Геологом нужно родиться

Всю сознательную жизнь Вячеслав Губанов провел в экспедициях. Дорога привлекала его с детства. Так человек интуитивно выбирает уже в довольно зрелом возрасте, окончательно утвердившись в правильности намеченного пути. И с тех пор не сходил с него.

В поисках воды
Вячеслав Губанов родился 20 октября 1948 года в селе Ставрополка Киргизской ССР. Его родители попали в Среднюю Азию по заданию партии. Отец, будучи фронтовиком, выполнял ответственное правительственное задание по прокладке воздушных линий связи в Таджикистане. Еще ребенком Вячеслав объездил все южные окраины большой тогда страны.
Семья Губановых осела в районном центре Таджикистана Файзабаде, где Вячеслав учился, работал и одновременно получал на курсах специальность электромеханика дальней связи. Призвавшись в армию, выбрал, конечно, специальность в сфере связи, став радиотелеграфистом.

После демобилизации в 1969 году устроился радистом в гидрогеофизическую партию Южной геофизической экспедиции, занимавшейся в Южном Таджикистане поисками воды — самого дефицитного и самого стратегического ресурса в среднеазиатском регионе.
В начале 70-х вместе с начальником партии Леонидом Папыриным, умевшим ценить качества сотрудников и уважавшим дух коллективизма, Вячеслав Губанов перешел в памирскую партию, специализировавшуюся на поиске рудных ископаемых, минеральных и термальных источников воды, и объездил с ней весь Горный Бадахшан. Именно здесь он освоил редкую для того времени специальность техника-геофизика, два месяца спустя получив за успешное выполнение порученных «шефом» заданий вышестоящую должность.

— Мне всегда поручали самые авантюрные дела и самые сложные участки работы, — с ностальгией вспоминает начало своей геофизической карьеры Вячеслав Губанов. — Я умел найти выход из любой ситуации и мог договориться с кем угодно.
Именно поэтому в 1975 году начальник партии Леонид Папырин поручил Вячеславу Губанову организовать лагерь на озере Сарез, расположенном в труднодоступном районе Центрального Памира на территории Горно-Бадахшанской автономной области Республики Таджикистан.
Переброска в лагерь снаряжения, аппаратуры, взрывчатки в объеме 2 тонн по равнинным дорогам — занятие не для слабонервных, а по горным
шлось просидеть в ожидании месяц, пока подошла очередь геологов.

Грозная красота
Озеро необычайной красоты и дурной славы, куда так стремились изыскатели, находится на высоте 3300 над уровнем моря. Величина и красота его поразительны. Представьте себе окруженный горами водный массив длиной 60 километров с кристально чистой водой, населенный всего двумя видами рыб.

История озера Сарез впечатляет. В ночь с 18 на 19 февраля 1911 года в центральной части Памира произошло землетрясение. В долине реки Мургаб сошел гигантский оползень, который получил название Усойский завал по названию погребенного под ним кишлака. Отложения завала перекрыли долину реки — так образовалось озеро Сарез, названное по имени еще одного уничтоженного оползнем населенного пункта. В результате этой катастрофы погибло более 800 человек.

С возникновением озера появилась опасность прорыва его вод — так называемого «прорана» — через отложения Усойского завала. Огромный водный массив, который вызовет катастрофический селевой паводок, в любой день и час может обрушиться на головы мирного населения долин рек Бартанг, Пяндж и Аму-Дарья. По данным МЧС Республики Таджикистан, в зоне наводнения могут погибнуть 5 млн человек, проживающих на территории Афганистана, Таджикистана, Узбекистана и Туркменистана.

— С нашей помощью пытались решить проблему устойчивости Усойского завала, — рассказывает Вячеслав Губанов. — По заданию правительства мы участвовали в составлении схемы комплекса мероприятий по предупреждению прорыва вод озера Сарез и возможному использованию его водных ресурсов для нужд орошения и энергетики.

Соседями «папыринцев», как окрестили на Сарезе сотрудников памирской партии, были гидрогеологи, следившие за особенностями прохождения воды через озеро, и узбекские энергетики, проводившие изыскания для понижения уровня озера и организации строительства будущей ГЭС.

Проблеме выяснения устойчивости и искусственного укрепления Усойского завала памирская партия посвятила 5 лет. Все это время ученые мужи вели яростные споры о последствиях принятых правительством решений. К каким-либо определенным выводам научные коллективы так и не пришли. Началась перестройка, и кончилось финансирование.

До сих пор проблема Усойи продолжает тревожить мировое сообщество особенно сейчас после землетрясения в Японии Дело в том, что Средняя Азия входит в зону альпийского орогенеза. Сарез находится в наиболее сейсмоактивной, 9-балльной зоне Памира, а повторяемость землятресений силой в 8-9 баллов весьма высока — 1 раз в 250 лет, по другим данным — 1 раз в 2000 лет, в 7 баллов — 1 раз в 100 лет. Японское землетрясение может стать причиной новой человекоубийственной катастрофы.

Поняв, что профессия геофизика создана для него, в 1981 году Вячеслав Губанов поступает на заочное отделение геологического факультета Пермского государственного университета им. А. Горького по специальности «Геофизические методы поиска и разведки полезных ископаемых». А в 1986 году становится начальником отряда, занимавшегося трассировкой каналов при проведении работ по обводнению земель Дангаринской долины.

В 1989 году в разгар перестройки, когда начался активный процесс самоопределения национальных окраин бывшего СССР, Вячеславу Губанову и его бывшим коллегам пришлось вернуться в Россию. Тогда в нашу область приехало несколько семей бывших сотрудников геофизической экспедиции, которым, несмотря на все трудности постперестроечного периода, удалось найти себя в новых условиях и которые немало сделали для процветания земли владимирской.

В сейсмоустойчивом Нечерноземье, практически лишенном каких-либо полезных ископаемых, работу найти было очень сложно. С трудом обнаружив во Владимирской области Владимирскую геолого-геофизическую партию, которая базировалась в городе Лакинске, он устроился туда на более низшую, чем до этого должность инженера-геофизика.

Обладателю редкой для региона профессии, к тому же освоившему передовой метод ведения электроразведки, начальство партии было радо и серьезно загружало его работой. За два года Вячеслав Губанов объездил нашу и соседние области, сделав столько, сколько за все время существования партии не смогли сделать его предшественники. Все материалы, которыми пользуются сегодня специалисты, были сделаны с помощью Вячеслава Губанова в начале 90-х.

Как всякий уважающий себя геолог Вячеслав Губанов составил неплохую коллекцию камней, собранных им во время экспедиций. Здесь есть агаты лазуриты, аметисты, благородная шпинель. Каждый из этих наполненных внутренним таинственным светом молчаливых свидетелей хранит память о жизненном пути геолога Губанова.

Ольга РОМАНОВА
Фото из архива автора и Леонида Папырина

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение