СТАНДАРТный раздор

Новые федеральные государственные образовательные стандарты вызвали бурную дискуссию среди учителей и родителей. Главное опасение в том, что принятое в нашей стране бесплатное всеобщее образование теперь перестанет быть всеобщим и бесплатным.

Педагогика и куры

Напомним, с 1 сентября этого года на ФГОС перейдут ученики младших классов — с первого по четвертый. Согласно проекту, на обязательные предметы отводится 20 часов в неделю (так, для первоклассников это пять часов изучения родного языка, по четыре на математику и чтение, два часа природоведения, по часу рисования, музыки, труда и физкультуры). Еще десять часов предназначены для внеурочной работы, направленной на развитие личности. Предполагается, что к 5-му классу ребенок должен не просто освоить определенный уровень знаний, а научиться самостоятельно работать и организовывать свою деятельность в соответствии с личными склонностями.

В рамках пилотного проекта эти стандарты с сентября 2007 года проходят апробацию в различных российских учебных заведениях. В 2010-м к процессу подключились 22 школы Владимирской области (отобранные, кстати, не произвольно, а по принципу «моральной и материальной готовности»). Сейчас на их базе проводятся учебные семинары для остальных педагогов, с которыми уже работающие в рамках стандартов учителя делятся результатами, полученными методом проб и ошибок.

С одной стороны, пока эксперимент идет вроде бы успешно. «Курс хороший, учитель доволен», — объясняет Валентина Лахмитько, директор школы пос. Иванищи Гусь-Хрустального района. С другой — возникает множество дополнительных вопросов. Например, с той самой внеурочной работой. Так, ученики владимирской гимназии № 23, участвующей в пилотном проекте, на дополнительных занятиях имеют возможность выбрать один из нескольких блоков. Общеинтелектуальный учит быть исследователем, создавать и реализовывать собственные проекты. В культурном блоке дети занимаются театром, рисованием, музыкой. С ними работают не только школьные педагоги, но и приглашенные специалисты из других отраслей — спортсмены, актеры и т.д. А вот в Стенковской основной общеобразовательной школе Кольчугинского района, где стандарты вводятся со следующего учебного года, идут переговоры с сельским Домом культуры, чтобы организовать внеурочные занятия на базе местных кружков.

Когда в рамках общих стандартов одни получают классическую гитару и большой теннис, а другие — выпиливание лобзиком и хоровое пение, это выглядит не вполне справедливым. Надежда Пономаренко, заместитель директора гимназии № 23 по учебно-воспитательной работе, видит проблему надуманной. «В любой школе, — уверена она, — можно задействовать как возможности социума, так и способности учителей, чтобы создать интересные детям программы».

Честно говоря, идея использовать возможности социума для проведения допзанятий смотрится слишком уже утопически — в духе «наши официантки подают не только борщи, но и большие надежды». Реалии современной жизни — это не физрук, который втайне учился играть на саксофоне и теперь организует в школе джаз-банду, а библиотекарша с хореографической подготовкой сорокалетней давности, обучающая первоклашек вальсу вопреки слабеющей памяти и артритным коленкам. Поэтому есть достаточно высокая вероятность, что внеурочные программы будут исключительно «для галочки». Если любая сельская школа отрапортует, что на ее базе с младшеклашками ведутся дополнительные занятия по садоводству, куроводству и игре на губной гармошке, этого хватит для отчета, но не для «развития самостоятельного мышления ребенка». Выращивание огуречной рассады на подоконнике, конечно, может стать интересным исследовательским проектом, но требуется, чтобы вел его заинтересованный и способный увлечь других педагог. А с ними в наших школах проблема.

Средний возраст сегодняшнего учителя — выше сорока лет. У всех сложилась своя метода преподавания, и многие ли согласятся изменить ее «по инициативе сверху»? Надежда Пономаренко свидетельствует, что система подготовки перехода на новую систему предполагает сильнейшие нагрузки и большой объем самостоятельной работы. Все ли с этим справятся? При этом заменить тех учителей, которые не смогут или не захотят работать «по стандартам», в настоящее время некем.

Физкультура важнее истории?

Наибольшее количество разногласий вызвали новые образовательные стандарты для старшеклассников. По идее, утвердить их должны были к 1 сентября этого года. Однако теперь этот процесс отложен, и многие считают это событие не меньше, чем чудом. Напомним: в первоначальном варианте документа предполагалось, что в 10-11-м классах обязательными для изучения будут только физкультура, ОБЖ и странный предмет под названием «Россия в мире», назначения которого никто толком не понимает; однако учителя сходятся во мнении, что суть его — обыкновенная политинформация; а также еще более странный «индивидуальный проект». Все остальное — по выбору самого ученика, то есть он получал возможность отказаться от русского языка, алгебры, истории и т.п. Московский учитель Сергей Волков опубликовал в Интернете открытое письмо против этих стандартов, собравшее десятки тысяч подписей. «Выбор обязательных предметов предполагает, что школа должна выпускать мускулистых тупых патриотов», — возмущались комментаторы. После этого документ был отправлен на пересмотр.

По новым стандартам, появившимся буквально два дня спустя, набор дисциплин «для воспитания патриотов» остался в неприкосновенности. Однако теперь ученик обязан выбрать для обязательного изучения на базовом или углубленном уровне предметы из пяти других областей. Это «русский язык и литература», «математика и/ или информатика», «иностранный язык». В блоке «общественные науки», включающем историю, географию, обществознание, экономику и право, а также блоке «естественные науки» (физика, химия, биология, экология, естествознание) школьник может выбрать один или два предмета. Дополнительно (но не обязательно) есть возможность изучать один-два предмета курсов «искусство», «технология», «дизайн» и т.д. Однако и это не окончательный вариант: министр образования Андрей Фурсенко уже заявил, что «стандарты не будут приняты, пока документ не будет одобрен общественным мнением».

Намерения у создателей вроде бы благие: дать старшеклассникам возможность серьезно готовиться для поступления в профильный вуз и разгрузить от «лишних» предметов, которыми, по их мнению, дети сейчас перегружены. Они заявляют, что на смену старой школе, ориентированной только на получение знаний, приходит школа нового поколения, цель которой — развитие индивидуальности в процессе потока целенаправленной деятельности.

В профилизации старшей школы вроде бы нет ничего плохого, однако даже недавние выпускники соглашаются: у действующей системы также есть несомненные достоинства. «Конечно, иногда учиться было сложновато, — вспоминает студентка Анастасия Белова, — например, я несколько лет подряд возмущалась тем, что приходится серьезно заниматься физикой. Предмет давался нелегко, в будущей взрослой жизни вроде бы не требовался, но приносить тройки не позволяло воспитание. С другой стороны, в девятом классе я мечтала стать ветеринаром, в десятом — адвокатом, а в итоге пошла учиться на экономиста. Те знания, которые школа дает сейчас, позволяют выбирать любую специальность: в одиннадцатом классе достаточно поднапрячься и налечь на нужный предмет. Насчет новых стандартов у меня сомнения. Если, например, с девятого класса ученик налегает на химию и биологию, потому что собирается стать врачом, а потом вдруг понимает, что это совсем не его дело, и он хочет быть нанофизиком, то как же ему поступить?»

В селе идея профилизации и вовсе теряет смысл. «Если три человека в классе хотят углубленно изучать физику, два — экономику, один — литературу, то создать для каждого из них достойные условия в рамках одной сельской школы невозможно, — уверена Валентина Лахмитько. — Каждая из них способна создать только один профиль, поэтому требуется наладить систему взаимодействия внутри района. Чтобы в одной школе было сильное гуманитарное направление, в другой — математическое и т.д. Но представьте, какие большие расстояния между школами, хотя бы в нашем Гусь-Хрустальном районе. Не получится ли, что ученикам придется вставать почти ночью, чтобы вовремя добраться до места занятий? К тому же, если школе будет не хватать хорошего предметника по нужному профилю, например, учителя биологии и экологии, то откуда его взять? Переводить из другой школы, искать для него жилье на новом месте? Присылать из вуза по распределению, которого сейчас нет? Непонятно…»

Возвращение к ЦПШ

Многие учителя полагают, что все слова о развитии индивидуальности и школе, которая должна подстраиваться под ребенка, не более чем красивая завеса, скрывающая вполне конкретную цель — коммерциализацию учебного процесса. Не секрет, что все госучреждения, которые прежде существовали за счет поступлений из бюджета, сейчас постепенно переводят на автономию. Иными словами, они должны учиться самостоятельно зарабатывать деньги. Уже сейчас, к примеру, большинство родителей сами покупают для своих детей учебники (при этом школе нельзя пользоваться учебниками «старше» пяти лет, что сильно усложняет процесс передачи книг «из поколения в поколение»). Педагоги опасаются, что со временем школа будет бесплатно давать только базовый набор знаний. Все остальное — за дополнительные деньги из кошельков мам и пап.

Попробуем представить: уже сейчас в некоторых школах после четвертого класса дети сдают «пробный ЕГЭ» (такие же экзамены в начальной школе под лозунгом «государственного контроля» предполагаются и по новым образовательным стандартам для начальной школы). Результат пока ни на что не влияет, однако что помешает чиновникам от образования через несколько лет ввести в школах определенный отсев? Справился с заданиями — переходишь в среднее звено. Недобрал баллов — либо сиди дома неучем, либо иди в «коммерческие классы». То же самое и после девятого класса. Понятно, что мотивацию подберут самую благонамеренную: зачем мучить ребенка (который личность) знаниями, которые ему тяжело усвоить?

Что касается средних и старших классов, то образовательными стандартами пока не предусматривается, какое количество часов должно быть отдано изучению того или иного предмета (и на базовом, и на профильном уровне). Предполагается, что школы сами будут формировать как индивидуальный учебный план обучающегося, так и профили обучения. И ничего не мешает составить его таким образом, чтобы объема получаемых знаний оказалось недостаточно как для «общего развития», так и для специализации. Хочешь, чтобы твой ребенок знал больше, — плати. Да и с самими профилями не все гладко. Пока из каждой области в «бесплатную» программу входят один-два предмета. Если из набора «физика», «химия», «биология» нужны все три, за одну из дисциплин придется раскошелиться. Озадачивают и сами названия предметов: «математика» вместо прежних алгебры и геометрии, «русский язык и литература» как единая дисциплина, «русская словесность». Что это означает, по какому принципу будет преподаваться, еще не знают и сами педагоги.

Родители тоже в недоумении. «Я — за развитие личности, но не приведет ли это к тому, что наша школа будет строиться по образу и подобию американской, — спрашивает Елена Кузьмина, мама первоклассницы. — Как известно, там дети занимаются дизайном, верховой ездой, бейсболом и прочими интересными вещами, но при этом часто не знают, кто победил в Великой Отечественной войне и где находится Индия». «Если речь идет о выборе, то причем здесь физкультура и ОБЖ? — удивляется Марина Блохина, мама детей семи и пятнадцати лет. — Тем более, наши уроки «физры» далеки от совершенства. Моя дочь и так занимается фигурным катанием — что, если ни она, ни я не хотим, чтобы в старших классах она лазила по канату и штурмовала гимнастического козла?» «Нельзя считать, что школа дает голые знания, — говорит Максим Якушев, отец шестиклассника, — точные науки учат логически мыслить, литература помогает хорошо говорить. Сейчас много споров о том, что школьные предметы, как правило, не годятся для реальной жизни, а предназначены исключительно как база для дальнейшего образования. Но я сомневаюсь, что новые стандарты приведут к тому, что на физике вместо принципов работы двигателя будут учить чинить машину, а на биологии — проходить действие антибиотиков. Это, по-моему, и не нужно. Сейчас любую информацию можно найти в Интернете, было бы желание. А школа должна давать основу для ее усвоения. Нам, выпускникам прежних лет, этой основы в принципе хватает».

Кстати, об Интернете. Переход на новые стандарты означает принципиально новый уровень оснащения школ. В идеале это означает, что едва ли не в каждом классе должны стоять ноутбуки с доступом во всемирную паутину, где ребенок сможет в любой момент запросить нужные сведения. Как все это должно финансироваться, не очень понятно, но акцент уже сейчас делается именно на негосударственные средства. Школам предписано создавать попечительские советы, которым придется искать необходимые деньги, привлекая как родителей, так и бывших выпускников, коммерческие организации, благотворительные фонды и т.п. В крупных городах это, возможно, и будет работать в полную силу. В райцентрах — по принципу «с мира по нитке». В сельских школах, где родители учеников зарабатывают по 5 тысяч в месяц, а самый успешный выпускник разводит десяток свиней на личном подворье, — вряд ли. Но если у них не получится создать «единые для всех образовательных учреждений материальные условия», школа не пройдет аккредитацию и закроется.
Многие из тех, кто изучил новые образовательные стандарты, уверены: переход может быть только очень плавным и постепенным. Наравне со школами, где танцуют фламенко и учат китайский, должны остаться и полностью бесплатные общеобразовательные школы (пока в качестве таковых предполагаются только коррекционные школы). Ребенку, чьи родители не в состоянии оплатить дополнительные уроки, тоже необходим шанс на полноценное образование. Иначе на выходе мы получим не «человека будущего», а возвращение системы церковно-приходских школ: научили письму с арифметикой, а дальше — как знаешь. Хорошему солдату или смотрителю газовой трубы биологии с историями все равно ни к чему…

Марина Сычева