом случае в суд подает местная администрация. Закон гласит, что сначала чиновники должны предупредить горе-соседа, чтобы он прекратил нарушать порядок и отремонтировал свое разрушенное жилье. Если он нарушает и дальше, а на ремонт «забил», суд по иску органа МСУ может принять решение о продаже его квартиры с публичных торгов, с выплатой собственнику вырученных от продажи средств. И отправить его на все четыре стороны.

Соседи тоже должны проявлять социальную активность. Если алкоголик не убирается в квартире годами и оттуда на весь подъезд несутся запахи, как из мусорного бачка, всюду гуляют тараканы, можно вызвать сотрудников санитарно-эпидемиологической службы. Пусть составят акт, а соседям необходимо получить его копию. Если участковый навещал квартиру, соседи могут сделать копию его протокола. Судья приобщит к делу о выселении эти документы.

Третий способ — выселить жильца за долги по услугам ЖКХ. Обратиться в ТСЖ или управляющую компанию — безотказный вариант. Эти конторы, заинтересованные в получении своих «кровных» сумм, сами начнут готовить документы для обращения в суд о взыскании долгов. По решению суда «тиран» должен будет за определенный срок погасить задолженность. А по истечении срока оплаты в квартиру алкоголика приходят судебные приставы, что бы описать имущество, подлежащее конфискации. Но, поскольку ценностей у пьющего не оказывается, решается вопрос о его выселении. Этот способ подходит только для тех, у кого жилье не в собственности.

Еще один выход — для тех, кто заподозрил, что за стенкой собираются не алкоголики, а наркоманы. Немедленно позвонить в службу по контролю за оборотом наркотиков или написать туда сообщение по Интернету. Сделать это можно анонимно. Наркополицейские проверяют любой сигнал. Содержание наркопритона — это уголовная статья. Сосед-тиран может отправиться в места лишения свободы.

Казалось бы, законных способов избавления от беспорядка хватает. Но на практике оказывается, что реализовать их не всегда просто. Слишком много открывается нюансов.

Замкнутый круг
Квартира в Бавленах, где проживает пьющая Пахарева, приватизирована. То есть здесь можно действовать по второму способу. Администрация поселка может подать в суд на выселение, предварительно предупредив собственника. Но… Пахарева не является собственником жилья. Владелец квартиры — ее отец, и он пять лет назад пропал без вести. С тех пор никто его не видел, но и умершим он признан не был, поэтому квартира не переходила по наследству в собственность Пахаревой.

— Мы следим за этой квартирой, но не можем ничего поделать, -рассуждает заместитель главы администрации Бавленского поселения Екатерина Кузьмина. -Квартира находится в собственности человека, пропавшего без вести. Предупредить его о выселении Елены невозможно, а без предупреждения выселить ее тем более. Был в Бавленах случай, когда алкоголика выселили по суду из квартиры, полученной им по соцнайму. Но тут другая ситуация. Мы не можем квартиру эту даже признать выморочным имуществом и распорядиться ею сами, так как у пропавшего есть наследница
— Елена Пахарева. Но она не желает признавать отца умершим по суду и вступать в наследство — не до того ей, пьет. По этой же причине Елену нельзя выселить за долги, ведь задолженность числится на собственнике квартиры, а не на ней самой.

Есть и другое, более важное обстоятельство. Вместе с Пахаревой в квартире зарегистрирована ее маленькая дочь. И хотя ребенок с матерью не проживает, органы опеки должны заботиться о том, чтобы за девочкой сохранялось жилье.

Хотя, по словам представителя органов опеки Валентины Орешниковой, если девочка потеряет регистрацию в квартире матери, ее права не будут нарушены. Ребенка можно прописать в жилье деда-опекуна (и он не возражает), а через некоторое время девочка может встать в очередь на получение жилья от государства как сирота. Так будет лучше еще и потому, что квартира матери после пожаров уже мало напоминает жилье. Но, несмотря на это, опекуну приходится платить долю ребенка за коммунальные услуги, предоставляемые «материнскому гнезду». На эти цели дед получает субсидии. И хотя девочка в этих «руинах» не проживает, плата с нее взимается.

Выходит, все упирается в определение статуса собственника жилья. Признать пропавшего без вести человека умершим суд может только по заявлению заинтересованного лица, прежде всего прямого наследника, а в нашем случае это лицо пьющее, которому хождение по судам ради вступления в сомнительное наследство совсем не интересно.

Теоретически, правда, есть и другой способ. По мнению старшего помощника прокурора области по надзору за исполнением законодательства о несовершеннолетних Ольги Булаевой, заявление в суд о признании пропавшего собственника умершим (в случае его признания судом обоснованным) могут подать органы опеки в интересах девочки. Ведь если пьющая мать потом откажется вступать в наследство в установленный законом срок и не будет других наследников, то квартира автоматически переходит к девочке. При этом не имеет значения, зарегистрирован там ребенок или нет — у него в собственности появится хоть разбитое, но жилье, которое позже можно привести в порядок. А прописанную там пьющую мать можно будет выселить уже упомянутым выше способом.

Однако опека не усматривает здесь прямых интересов ребенка. Ведь пьющая мать может сама вступить в права наследства. Если она станет собственником, а потом ее выселят, ребенку же ничего не достанется. Да и вообще, органы опеки должны в целом следить, не нарушаются ли права и интересы ребенка: решается ли вопрос о месте проживания ребенка, о его наследстве или ином имуществе. Но выступать с инициативой и торопить события чиновники совсем не обязаны. Сейчас место жительства ребенка определено, у опекуна девочка чувствует себя хорошо, а значит, функция опеки пока выполнена.

Получается замкнутый круг: нет собственника квартиры — нельзя выселить живущую там пьяницу. А признавать пропавшего собственника умершим просто некому. Жители дома сделать этого по закону не могут — они не заинтересованные лица. Опека не видит смысла. Чиновники местной администрации тоже уходят в сторону. И хотя теоретически законных способов выселить буйного соседа множество, практически реализовать их очень сложно. Так что жильцы злополучного дома в Бавленах вынуждены дальше жить в страхе за свою безопасность.

Елена ПЕВЦОВА

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение