Укрощение огня: взгляд с вязниковского фронта

В последние дни Вязниковский район в сводках о борьбе с огнем упоминается едва ли не чаще других. В минувшие выходные там сложилась критическая ситуация, когда верховые пожары с территории Ивановской области угрожали сразу двум поселкам — Санхру и Бурино на левобережье Клязьмы. Огненный фронт достигал в длину до 60 километров. Именно тогда были зафиксированы уникальные для наших мест природные явления — огненные смерчи высотой до 100 метров, сметавшие все и вся. Началась эвакуация населения. Навстречу опасности были выдвинуты дополнительные силы, включавшие помимо пожарных и сотрудников МЧС работников муниципальных предприятий и учреждений, а также волонтеров-добровольцев.

Даже наши коллеги — звукорежиссер, режиссер и менеджер вязниковского муниципального телевидения взяли в руки лопаты на одном из пожароопасных направлений. Общими усилиями тот натиск огня удалось отбить. Но стихия сменила тактику. Низовые, обманчиво кажущиеся вялотекущими пожары упорно пытаются взять в кольцо лесные поселки, ища брешь в обороне огнеборцев. И стоит только ветру усилиться…

Пепел на озере Санхар

Сразу после очередного совещания и. о. главы Вязниковского района Лидия Ильина и глава горадминистрации Вязников Валерий Ильин спешат в Заречье. В самые тяжелые часы, когда шла эвакуация, они тоже находились там. Валерий Ильин почти двое суток провел в самом дальнем населенном пункте района — поселке Санхр, который формально входит в состав муниципального образования город Вязники.

— Ночью вокруг стояло сплошное зарево, — рассказал он о тех тревожных днях. — По поверхности озера Санхар плавали хлопья пепла. Именно тогда появились огненные торнадо, для которых любая опашка — не преграда. Существовала реальная опасность потерять поселок. Мы пустили по домам сотрудников милиции, предлагая людям эвакуироваться. Тех, кто решился, отправили на трех автобусах. Правда, захотели покинуть свои дома не все. В Санхре много дачников из Нижнего Новгорода. Они собрали свой личный автотранспорт в центре поселка, загрузили машины самым ценным имуществом и сказали, что уедут только лишь в последний момент. Дорога в сторону Фролищ в Нижегородскую область для них пока открыта. А вот в сторону Вязников несколько лесных дорог уже перерезаны огнем. Даже если работники лесного комплекса будут протестовать, иного выхода, как вырубки сосен вокруг этого поселка на расстоянии не менее 60 метров, не вижу. Иначе огненные вихри могут запросто перемахнуть даже через несколько распаханных полос…

Линия обороны

По официальным данным, в Санхре из 189 обитателей на 3 августа оставалось лишь 53 человека. В поселке Бурино из 38 постоянных жителей 23 были перевезены в гостиницу «Вязники». Остались, в основном, мужчины, которые могут оказать реальную помощь в тушении пожаров. В числе эвакуированных из Бурино оказались и… 3 коровы — все поголовье местных буренок. Их отправили «в тыл» — в Козлово.

Между Бурино и большой деревней Козлово — огромная «свежая» просека. Это «запасной рубеж».

— Если бы мы потеряли Бурино, то здесь бы прошла новая линия обороны, — пояснил Игорь Зинин, заместитель главы Вязниковского района по вопросам ЖКХ и строительству. Впрочем, сегодня его должность можно назвать проще — «зам по пожарам».

Все дороги за Клязьмой контролируют посты ГИБДД. Посторонний транспорт заворачивают назад. Инспектор ДПС Александр Семенов находился на посту у въезда в Бурино и в самый тревожный день.

— Паники не было, — вспоминает он. — Хотя приходилось жарко во всех отношениях…

В центре поселка Бурино в старом клубе — штаб огнеборцев. Рядом «ГАЗель» МЧС и, кроме двух-трех человек, никого!

— Все находятся на своих местах, — пояснил начальник ГУ «3-й ОФПС», а если проще — главный пожарный Вязниковского района, полковник внутренней службы Сергей Митрофанов. — Со всеми держим связь, ситуация — под контролем. А то слухи всякие распространяются. Только что с Москвой объясняться пришлось: какой-то депутат из Нижегородского региона на самый верх «просигнализировал»: Санхр сгорел, местные власти ничего не делают. Пришлось рассказать, как все обстоит на самом деле. Поселок цел и невредим. По состоянию на 3 августа там находятся 6 автоцистерн, 3 бульдозера, «КамМАЗ» с емкостью под воду и двумя пожарными стволами, а также АРС (авторазливочная станция армейского образца). Поселок защищают 43 человека: 26 сотрудников МЧС и 17 — из военного лесничества…

Сергей Александрович бодрится, как и положено командиру. Накопившуюся усталость выдают только глаза. В полевых условиях его люди сражаются с огнем уже неделю. Тяжелая работа порой продолжается сутками. Удобств — никаких, а поспать удается не всегда. Пожар времени на отдых почти не дает, порой даже перекусить некогда. В Заречье почвы песчаные. После полутора месяцев жары и засухи песок превратился в мельчайшую пыль, которая покрывает и людей, и технику, словно в пустыне, попадает в глаза и в рот. Стоит сделать шаг, как оказываешься по щиколотку в зыбучем песке. И надо всем дым, дым — без конца. Из-за него эффективно помогавшая поначалу пожарная авиация теперь над Вязниковским районом не летает.

На войне как на войне

Вокруг Бурино кольцом расставлена тяжелая техника, раскатаны рукава, словно пушки в сторону леса глядят пожарные стволы. Оборона — по всем правилам.

— У нас как на войне, — без тени улыбки констатирует полковник Митрофанов. — Борьба не на жизнь, а на смерть. И потери тоже бывают сравнимы с боевыми…

Пока все обошлось. Не только жертв нет, даже ни одного сгоревшего дома! Пострадала лишь усадьба егеря на озере Кщара — у него сгорели все хозяйственные постройки, но жилье и там удалось отстоять от огня. Нет потерь и в технике, хотя всего в нескольких километрах севернее у пожарных из Ивановской области тяжелые машины попали в огненную ловушку, выбраться из которой уже не смогли. Хорошо еще, что людей спасли. Однако на грани жизни и смерти оказывались и вязниковские огнеборцы. На днях верховой огонь под Бурино подкрался к расчетам двух машин, которые вели борьбу с низовым пожаром, с тыла. Находящемуся там ГАЗ-66 пришлось рвануть с места, даже не свернув рукава, которые волочились за машиной, уносившейся от страшной опасности.

Бурино в течение десятков лет являлось центром торфоразработок. Торфа вокруг хватает. Но торфяных пожаров там нет. А если бы еще и торф сейчас горел, положение стало бы просто катастрофическим. Но торфяники не горят. Их заранее затопили сотрудники 3-го ОФПС. Мелиоративные каналы, которые похожи на обычные заполненные зеленоватой водой канавы, окружили залежи торфа на площади более 100 гектаров и не пропускают туда огонь.

В Бурино техники еще больше, чем в Санхре, — целых 16 единиц (в том числе из Владимира и Ковровского района) и почти 60 защитников — сотрудников МЧС и лесопромышленного предприятия. Этот поселок — ключевой пункт. Если его сдать — пожар прорвется на Козлово и Палкино, гораздо более крупные населенные пункты района. Именно Козлово сегодня является «столицей» вязниковского Заречья.

Герои мирного времени

— Если бы первоначальное направление пожара сохранилось, расстояние до Бурино он мог бы преодолеть за пару часов, — считает Митрофанов. — От верхового огня шум и треск стоял такой, как будто над головой пролетало сразу несколько реактивных самолетов. Скорость распространения пожара достигала 10 метров в секунду. Особенно хотелось бы отметить работу водителя ПЧ-24 Владимира Архипова из деревни Козлово. Он работает на БАТе — мощном, но старом и тихоходном тягаче. При земляных работах БАТ просто незаменим, но его водитель очень рискует — искры порой летят со всех сторон, грозя поджечь ползущий гигант. За ним мы специально пускаем пожарную машину, страхуя от любой неожиданности. Владимир Владимирович в самую тяжелую пору, в 35-градусную жару, не покидал раскаленной кабины в течение 12 часов, потом всю ночь ремонтировал видавший виды тягач, а с утра опять трудился в течение 16 часов подряд. Это настоящий герой!

По большому счету герои — все. И сотрудники МЧС, и представители лесного ведомства, и привлеченные работники иных организаций. Каждый на своем месте выкладывается по полной. Оборона поселков от огня теперь уже не столько тушение пожара, сколько сооружение препятствий у него на пути. Бульдозеры, лязгая гусеницами, методично и безжалостно крушат молодую сосновую поросль. Иначе нельзя. Без просеки с минерализованной полосой натиск огня в лесу остановить не удастся даже при всех имеющихся ресурсах.

— Нас сюда перебросили из Мстеры, — рассказал сотрудник мстерского участка Вязниковского лесопромышленного предприятия Кенжа Юсупов, занимавшийся вместе со своими товарищами устройством очередной просеки. — Стараемся помочь, чем только можем, работаем на совесть…

Между Санхром и Бурино уже пропаханы десятки полос и проделаны десятки просек, через которые пожарные стараются не пропустить низовой пожар. Некоторым огнеборцы даже дают свои названия, не лишенные романтики. Например, один из рубежей именуется «Каменный мост» — место там каменистое и возвышенное.

Общий фронт горения (правда, открытого огня почти не видно, но он исподволь сжигает все подряд) и сейчас составляет порядка 40 километров. И пока о победе над стихией речь не идет. Постоянное патрулирование, предотвращение попыток огня прорваться дальше, и устройство все новых заградительных полос — таковы сегодня прозаические будни подчиненных Сергея Митрофанова и приданных ему людей.

«Мы обязательно выстоим!»

Тем временем в Бурино, несмотря на все волнения и удушающий дым, у оставшихся жителей настроение боевое. В центре дежурит «пазик» на случай экстренной эвакуации последних буринцев, но его услугами пользоваться никто не спешит. Душой поселка является староста Ирина Никанорова, занимающая этот пост уже девятый год.

— Мы обязательно выстоим! — убеждена Ирина Александровна. — Мы здесь всю жизнь прожили, пожаров повидали много, поэтому нам не привыкать.

Один из центров местной общественной жизни — на улице у колодца. Супруг старосты Владимир Никаноров и его приятели-пенсионеры Юрий Кулыгин и Нурулла Хайдаров полны решимости бороться за свои дома до конца.

— Силы еще есть, всю жизнь на торфоразработках проработали. Если наступит край, всегда сможем пожарным помочь. Для этого тут и остались!

Стало известно, что и покинувшие свои дома эвакуированные буринцы и санхровцы уже во вторник запросились обратно. Хотя в Вязниках их бесплатно разместили, поили и кормили, а пенсионерам прямо там и пенсию выдали, дома все-таки лучше…

А полковник Митрофанов и его заместитель подполковник Павел Мастеров продолжают объезжать рубежи созданной им обороны и маневрировать имеющимися у них силами. Операция по спасению Санхра и Бурино продолжается.

Николай Фролов