«А все остальное — слова…»

О всемерной помощи ветеранам и членам их семей у нас говорится и пишется немало. Однако на практике нередки случаи обратного — бюрократизма и невнимания со стороны власти по отношению к тем, кто имеет полное право на повышенную заботу.

В качестве одного из примеров можно привести вопиющий случай, фактически закончившийся трагедией. В Коврове участник боевых действий в Афганистане Валерий Корнилов, награжденный медалью «За отвагу», получил однокомнатную квартиру в многоэтажке № 6/1 на улице Сергея Лазо со всеми удобствами. У него были серьезные проблемы со здоровьем — сказались последствия старой контузии. Корнилов стал инвалидом 1-й группы и нуждался в постоянном уходе. За Валерием, который не был женат, ухаживала его мать Софья Сергеевна. Старушке уже было под 80, причем она тоже являлась инвалидом 1-й группы и передвигалась с трудом.
Случилось так, что Валерий Корнилов умер в феврале 2009 года. И оказалось, что его мать, прописанная в комнате площадью 13 квадратных метров в бараке без удобств на улице Первомайской, никаких прав на жилплощадь сына не имеет, хотя несколько лет проживала у него и даже оплачивала оба жилья сразу. Квартиру «афганец» не приватизировал, поэтому она должна была отойти муниципалитету. Старушка-инвалид, мать умершего солдата, неоднократно обращалась в администрацию города. «Раз уж так получилось, ч то довелось на беду пережить своего сына, прошу помочь разрешить вопрос о проживании в квартире сына. Хоть остаток дней -с удобствами. Неужели не имею на это права?»

Но в мэрии отвечали, что никаких прав пожилая женщина на квартиру в доме 6/1 на улице Сергея Лазо не имеет, и предложили при желании отстаивать свои права в суде. Формально чиновники были правы. Но с человеческой точки зрения понять их позицию непросто. Корнилова умоляла власти войти в ее положение — тщетно. Комиссия администрации уведомила несчастную бабушку, что ей необходимо «очистить» жилплощадь. Местное отделение «Боевого братства» наняло адвоката, который подготовил судебный иск от имени Софьи Корниловой. После длительного судебного разбирательства матери умершего солдата удалось доказать свои права на квартиру сына. Но нервотрепка вконец подорвала ее здоровье — менее чем через два месяца после окончания судебной эпопеи она умерла.

— Очень переживала и, скорее всего, это ускорило ее конец, — вздохнула ухаживавшая за одинокой пенсионеркой соседка Римма Константиновна Иванова.
Данный случай, когда чиновники держат глухую оборону от членов семей участников боевых действий, далеко не единственный. Мать погибшего в 2004 году во время боевых действий в Чечне 19-летнего солдата Владимира Игошина Альбина Анатольевна Игошина, у которой еще двое детей, проживает с семьей в двухэтажном деревянном доме на улице Краснознаменной и имеет право на улучшение жилищных условий. Однако на практике все обращения этой женщины в администрацию окончились ничем. Хотя ковровская мэрия находится на той же улице, что и ветхий домик, где обитают Игошины, достучаться до чиновников и в этом случае не удалось. И опять с формальной точки зрения вроде бы все гладко. А совесть — понятие не юридическое…

В подобные ситуации попадают и семьи участников Великой Отечественной войны. Вдова фронтовика ковровчанка Зиновия Ивановна Чкалова проживала в квартире ветхого деревянного дома № 83 по улице Дегтярева вместе с сыном Валерием Чкаловым. Пожилая женщина обратилась с заявлением в межведомственную комиссию администрации Коврова с просьбой признать ее жилье непригодным для проживания. Однако та отделалась лишь формальной отпиской, не желая давать какое-либо заключение и тем самым устраняясь от решения проблемы. За интересы Чкаловых вступилась городская прокуратура. Прокурор Александр Клоков обратился с иском в городской суд, требуя обязать комиссию провести оценку квартиры вдовы ветерана и выдать соответствующее официальное заключение. Горсуд заявление прокуратуры уже удовлетворил.

Точно такая же ситуа¬ция сложилась с домом № 13 на улице Вторая
Большая в Коврове, где проживает ветеран Великой Отечественной Софья Николаевна Мухина. И там межведомственная комиссия упорно не желала рассматривать вопрос о признании дома фронтовички непригодным для проживания. И вновь городской прокурор обратился с заявлением в суд, требуя обязать чиновников провести оценку дома и принять соответствующее решение.

По свидетельству председателя местного отделения «Боевого братства», полковника запаса, «афганца» Андрея Мамонтова, проявления бюрократизма связаны не только с жилищным вопросом. Например, при обращении имеющего право на бесплатное лечение участника боевых действий в Чечне Павла Калыгина в одну из ковровских больниц на томографию выяснилось, что даром этот вид обследования сделать нельзя, потому что нет рентгеновской пленки! А вот за деньги — пожалуйста! Лишь после того, как вмешались представители ветеранской общественности, пленка сразу же нашлась и платы больше не требовали.

— Буква закона была соблюдена, — так неофициально прокомментировал одну из подобных конфликтных ситуаций с семьей умершего фронтовика занимающий ответственную должность чиновник. — А все остальное — слова…
Николай ФРОЛОВ

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение