Александровская хота Белармино РОДРИГЕСА

Хота — зажигательный испанский парный танец. У нее много разновидностей. Например, широко известна астурийская хота, которую танцуют на исторической родине почетного строителя России Белармино Родригеса, ныне жителя славного города Александрова. Такие вот коленца порой выкидывает жизнь вопреки пословице «где родился, там и пригодился».

«Дети войны»
Белармино Родригесу-Вальина 16 февраля 2011 года исполнилось 85 лет. Большую часть своей жизни он провел в нашей стране. Не только он сам, но и имя его обрусело. Несмотря на то, что испанская традиция не допускает использования отчества, наши соотечественники по согласованию с владельцем присовокупили к иноязычному имени добродушное русское «Иванович». Так и стал сын Мануэля Родригеса, астурийского шахтера, члена Социалистической партии Испании, Белармино Ивановичем.
В нашу страну Белармино попал, как и 3 тыс. юных его соотечественников, в 1937 году, когда в Испании после всеобщих выборов 1936 года вспыхнула гражданская война. Его отец, участник шахтерской забастовки 1934 года, сторонник победившего на выборах и не удержавшего власть Народного фронта, должен был с оружием в руках защищать Республику от восставших франкистов. Мать оставалась в шахтерском поселке Блимеа без средств к существованию одна с семерыми детьми, старшему из которых было 17 лет.

Чтобы уберечь своих детей от ужасов войны, Республика отправляла их в страны, поддерживавшие нейтралитет: Мексику, Канаду, Францию, Англию, СССР. Как замечает в своем исследовании журналистка Елена Висенс, «для того времени это была поистине невиданная эмиграция детей». За два года — с 1937 по 1939 годы — из Испании вывезли более 34 тыс. детей в возрасте от 3 до 15 лет. Из 3 тыс. испанцев — «детей войны», попавших в СССР во время гражданской войны в Испании, в 1997 году в России оставалось 170.
Белармино вместе со старшей сестрой Альвариной попал в третью экспедицию, отправлявшуюся из порта города Хихон в трюме французского каботажного судна «Деригерма». На борту парохода находились 1100 детей астурийских горняков и баскских металлистов. Сегодня в порту Хихона в память о тех печальных событиях установлена памятная стела.

— Тогда мне исполнилось всего 10 лет, для меня это опасное плавание было захватывающим приключением, — вспоминает Белармино Иванович.
Во Франции одну половину маленьких беженцев отправили на берег, другую — пересадили на советский пассажирский пароход и перевезли в Англию, которая приняла еще какую-то часть детей. Затем теплоход «Феликс Дзержинский» доставил оставшихся через Северное море в Ленинград. В конце сентября в этих широтах уже штормило.
— Я был одет в легкую куртку и короткие штанишки, но холода не замечал, — говорит Белармино Иванович.
— Вы же знаете: дети не мерзнут…

Станция Правда
Ленинград встретил Белармино неласково.
После санпропускника он попал в карантин с подхваченной в дороге чесоткой. Может быть, именно из-за болезни он остался в Ленинграде, а сестру увезли по Ярославской железной дороге в подмосковный детский дом на станцию Правда, где обосновались 450 испанских детей.
В большинстве стран, поддерживавших нейтралитет в испанском конфликте, малолетних эмигрантов определяли в семьи. В нашей стране для этой цели были созданы детские дома-интернаты, в которых юные испанцы жили и учились под руководством испанских и советских воспитателей, преподавателей и врачей. В семи первых классах преподавание велось только на испанском, с восьмого по десятый классы в списке предметов появлялся русский как иностранный. Курировал деятельность этих учреждений отдел детских домов специального назначения Наркомпроса.

Белармино Родригес-Вальина в числе 500 своих соотечественников попал в ленинградский детский дом №8 на Тверской улице и провел в нем целый год.
— Я скучал по дому, но старался не показывать вида, — сдержанно, не
допуская в повествование лишних эмоций, рассказывает Белармино Иванович. — Так как Республика проиграла войну, мы потеряли связь с родиной. Письма можно было писать только через Красный Крест, через посольство России во Франции. Но сначала мы старались вообще не писать, чтобы не давать повода к преследованию родственников.
В начале следующего учебного года Альвари-на, которая была старше Белармино на 3 года и потому намного ответственнее него, нашла брата и перевела его в свой детский дом.

Альварине и Белармино повезло. При всем том, что, по воспоминаниям «детей войны», в каждом испанском детском доме была начальная школа, не во всех из них можно было получить полное среднее образование. Именно поэтому выпускники некоторых заведений не могли получить высшего или даже среднего профессионального образования и шли в школы ФЗО.
В детский дом на станции Правда приходили преподаватели ФЗО, техникумов и московских вузов, воспитанников даже вывозили для ознакомления в учебные заведения. Белармино решил, что обязательно надо учиться и вместе с несколькими детдомовскими приятелями подал документы в Московский инженерно-строительный институт им. Куйбышева.

Вместе с судьбою выбрал жену
В студенческом городке, расположенном неподалеку от Киевского вокзала, проживали студенты нескольких вузов — будущие геологи, нефтяники, строители, химики. За время учебы и совместного проведения досуга молодые люди успевали познакомиться, установить приятельские отношения. Как-то во время волейбольной игры на одной из спортплощадок студгородка Белармино познакомился с русской девушкой, костромчанкой Надей Кораблевой, учившейся в МИТХТ им. Ломоносова.

— В комнате Нади был волейбольный мяч, и мы все время под этим предлогом заходили к девушкам, — улыбается Белармино. Сестра Белармино Альварина к этому времени заканчивала текстильный институт, в
общежитие которого Белармино приходил ее навещать или приносил что-то из своих вещей перешить или подремонтировать. К старшим курсам дружба Нади и Белармино переросла в любовь.
— Целый год мы ходили на свидания, -рассказывает Надежда Ивановна, которая так же, как и Белармино, выросла в многодетной семье: у нее две сестры и один брат. — На пятом курсе, в зимние каникулы, я повезла Белармино на смотрины к моим родителям в Кострому. Мама отнеслась к моему жениху осторожно, а папе он понравился сразу, потому что папа был начитанным человеком, очень переживал за Испанию и жалел Белармино, оторванного от родины и семьи.

Поженились Белармино с Надеждой в мае 1952 года. Студенческую свадьбу праздновали в ленинской комнате общежития. Все было, как положено: и белое платье, и подарки, и крики «горько». Поначалу Надежда получила распределение в Чапаевск, но в связи с замужеством выпускницы комиссия переменила решение. После защиты диплома Белармино Родригеса по линии Министерства промышленности средств связи направили в строительное управление №13, которое было создано специально для Александровского радиозавода, выпускавшего первые отечественные массовые электронные телевизоры «КВН» и радиоприемники «АРЗ-49». Так они с Надеждой попали в Александров, и вот уже 59 лет живут в нем.

В 1956 году на радиозаводе было создано собственное конструкторское бюро, которое осуществляло разработку, внедрение и сопровождение продукции для девяти управлений Министерства обороны, штаба гражданской обороны, Министерства внутренних дел, других министерств и ведомств. Это были изделия спецтехники, радиоэлектронные средства дистанционного управления различными устройствами, системы оповещения без отбора радиоканала, видеомониторы различного применения, телевизионные приемники. Радиозаводу нужны были новые цеха, очистные сооружения, газовые сети, водопровод, жилье для рабочих и ИТР.

Надежда устроилась на радиозавод заместителем начальника цеха. Молодожены сразу получили в свое распоряжение меблированную комнату, а позднее и квартиру в новом доме. В 1954 и 1955 годах одна за другой у молодых супругов родились девочки Нина и Белла.
Уже взрослой Нина самостоятельно переименует себя в Лолиту. Сейчас она живет в Москве, растит двух дочек — Инну и Ирину, обе внучки Белармино говорят по-испански. А своих детей научить родному языку ему не удалось: он все время пропадал на ответственной работе. Радиозавод активно развивался, ему нужны были новые производственные площади. При помощи градообразующего предприятия даже городской Дом культуры был построен.

В 1956 году вернулась на родину сестра Белармино Альварина. Первое время ей в Испании пришлось тяжело: не было ни работы, ни знакомых. В то время испанские женщины в основном занимались ведением домашнего хозяйства. Потом она вышла замуж, и жизнь ее мало-помалу наладилась.
— Мы тоже хотели оформлять документы для поездки в Испанию, но получили письмо от сестры, в котором она призывала нас не торопиться, — поясняет Белармино Иванович.
— В этот момент отца и брата как социалистов-республиканцев, уча-ствовавших в партизанском движении, вновь заключили в тюрьму. Один из моих младших братьев был вынужден эмигрировать во Францию.

В начале 1957 года Александровский радиозавод начинает выпуск черно-белых телевизоров под маркой «Рекорд». В 1962 году его окончательно засекречивают, придавая статус п/я М-5985. А позднее государство совсем запретило испанским детям выезд на родину.

Возвращение
Супруги Родригес продолжали жить, как жили. Белармино работал прорабом, потом — старшим прорабом. После хрущевской административной реформы и организации совнархозов строительное управление №13 расформировали. Белармино устроился на радиозавод начальником отдела капитального строительства и проработал на нем еще 17 лет. Кстати, именно на заводе он приобрел русское отчество Иванович, по¬скольку все работники отдела по иронии судьбы были словно дети одного отца — Ивановичи.

В 1968 году правительство страны начинает переселять испанцев в крупные города для компактного проживания и улучшения контроля за их поведением. Родригесам было предложено несколько городов на выбор. Они оставили жилье в Александрове и уехали в Ригу. Министерство промышлен¬ности средств связи направило Белармино на Рижский завод им. Попова в отдел капитального строительства.
— Приняли нас там хорошо, дали детский сад, квартиру, — вспоминает Надежда Ивановна. -Мы даже успели купить в Риге по записи дефицитный мебельный гарнитур, а через год вернулись обратно.

Дело в том, что в Ригу за Родригесами приехали директор Александровского радиозавода и один из руководителей города. Они предложили Белармино должность заместителя директора радиозавода по капитальному строительству, и он согласился, потому что в Риге политическая ситуация в то время уже начала накаляться. Родригесам выделили новую квартиру — бывшую коммуналку в старом доме на ул.Ленина, которую они с большим трудом вернули из коллективного небытия, выдернув из стен килограммы гвоздей и восстановив инженерные сети.

В 1980 году Белармино серьезно заболел. В такие моменты человек всегда переосмысливает свою жизнь, и желание увидеться с родными вновь окрепло в его сердце. Однако работа, как тогда говорили, в секретном «почтовом ящике» лишала его всякой надежды на выезд за рубеж, да еще в капита¬листическую страну.Тогда Белармино ушел с радиозавода, вернулся в строительное управление №13, а через 4 года после снятия ограничений на выезд поехал с семьей в Испанию.

От той первой поездки по Европе на поезде и, конечно, от пребывания в Испании Родригесы получили массу впечатлений.
— Все было как в театре! — восклицает Надежда Ивановна. — Во время энергетического кризиса, который в то время злорадно описывала советская пресса, мы увидели залитую огнями Европу. Проездом побывали в Париже, где у нас была пересадка, видели Берлинскую стену.
Испания была прекрасна. Братья и сестры, дождавшиеся возвращения «блудного брата» Белармино, собрались вместе и устроили ему радушный прием. На подъезде к родному селу, лежащему у подножья Кантабрийских гор, ради торжественности момента Белармино высадили из машины, чтобы он своими ногами вернулся домой той дорогой, которая когда-то на многие годы увела его отсюда. Белармино переполняли эмоции, и он не смог идти степенным шагом — бегом побежал навстречу своему детству.

Родной дом Белармино был украшен цветами и транспарантами «Добро пожаловать». Родителей уже не было в живых, но племянника вместо матери крепко расцеловала дождавшаяся его родная тетка. Село разрослось и похорошело, обрело новый храм и новую жизнь.

Король Испании проявляет заботу
— Испания поразила нас чистотой и аккуратностью, использованием мрамора и керамики даже в сельских немудреных постройках, -делится впечатлениями Надежда Ивановна. -Горнодобывающая промышленность в то время уже находилась на спаде, и вся Астурия переключилась на развитие горного и сельского туризма.
Интересна судьба младшего брата Белармино Армандо, эмигрировавшего во Францию. Он получил на чужбине экономическое и строительное образование. Когда в 1975 году умер генерал Франко, в свое время провозгласивший в Испании монархию и назначивший наследником испанского престола старшего сына графа Барселонского Хуана Карлоса I, молодой король легализовал все партии, распустив правящую Испанскую Фалангу, и испанцы начали возвращаться на родину.

Используя свои знания и идеологические убеждения, Армандо выкупил под Мадридом участок земли и организовал на нем строительный кооператив для простых людей. Построил одно- и двухэтажные коттеджи, магазины, детские площадки, кино, спортзалы, парки, а одну из площадей города-спутника назвал в честь родного села — Блимеа. Но банки недоверчиво относились к кооперативной форме собственности и неохотно давали деньги на строительство. Тогда кооператив был реорганизован в акционерное общество, что не помешало ему благополучно развиваться дальше.
Все время правления генерала Франко муж старшей сестры Белармино Альварины оставался убежденным коммунистом. Он провел в тюрьмах 14 лет, написал книгу о рабочем движении Испании. Вместе с женой они создали комитет помощи политическим заключенным Испании, собирали по шахтерским поселкам вещи, средства, продукты и доставляли их попавшим в беду товарищам.

В большой испанской семье Белармино уже народились правнуки.
— Мы пробовали считать, но у нас не получилось, — смеется он. — Еще в России хотели купить сувенир каждому, но остановились сначала на цифре 50, а потом и вовсе ограничились братьями, сестрами, их мужьями и женами.
Кстати, королем в законодательстве Испании предусмотрено так называемое «пожалование гражданства». Вывезенным в Советский Союз «детям войны» гражданство предоставляется «автоматически» по прибытии в Испанию без требования выхода из предыдущего гражданства.

После обретения родины болезнь отпустила Белармино. Он перешел на работу в проектную организацию «Гипрогеолстрой». В 1988 году стал пенсионером. Но в отличие от других не захотел спокойной жизни, а при поддержке семерых друзей и коллег организовал проектно-консультативный кооператив «Гранит» при «Гипрогеолстрое». Первые деньги они получили в 1989 году.

Через несколько лет проектным институтам запретили содержать хоз-расчетные организации, и кооператив обрел самостоятельность, сменив профиль на проектно-производственный. Белармино Ивановичу можно было бы не продолжать трудовую деятельность, но начались лихие 90-е: исчезли товары, продукты и деньги, чтобы их купить. И Белармино Иванович погрузился в пучину товарных обменов, выжил сам и личным примером помог своим единомышленникам физически и морально выстоять. Сегодня ППК «Гранит» уже больше 20 лет, и его репутация так же надежна, как и его название.
— Пора уходить на пенсию, у меня ведь уже 57 лет рабочего стажа, но мои сотрудницы говорят: «Если вы уйдете, то и мы уйдем!» — качает головой Белармино Иванович.

В 2011 году за многолетний плодотворный труд в сфере строительства Белармино Родригес-Вальина, пользующийся непререкаемым авторитетом среди александровских и владимирских коллег, награжден знаком «Почетный строитель России».
Старшему брату Белармино Сеферино уже 92 года. Все братья и сестры Родригес находятся в добром здравии и ежегодно встречаются на родине. С некоторого времени посольство Испании выделяет Надежде Ивановне и Белармино Ивановичу почти бесплатные 15-дневные путевки. При этом они могут сами выбрать город, который хотят посетить. Король Испании не устает заботиться о своих подданных.

Ольга РОМАНОВА

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение