Счета за воду есть, а водоотведения нет…За что платить?

 Когда земля уходит из-под ног, стесняться в выражениях не приходится. Каждый день Валерия Захарова опасается, что вода пойдет в подпол и начнет подмывать фундамент. Так уже случилось у соседки Ольги. Стирать она теперь ездит к родственникам. А мыть посуду – и вовсе приходится дедовским способом.

 

Ольга Калинникова, ЖИТЕЛЬНИЦА УЛ. СИРЕНЕВОЙ

"Если я ее включу прямым теком, вся вода пойдет у меня под пол, я всегда наливаю тазик, грею, мою посуду, сливаю потом на улицу."

 

Вот где вспоминается заезженное «жаль, что телевидение не передает запахи». И такая картина в каждом доме на Сиреневой. А ведь в квитках на оплату услуг водоканала каждый месяц — немалые цифры. Это долг за три года и пени: жители улицы Сиреневой просто не платят за канализацию. Суммы исчисляются тысячами рублей.

 

Валерия Захарова, ЖИТЕЛЬНИЦА УЛ. СИРЕНЕВОЙ

"Мы оплачиваем честно услугу водоснабжения, за отвод мы не согласны, так же как и по приему и очистке сточных вод, всем очевидно, сточные воды не вывозятся, и куда деваются средства, начисленные всей улице за прием и очистку сточных вод?"

 

Водоканал подал в суд на всех жителей Сиреневой сразу. Тяжба длится три года. Материалы уже переданы Верховный суд. Все претензии терпеливо выслушивает инженер водоканала. В этой истории он вроде бы и не при чем. Он знает, как построить централизованную канализацию. А за выгребные ямы – не только инженер, весь водоканал — не в ответе.

 

Игорь Клинин, НАЧАЛЬНИК ПРОИЗВОДСТВЕННО-ТЕХНИЧЕСКОГО ОТДЕЛА МУП «ВОДОКАНАЛ»

"Горводоканал не осуществляет отведение стоков с децентрализованных объектов, ответственность по договору лежит на собственниках- За что в суд на людей подали? Это не входит в мою компетенцию."

 

Когда микрорайон строился — сточные воды вывозили спецмашиной. Жители и сегодня готовы ее нанять, но доступ к ямам ограничен забором. Его построили соседи с улицы Рябиновой. Ходить по судам в поисках правды жители улицы Сиреневой уже устали. Им дали от ворот поворот в жилищной инспекции. Теперь люди точно знают – их дело — труба. Или все дело в трубе, которой нет.

 

Элеонора Лемм, Олег Егоров