Характеры и судьбы потомков владимирских богомазов

Известная владимирская журналистка «Призыва», а ныне писатель Светлана Баранова презентовала свою новую книгу, посвященную творчеству владимирских художников.
«Владимирские художники. Характеры и судьбы» — значится на мягкой обложке. Это не увесистый фолиант, а небольшая книжечка, брошюра в сто страниц текста с фотографиями, ее прочесть можно за один вечер. А потом еще раз хочется перечитать, потому что написана она с большой любовью. В ней видна душа автора.
Молодая журналистка Светлана Баранова с мужем Геннадием появились во Владимире в конце 50-х. Для нее одним из первых сильных впечатлений стало посещение выставочного зала. Она была поражена тем, что здесь, в провинциальном городке, существует свой удивительный, глубокий мир, с которым она не сталкивалась прежде. Светлана влюбилась во владимирских художников раз и навсегда.
— Тридцать лет, пока я работала в «Призыве», творчество художников было одной из моих главных тем, — говорит автор книги собравшимся на презентацию. — Я с ними общалась, контактировала, дружила и в их компании чувствовала себя очень комфортно. Это люди моей крови. С ними можно было говорить не только об искусстве, но и о жизни. Все это копилось в сердце, в записях, в репортажах и газетных материалах. В предисловии Светлана Баранова обозначила, что в своей небольшой работе она хотела рассказать не столько о средствах художественной изобразительности, ведь искусствоведческих статей и буклетов с такими статьями написано немало. Нет, она рассказывает о бытовой стороне жизни владимирских художников. Одиннадцать глав книги с короткими, очерковыми названиями повествуют о мэтрах и тех художниках, чьи звезды загорелись на владимирском небосклоне и быстро потухли. Непростые характеры и удивительные судьбы людей, чья миссия на этой земле — нести людям прекрасное через свои работы.
— Художники — это взрослые дети, — признается Светлана Баранова.
— Они умеют радоваться миру, умеют эту радость перенести на полотно, и сами душевные по природе своей.
Из глав книги узнаешь, что Ким Бритов был склонен к философии, как пел песни и шутил Владимир Юкин, что пришлось испытать семье Валерия Кокурина… Пересказывать не буду, потому что каждый, кто откроет эту брошюру, сможет сам все прочесть. Некоторые из героев очерков Светланы Барановой присутствовали на презентации. Когда искусствовед Надежда Севастьянова показывала фотографии, на которых изображены те или иные художники, то постоянно обращалась в зал, где сидели Кокурин, Телегин, Смирнов.
— Редкий кадр, где можно увидеть Юкина без бороды, — комментирует Севастьянова фото.
— А что за пареньки рядом?
— Это Вася Бурмистров, — отвечает Владимир Павлович Телегин, — а это, похоже, Андреев, он учился на металлическом отделении.
Зрители смотрели на экран и заново открывали для себя тех, о ком ведется повествование в книге. На старых черно-белых снимках Бритов еще молодой и кудрявый, а вот Юкин — шаловливый мальчишка, который дает своему другу прикурить папироску. Элегантный Егоров, молодые братья Телегины, закадычные друзья Гаранин и Потехин, брутальный Леонов, таинственные Темплин и Луговская — редкие фотографии тех, кого уже нет.
— Художники — люди особые, — говорит Светлана Баранова. — А владимирские художники — особеннее всех.
Светлана Игнатьевна прилюдно попросила прощения у всех достойных живописцев и графиков, зарисовки о которых не вошли в эту книгу. Этот сборник о тех первых среди равных, кого она хорошо знала. Но пока есть силы, автор собирается продолжить свою работ у. Так что летопись о потомках владимирских богомазов не закончена.

Ольга ВОЗНЕСЕНСКАЯ