Наркотест для школьников

На днях президент России Дмитрий Медведев предложил обсудить вопрос об обязательном тестировании всех школьников на предмет употребления наркотиков. Причем речь идет не только о старшеклассниках, но и об учениках младшего возраста. К этой проблеме главу государства заставил обратиться тот факт, что количество наркоманов в стране, и особенно среди молодежи, растет.

Официальная статистика говорит, что за последние 10 лет количество больных с диагнозом "наркомания" выросло на 60 процентов и составляет около полумиллиона человек. Экспертные оценки куда пессимистичнее. По их данным, число граждан, потребляющих наркотики, составляет 2-2,5 миллиона человек. Причем 2/3 из них — молодые люди в возрасте до 30 лет. По словам президента, омоложение состава потребителей наркотиков реально угрожает безопасности страны, поэтому "для своевременной диагностики выявления этого заболевания среди подростков надо подумать об обязательном тестировании учащихся всех образовательных учреждений".

Массовые проверки: за и против
Потенциальное тестирование — это палка о двух концах, полагают многие педагоги и родители. С одной стороны, с наркоманией, разумеется, нужно бороться. С другой — стоит ли подвергать процедуре проверки всех?
Родители учеников могут письменно отказаться от тестирования, если посчитают, что их ребенку это не нужно. Однако пап и мам тоже раздирают противоречивые чувства. Сыну Ирины Скворцовой — 16 лет. Женщина говорит, что сегодня она не видит оснований для того, чтобы парень проходил подобное тестирование: он готовится к поступлению в престижный вуз, а потому много времени отдает занятиям. Ирина Михайловна точно уверена, что у сына просто нет времени на что-либо еще, кроме учебы.
— С другой стороны, — рассуждает женщина, — пару-тройку лет назад у нас с Максимом были серьезные проблемы. Переходный возраст: "не хочу учиться", компании разные, я не всегда могла уследить за тем, где он и что делает. И если бы в тот момент у меня спросили разрешение на прохождение сыном "наркотического теста", я бы, возможно, согласилась. Ведь все зависит от ситуации.
Директора владимирских школ утверждают, что им ни разу не приходилось сталкиваться с ситуацией "ученик-наркоман", и хотя в целом эта проблема серьезная, решать ее надо исключительно в индивидуальном порядке.
— Массовое обследование — это лишнее, — считает директор школы №2 Надежда Романова. — Возможно, стоит пройти проверку детям, живущим в неблагополучных семьях. Они в принципе и так находятся на особом контроле, но дополнительное тестирование, наверное, не помешает. Если говорить о поголовном тестировании, то не думаю, что для нашей школы это актуально.
По словам Надежды Викторовны, в школе ежемесячно проходит "совет профилактики", на котором специальная комиссия рассматривает проступки учеников и определяет для них меру наказания. Случаи были самые разные, от банальных прогулов до порчи школьного имущества. А что касается разборок с наркотиками, как говорится, Бог миловал:.
— У нас многие хорошие идеи, как вода, уходят, в песок, — вздыхает директор школы №25 Вера Трифонова, — взять хотя бы диспансеризацию. Задумка отличная. Но мои учителя, пройдя ее однажды, сказали, что больше никогда не станут проходить повторный осмотр: все слишком формально и делается "для галочки". Боюсь, что с тестированием на наркотики история повторится.
Как и ее коллега, Вера Петровна тоже полагает, что проходить подобный осмотр всем ученикам поголовно не имеет смысла, только выборочно.
Завуч по учебной работе школы №2 Валентина Крупцова полагает, что идея с всеобщим тестированием неплоха, но не ущемит ли эта процедура права ребенка?
— Безусловно, это нарушение прав детей и их родителей, например, презумпции невиновности, — считает руководитель фонда "Новая наркополитика" Лев Левинсон. — Получается: среди школьников ищут правонарушителей, заведомо подозревая каждого.

