Чтоб не пустой была душа

 

Возле полуразрушенного Святоильинского храма в селе Улово Суздальского района — оживление. Подвезли кирпичи, другие стройматериалы — церковь будут восстанавливать.

А еще недавно картина была другая. В здании храма, история которого началась задолго до XVIIIвека, располагался гараж для сельхозмашин, потом — зернохранилище, а в последние годы он превратился в неформальный клуб, который облюбовала для своих ночных гулянок сельская молодежь.

Сегодня все меняется. Церковь восстанавливают сами прихожане.  Стройматериалы для первого этапа — утепления стен для нынешней зимовки — пока сложили в усадьбе Дербеневых. Разгрузкой руководили священник Андрей Воскобойник, клирик храма Архангела Михаила на Студеной горе во Владимире,  и вдова знаменитого поэта-песенника Вера Ивановна Дербенева. 

— 14 лет я приезжала в деревню каждое лето и засыпала под мат и гогот пьяной молодежи, под рев мотоциклов, — рассказывает Вера Ивановна. — И вдруг в прошлом году приезжаю, ложусь спать — тишина, просыпаюсь — тишина. Пошла утром посмотреть, что случилось -в храме чисто. Оказывается, нам господь бог в лице отца Андрея послал помощника.

В 1991 году, вспоминает Вера Ивановна, ее супруг, известный на всю страну поэт, приехал из села  Улово очень расстроенный. Тогда он сказал ей: «Мы поедем вместе, и я покажу тебе храм, где венчались мои дед и бабушка». А предшествовали этому порыву ностальгические чувства, которые Леонид Петрович испытал, побывав во Владимире  на съемках программы «Шире круг». Тогда режиссерам программы понадобились натурные съемки, и поэт предложил съездить в Улово: там жили его предки, здесь в детстве, во время войны, жил он сам. Съемочная группа отправилась в Улово, Леонид Дербенев читал стихи возле полуразрушенного храма, и вся страна потом наблюдала его слезы, которые оператор запечатлел крупным планом. 

Есть влево путь и вправо,

Простой и непростой.

Пуста душа без храма, а храм стоит пустой.

Эти стихи Леонид Дербенев написал сразу же после поездки и обещал тогда: «Приложу все силы, чтобы сохранить храм. У меня не хватит сил и средств, чтобы восстановить его, но сделаю все, чтобы он хотя бы не разрушался дальше».

С таким желанием Леонид Дербенев привез в село свою супругу. Здесь они начали строить дом.

—  Что тогда творилось в храме, передать невозможно, — вспоминает Вера Ивановна. — Двери выломаны, всюду разбитые бутылки, мусор. Леня ходил к ребятам и уговаривал их, чтобы они хотя бы не матюгались и в храм на мотоцикле не заезжали. Те: «Леонид Петрович, а где же нам находиться, у нас даже клуба нет!»

Поэт обещал, что выстроит им площадку под навесом с лавочками на краю села, чтобы там сидели, а храм не оскверняли. Но свое обещание выполнить не смог — в 1994 году заболел, а в 1995-м умер. Так все и осталось без изменения еще на многие годы.

Сегодня у храма повреждена крыша и стены, из-за этого здесь нарушился тепловой режим, на стенах собирается конденсат, который повредил настенные росписи.  В 1991 году, когда приезжал Леонид Петрович, росписи частично еще были. Местные вспоминают, что красоты храм был необыкновенной, как и все российские храмы.

И все же храм, как утверждает священник Андрей Воскобойник, сохранился весьма неплохо:  есть фундамент, есть потолок, на крыше сохранилось железо, это замедляет процесс разрушения камня. И самое главное — на полуразрушенном куполе сохранился крест, а значит, есть надежда, что храм и дальше будет жить. 

Отец Андрей рукоположен в сан священника совсем недавно — в прошлом году. Сегодня он служит в храме Архангела Михаила на Студеной горе во Владимире и вместе с тем получил распоряжение владыки Владимирского и Суздальского Евлогия курировать Святоильинский храм в Улово. 

— Приехал сюда посмотреть, — вспоминает отец Андрей. — День был пасмурный, впечатление — угнетающее. Я еще не знал, как все восстановить. В городе легче — там все равно люди будут в храм ходить, а село — это общество обособленное, немногочисленное.  Суть храма — община, совместная молитва объединяет, без людей, сам по себе, он ничто.

Возрождение прихода началось с этого года. Люди приходили в храм, убирали мусор. Нашелся добрый человек среди владимирских предпринимателей, который очистил территорию, поросшую бурьяном и изрытую тракторами. На Пасху в храме впервые освящали куличи — тогда пришло всего два человека, но на Троицу состоялся первый молебен, который собрал уже 40 человек.

Постепенно в Улово образовался приход — небольшая община в 20 человек, причем это не только пожилые люди, но и молодежь. Девочки, которые приезжают в село на каникулы, убирают храм, приносят сюда цветы. У отца Андрея теперь есть помощница — Раиса Андреевна, жительница села, которая присматривает за храмом и хранит первое церковное имущество: на скромные пожертвования были приобретены аналой для иконы, водосвятная чаша и икона Ильи Пророка.

Сейчас необходимо выполнить работы по кладке кирпича и по перекрытию купольной части храма. Кирпич уже привезли. Проект реконструкции храма готовит епархиальный архитектор. Хорошо бы иметь старые фотографии храма, рассуждает священник, чтобы восстановить его в первоначальном виде. И еще для начала работ требуются профессиональные строители.

— Если каждый хотя бы десятину пожертвует, — призывает отец Андрей, — уже будет хорошо. На Руси храмы всегда строили всем миром. И мы построим.  

Старожилы вспоминают: в солнечную ясную погоду с высокой колокольни храма, который стоит на пригорке,  можно было увидеть не только Владимир и Суздаль, как на ладони, но и церковь Покрова на Нерли. А вообще, Улово — село древнее. Впервые оно упоминается в грамотах в первом столетии XIVвека как существующее и принадлежащее московским князьям. В 1796 году здесь на месте первоначального деревянного было начато строительство каменного храма с тремя приделами — в честь Ильи Пророка, Покрова Божьей Матери и Архангела Михаила. Пожертвования делали селяне, и расписывали  его на свои деньги, и иконостасы ставили дубовые.

— Леня рассказывал: когда его отец ездил по окрестным церквам, чтобы  собирать родословную, — вспоминает Вера Ивановна, — дошел до XIIIвека.  То есть Дербеневы в этом селе уже тогда жили. Сначала они молились в деревянном храме, потом — в каменном. Я надеюсь, что внуки и правнуки Дербенева, приезжая сюда, будут ходить во вновь восстановленный храм.

Ирина ДУБИНЕВИЧ