Парад открытий

Поток желающих увидеть Владимир вкупе с его главными достопримечательностями растет, и не откуда-нибудь, а с Востока. Традиционно русская экзотика популярна у тайваньцев, китайцев и японцев, а с этого года к нам неожиданно хлынул поток туристов из Ирана. Соответствовать званию одного из лучших музеев страны — планка, требующая постоянного подтверждения. Поэтому пополнение фондов, научные исследования в стенАх музея-заповедника не прекращаются. Сегодня ведущие научные сотрудники подвели итоги изысканий за год — всего более 30 докладов. 

Светлана Мельникова, ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР ВЛАДИМИРО-СУЗДАЛЬСКОГО МУЗЕЯ-ЗАПОВЕДНИКА:

«Я считаю, что каждый из докладов представленных на конференции- это своеобразное открытие, иначе к этому относиться нельзя.»

А ведь для того, чтобы совершить путешествие в прошлое, достаточно обычного дневника. Записи пятидесятилетней давности — лучшая иллюстрация к рассказу о том, как жили, о чем думали простые владимирцы в середине прошлого века. Несколько лет назад в руки музейных работников попала хроника, которую в течение 40 лет вела биолог Зинаида Федоровская. Митинг в день похорон Сталина она запомнила на всю жизнь.

Николай Морозов, ЗАВЕДУЮЩИЙ ИСТОРИЧЕСКИМ ОТДЕЛОМ ВЛАДИМИРО- СУЗДАЛЬСКОГО МУЗЕЯ-ЗАПОВЕДНИКА:

«Зинаида Дмитриевна была возмущена поведением владимирской молодежи. Парни стоят в такой день, шапки набекрень, курят, толкаются, смеются, лузгают семечки. Как можно в день всенародного траура так себя вести?!»

В этом году коллекция главного областного собрания искусств пополнилась более чем на тысячу экспонатов.Один из самых ярких — скульптурный эскиз Петра Дика, современная энкаустика священника Андрея Давыдова.

Анна Митяева, КОРРЕСПОНДЕНТ:
 
» А этот абажур в экспозиции вы пока не увидите, в музее им очень дорожат. Сотрудники, в основном женщины, почти единогласно считают этот экспонат самым ценным пополнением коллекции за этот год. Абажур сделан рукой Льюиса Тиффани, сына всемирно известного ювелира.»

Витражи американца создавались путем склеивания маленьких кусочков стекла липкой фольгой. Ничего подобного в и без того богатых фондах музея раньше не было. А попал абажур из музея Гусь-Хрустального стекольного завода, в 19 веке его отобрал сам Иван Мальцов. Впрочем, этот абажур — не единственное «новшество» из прошлого. Сейчас на пике научного изучения — граффити. Это рисунки, нацарапанные снаружи и внутри памятников белокаменного зодчества. В моду они вошли еще в домонгольский период, записи оставляли строители, прихожане, паломники и священники. Правда, в 13 веке богослужители стали осуждать подобную практику, что, кстати, актуально и сегодня. Тем не менее, средневековые граффити рассказывают о жизни наших предков не хуже официальных летописей. 

Сергей Вахтанов, СТАРШИЙ НАУЧНЫЙ СОТРУДНИК ОТДЕЛА ИСТОРИИ И АРХИТЕКТУРЫ ВСМЗ:

«Выполнялись они не по какому-то социальному заказу, а человек от чистого сердца, от души оставлял эти надписи. В Покрова-на-Нерли найдено большое количество лошадей, буквально табуны скачут по стенам и столбам, встречаются и отдельные лошади.»

И это лишь малая часть примечательных открытий, сделанных в стенАх музея — заповедника. Обо всех рассказывать смысла нет — гораздо интереснее познакомиться с ними во время экскурсий.

Анна Митяеева, Константин Белов.