Точно в цель
Механизм тестирования пока не расписан, поэтому ни учителя, ни врачи не представляют, как все это может выглядеть на практике. Главный врач детского наркологического центра Владимирской области Надежда Солодилова задается вполне конкретным вопросом: "Кто и как будет заниматься тестированием школьников на наркотики?". И главное: "Что делать с ребенком, у которого обнаружат наркотическую зависимость?". Парадокс современного российского законодательства заключается в том, что врачи не могут обязать больного лечиться, поскольку все меры, применяемые к нему в этом отношении, носят исключительно рекомендательный характер. Ребенок и его родители могут не дать согласия на дальнейшее лечение, и тогда все усилия медиков совершенно бессмысленны.
Но предложение президента действительно основывается на знании актуальности проблемы подростковой наркомании. По личным наблюдениям Солодиловой, за последние 8 месяцев возросло и количество малолетних наркоманов, и их "качество". Нередко теперь приходится работать с подростками 13-14 лет, среди которых попадаются и дети из благополучных семей, которые "сидят" не только на легких наркотиках. Но как заставить их лечиться?
— В каждом действии должна быть целесообразность. Под программу по выявлению наркоманов среди школьников, если таковая будет, пойдут большие деньги, и для их эффективного освоения нужно внести поправки в законодательство, — полагает Надежда Константиновна. — Самое главное — не просто расписать, как будет проходить процесс диагностики, но закрепить документально то, что все дальнейшие указания по лечению должны носить не рекомендательный, а обязательный характер.

Не до сантиментов
Обеими руками за нововведения — в милиции. Старший инспектор подразделения по делам несовершеннолетних отдела милиции №2 (по Октябрьскому району) УВД города Владимира Ирина Марцева говорит, что в ее практике были случаи, когда ни родители, ни учителя даже не могли заподозрить кого-то из детей в том, что они принимают наркотики. По крайней мере, на ранней стадии заболевания. Тайное становилось явным только тогда, когда ребенок уже прочно сидел на игле. Некоторые истории просто повергают в шок.
Во время одного из рейдов сотрудники ПДН Октябрьского района поймали с поличным молодую наркоманку: девушка пыталась уколоться прямо во дворе одной из городских школ. Наталья (имя изменено) сидела "на игле" с 15 лет. Сначала дозы были небольшими, потом потребность в них выросла. Чтобы заработать деньги на героин, Наталья пошла на "Пекинку".
— Итог оказался печальным: она "заработала" гепатит B, забеременела и родила ребенка, также с врожденным вирусом гепатита, — подытожила Ирина Марцева.
Ирина Евгеньевна утверждает, что выявить начинающего наркомана практически невозможно: слишком мало внешних признаков: состояние одурманивания проходит быстро, запаха изо рта, как, например, после употребления алкоголя, нет. К тому же, современные подростки стали более хитрыми и изобретательными: чтобы взрослые не могли обнаружить следы от уколов на теле, наркотики стали вкалывать не в вену, а в пах.
Старший инспектор, как и главный врач областного детского наркологического диспансера, уверена, что необходимо ужесточить закон как по отношению к самим наркоманам, так и к их родителям. Тогда порядка будет больше. За примером далеко ходить не нужно. Раньше за курение на остановке человека могли привлечь к административной ответственности. А уж если с поличным ловили курящего подростка, то к административной ответственности привлекали его родителей, и в итоге курящих было значительно меньше, чем сейчас.
— Еще один пример. Лет 6 назад нельзя было составлять протокол об административном правонарушении на детей и подростков, пьющих пиво, если у них была записка от родителей, в которой говорилось о том, что родители разрешают своему ребенку пить этот пенный напиток, — вспоминает Ирина Марцева. — Доходило до абсурда: подобные "записки-разрешения" мы находили в карманах даже семилетних и восьмилетних детей, распивающих на улице алкоголь!
О вреде наркотиков детям в обязательном порядке рассказывают в школах: и учителя, и врачи, и психологи, которые ведут со школьниками профилактические беседы. Но, видимо, странно устроено сознание части подрастающего поколения: вместо того, чтобы никогда не прикасаться к наркотикам, у некоторых, наоборот, возникает желание попробовать "запретный плод". Исходя из этого, призналась инспектор, уже есть предложения исключить из школьного плана профилактических мероприятий встречи медиков и детей.
Рецепты же человека в погонах радикальны: искоренить возрастающую наркоманию в нашей стране реально не уговорами, а "каленым железом" — принудительным лечением юных наркоманов, что должно быть закреплено законодательно, и жесткими мерами, применяемыми по отношению к их родителям, которые нередко скрывают истинное заболевание своих детей, желая избежать огласки.

Кира СМИРНОВА

Кстати
С осени 2008 года в вузах страны также пытались ввести обязательные проверки на наркозависимость, но эта инициатива ФСКН провалилась, не успев превратиться даже в законопроект. В некоторых институтах руководство ввело подобные тесты: в частности, сообщалось о проверке студентов на наркотики в Татарстане, Приморском крае. В Москве тестирование на употребление наркотиков уже шесть лет проводится в МГТУ им. Баумана. В вузе объясняют это тем, что готовят специалистов для Ракетных и Космических войск, и повышенный риск, связанный с этими профессиями, объясняет необходимость таких мер. Студенты, по словам руководства вуза, относятся к этому тестированию "с пониманием".