Самолечение: больно, дорого, доступно

"Делай сам!" — наш национальный бренд. Мы искренне считаем, например, что учить и лечить могут все. Поэтому если в горле першит, а из носа капает, идем в аптеку и просим что-нибудь от простуды. И подешевле, пожалуйста! Самолечение уже больше, чем традиция, это привычка для большинства из нас. Поэтому и путь к здоровью у нас кратчайший — в ближайшую аптеку.

Все вопросы — к участковому!
— Ну, какой нормальный родитель отпустит в садик или школу ребенка с насморком или кашлем? — вопрошал высокопоставленный чиновник от медицины в приватном разговоре.
Давненько он не бывал в раздевалке детского сада, там, где "здравствуйте" и "доброе утро" чередуются с кашлем, чиханием и шмыганьем. Вместе с носовыми платками в карман чаду, в руки воспитателей иногда суют пилюли с рекомендациями по назначению. Некогда болеть — этот рекламный девиз заменил многим здравый смысл даже в отношении здоровья малыша. Добавьте к этому стойкое утверждение о том, что к врачу не попасть, и станет ясно, почему наш организм не находит понимания у нашего разума.
Но наш читатель Вячеслав Светланин решил действовать, как доктор прописал. И вот что из этого получилось.
— По закону Мерфи, зуб всегда начинает болеть в пятницу вечером. А уши у моего младшего сына — ночью, когда прием в поликлинике закончен, а до утра надо как-то дожить. "Ушко бол-и-ит!" — этот кошмар знаком всем родителям. Звоню в детскую "скорую", советуют идти в приемное отделение областной детской клинической больницы, где ведет прием лор круглосуточно. Хватаем малыша и в считанные минуты оказываемся на приеме у специалиста.
Нас отпускают домой с рекомендациями и советом обращаться за помощью, если будет хуже. Ночь проходит с паузами на сон, ухо продолжает мучить.
Утром ребенок весел, но про ухо помнит. Помним совет нашего отличного лора: "Если уши — быстро к нам на прием", отправляемся в городскую детскую поликлинику.
— А лора у нас на этой неделе нет! — сообщают в регистратуре.
Рядом дверь детской областной консультативной поликлиники.
— Вы где живете? Во Владимире: Вас не примут у нас.
— Как это?
— Ну, спросите у сестры.
— Нет-нет, мы владимирских не принимаем, — подтверждает наши худшие опасения медсестра. — Идите в поликлинику, там скажут, где лор.
Дубль два у регистратуры.
— А где лора в городе найти?
— Не знаем.
— У нас уши болят у ребенка:
— Знаете, идите к заведующей, там решайте.
— Вы у нас уже третьи сегодня, — сообщают в кабинете у заведующей, которая сейчас находится на конференции. — Один врач на учебе, будет только в следующем месяце, второго тоже нет до пятницы:
— Давайте ближе к сути: что нам сейчас делать?
— А вы были у педиатра своего?
— Нет.
— А зачем вы к нам идете? Все проблемы решайте у своего педиатра.
В кабинете педиатра.
— И даже платно лор не принял? Странно: Ну, давайте, как в средние века, будем лечить: Что принимаете?
Очевидно, что в этот день по странному совпадению сошлись курсы повышения квалификации, учеба, конференция и отит 4-летнего ребенка. И оказалось, что перед детским воплем "Ушко боли-и-т!" бессильны высокопоставленные тети и серьезные дяди от медицины. За время участия в национальном приоритетном проекте "Здравоохранение" в региональную медицину привлекли больше миллиарда рублей. Но претензий у владимерцев к медикам по-прежнему много.
:Наш читатель получил официальный комментарий от представителей областной детской клинической больницы, куда обратился с логичным вопросом: почему ребенку отказали в медицинской помощи? Проблемы со здоровьем надо решать, прежде всего, с педиатром (детям) или с терапевтом (взрослым) — сказали ему.
Болит ухо — идете к лору? — это неправильный подход. Сначала к терапевту. Терапевт должен стать настоящим врачом, а не диспетчером, который распределяет больных по другим специалистам. Такова сегодня позиция чиновников. Более того, не так давно управление здравоохранения Владимира и областной департамент здравоохранения провели эксперимент на базе двух владимирских больниц №3 и 4 и на территории их обслуживания. Суть его — максимальное использование возможностей участковых врачей и разгрузка узких специалистов. Легкие случаи — забота терапевта, тяжелые — направление к специалистам. Логика в таком подходе очевидна — все "узкие" врачи выросли из терапевтов. Участковый будет лучше знать пациентов со своего участка. Они будут больше доверять врачу — уверены чиновники.

Узкие места
О том, как работает система, когда следуют рекомендациям, прописанным чиновниками, выясняем у нашей читательницы Татьяны Елиной.
— Никогда не думала, что кашель и насморк у нашего двухлетнего сына будем лечить три месяца. Пришли к участковому педиатру, получили рекомендации. Результата нет. Через 10 дней — снова на приеме, снова — рецепт с тем же списком препаратов. Почти месяц без улучшения. Снова у педиатра. Спрашиваю: "Может быть, нам к лору сходить?". — "Ну, сходите". Знаю, что в поликлинике к нему не попасть. Идем в лор-отделение. Нас ругают (почему к нам идете?), смотрят и: кладут в больницу. Уши уже не слышат!
Две недели в больнице. Отит не проходит. Насморк остается. Выписывают (с указанием, что было улучшение!) долечиваться дома, под присмотром педиатра. Снова сидим в знакомом до боли кабинете. Больничный продляют.
— Может быть, нам кровь на инфекции сдать? — предлагаю.
Врач соглашается. Предупреждаем, что продолжаем наблюдаться у лора. В какой-то момент четко поняла, что он — едва ли не единственный, в чью квалификацию верю и рекомендации кого принимаю как панацею.
Кроме того, получаем направление к аллергологу. Аллерголог — по талонам. Платно попадаем быстро. Доктор отправляет на УЗИ пищевода. На УЗИ запись в начале месяца: талоны распределяют на весь месяц. Середина сентября, ждать придется долго. Проблему решают еще 350 рублей. Очереди в кабинет нет. УЗИ показывает, что прием лекарств был ощутимым для организма ребенка. Снова у педиатра: больничный закрывают, ребенка с насморком и кашлем выписывают в детский сад. Мимоходом выясняется, что в крови нашли еще и хламидии.
— А мы не заразные разве? Нам в садик можно?
— Да, — доктор пишет справку.
Повторный анализ крови проходим по совету знакомого специалиста в платной клинике. Хламидий нет. Какое счастье, что "убойные" антибиотики мы не начали принимать! "В этой поликлинике так частенько бывает", — говорит он.
Сын, слава Богу, сейчас чувствует себя хорошо. Но в садик мы не пойдем еще как минимум месяц. Так посоветовал лор. И ему мы доверяем.
Узких специалистов не хватает и не будет хватать — эта проблема всей системы. Главврач одной из владимирских больниц считает, что в советские времена ситуацию несколько выравнивала практика добровольно-принудительной отработки. Три года после получения диплома доктор обязан был оттрубить по месту распределения. За это время по молодости многие успевали влюбиться, жениться и остаться в краю неродном, но рядом с работой, которая становилась любимой и необходимой. А там и до признания пациентов — рукой подать.
— Лор-врач работает, по сути, как практикующий хирург, он имеет дело с гнойно-септическими инфекциями, делает манипуляции, — считает Татьяна Максимова, главврач городской детской больницы №1. — Это очень тяжелая работа, особенно если на приеме дети. А консультация лор-врача нужна каждому ребенку. А кроме того, сегодня и у каждого второго взрослого есть гайморит. Нагрузка большая, а зарплата у него не выше, чем у других узких специалистов. Этим докторам надо создавать особые условия — доплаты, заинтересовывать молодых специалистов перспективами предоставления жилья.

Не сходя с дивана
Но сегодня-то за здоровьем в аптеку гонит нас все же еще и: лень. Ведь попасть на прием к специалисту (даже не по пути, указанному официальной медициной) можно. Наплыв страждущих стать пациентами в любой поликлинике заканчивается часам к 11. А кроме того, в городе появились частные клиники, где хорошие доктора за отдельные деньги принимают каждого. И попасть к ним на прием несложно. Более того, в рекламных объявлениях указывается основная особенность клиник — наличие именно узких специалистов, в том числе и детских. А жизнь-то налаживается — за 400-600 рублей в качестве платы за первую (и иногда единственную) консультацию!
Но мы идем в аптеки.
— Никто из фармацевтов не возьмет на себя ответственность советовать сердечные препараты, только по рецепту, а от кашля и насморка — можем, тем более что выбор сейчас большой, — пояснили нам в одной из аптек сети компании "Медилон". — Как правило, спрашивают эффективные и недорогие средства. Но те, что активно рекламируют по телевидению, покупают тоже.
— Наши посетители — это, прежде всего, пенсионеры и молодежь, — заметили представители торговой сети "Наша аптека". — Молодые люди, похоже, просто игнорируют докторов, просят рекламируемые препараты, а пенсионеры, наоборот, хорошо знают свои болячки и спрашивают, что доктор прописал.
— А вы сами обращаетесь к врачу, когда болеете?
— Простуду сама лечу.
:Двадцать лет тому назад ведущие врачи области выступали, например, по заводскому радио. Еженедельно. Бесплатно. И рассказывали, как грамотно действовать при получении медицинской помощи, а кроме того (предвижу гримасы на лицах многих) читали лекции о профилактике заболеваний. Вот такой рабочий полдень с порцией здоровья.
Сейчас доктора — постоянные участники телешоу, есть и популярные программы в СМИ с их участием, много периодических изданий нашли себя на рынке здоровья. Но мы, похоже, верим только рекламным паузам. Нам некогда болеть! И мы очень верим человеку, у которого вчера был насморк, а сегодня его нет. Он (и его хворые "коллеги") для нас — и терапевт, и фармацевт, и узкий специалист. Потому что попасть к нему на прием можно раз 20 за вечер, не сходя с дивана.

Светлана САЛАТАЕВА

Кстати

И немного сэкономить
Налогоплательщик имеет право получить социальный налоговый вычет в отношении расходов на приобретение медикаментов. Чтобы его получить, необходимо выполнить два условия:
1) наименования приобретенных лекарств должны соответствовать Перечню, утвержденному постановлением правительства РФ от 19.03.2001 № 201;
2) иметь в наличии не только платежные документы (кассовые чеки), но и рецепты, оформленные в установленном порядке.
Лекарственные средства должны быть выписаны врачом на рецептурных бланках по форме № 107/у. На одном рецептурном бланке можно выписать не более двух лекарственных средств.
Рецепт должен быть выписан в двух экземплярах, один из которых предъявляется в аптеку для получения лекарственных средств, второй представляется в налоговый орган при подаче налоговой декларации. Обратите внимание, что на экземпляре рецепта, предназначенного для представления в налоговые органы, должен быть проставлен штамп "Для налоговых органов Российской Федерации, ИНН налогоплательщика". По экземпляру рецепта со штампом отпуск лекарственных средств не производится.
Отсутствие у налогоплательщика рецепта со штампом "Для налоговых органов, ИНН налогоплательщика" лишает его права на получение социального налогового вычета.
Социальные налоговые вычеты предоставляются по окончании календарного года при подаче налоговой декларации в налоговый орган и представлении документов, подтверждающих произведенные расходы налогоплательщиком. Срок подачи налоговой декларации при получении социальных налоговых вычетов не ограничен законодательно. Вместе с тем, согласно п. 8 ст. 78 НК РФ, заявление о возврате налога может быть подано в течение трех лет со дня указанной суммы. Таким образом, начиная с января 2007 года налогоплательщик вправе получить социальные налоговые вычеты по расходам, осуществленным не ранее 2004 года.
Социальные налоговые вычеты предоставляются по доходам того налогового периода, в котором налогоплательщиком произведены расходы на цели, указанные в ст. 219 НК РФ. Если в одном налоговом периоде социальные налоговые вычеты не могут быть использованы, то на следующие налоговые периоды остаток вычетов не переносится.

Важно

Нехватка узких специалистов — одно из узких мест районной медицины
Не секрет, что на периферии при общей нехватке медиков особенно сильно недостает так называемых узких специалистов — врачей определенных специальностей, без которых не может обойтись ни одна районная больница. Как рассказала и. о. главврача Камешковской ЦРБ Вера Мартынова, сегодня в этом муниципальном учреждении здравоохранения не хватает как минимум 6 таких врачей: двух анестезиологов, невролога, дерматовенеролога, травматолога и специализированного врача "скорой помощи". По мнению Веры Владимировны, и без того достаточно тревожную ситуацию с дефицитом кадров усугубляет и то обстоятельство, что из числа имеющихся "людей в белых халатах" немало врачей пенсионного возраста. Например, в той же Камешковской ЦРБ из трех имеющихся в наличии акушеров-гинекологов все трое уже перешагнули соответствующий возрастной рубеж. В числе работающих пенсионеров — отоларинголог и стоматолог.
В течение полутора десятков последних лет молодежь в районную больницу работать практически не идет, хотя руководство ЦРБ при поддержке райадминистрации пытается изменить такую тенденцию. Отдельные положительные примеры уже есть. К примеру, заключен договор с выпускницей Ивановской медакадемии, которая переедет в Камешково из Суздаля. Сейчас молодой специалист проходит стажировку в интернатуре, а после ее окончания получит служебное жилье в г.Камешково и начнет работать в центральной районной больнице в качестве врача-дерматовенеролога.
Предоставление жилья является важным стимулом для привлечения кадров. Сегодня это практикуется во многих территориях, в том числе и в Вязниковском районе. Однако и там пресловутых узких специалистов хронически не хватает. Как проинформировала главврач Вязниковской ЦРБ Марина Коновалова, всего по району сейчас остаются вакантными должности 2 анестезиологов-реаниматологов, 2 невропатологов, 1 рентгенолога, 2 хирургов в стационарах и 2 врачей-узиологов.
Если прежде бытовало мнение, что нехватка "спецов" — во многом следствие того, что данная категория врачей не попала в нацпроект "Здоровье" в качестве получающих доплату, как, скажем, терапевты и педиатры, то теперь очевидно, что для кардинального решения данной проблемы необходимы перемены в положении провинциальной медицины в целом. Иначе чем объяснить, что в том же Вязниковском районе ныне даже участковых врачей-терапевтов некомплект почти вдвое от положенного — 8 вместо необходимых 14.
К тому же за последние годы значительно сократилось число дипломированных медиков, которых выпускают соответствующие вузы, расположенные в соседних регионах. По имеющимся данным, число выпускников Ивановской государственной медицинской академии сократилось по сравнению с началом 1990-х годов примерно в 2 раза, а Рязанского медицинского университета имени И.П.Павлова — почти втрое. Подобная тенденция сама по себе закладывает предпосылки для кадрового голода. И вопреки расхожему представлению, что молодые врачи чуть ли не поголовно "бегут в Москву", их зачастую просто нет.