Обложка пятницы

Кто поможет уберечь детей от жестокости?
Раз в году мы по традиции отмечаем День защиты детей — происходит это 1 июня. Причем еще совсем недавно, по нашему восприятию, слово "защита" в данном словосочетании было скорее образным оборотом — от кого, собственно, мы должны детей защищать?

Но, похоже, защита действительно перестает быть "общим местом" — группа депутатов внесла в Госдуму законопроект, предусматривающий усиление гарантий прав детей на надлежащее духовно-нравственное воспитание, а также усиление ответственности за жестокое обращение с несовершеннолетними.
Как это ни парадоксально звучит, защищать ребенка приходится от близких людей — родителей, учителей, воспитателей, опекунов. Домашнее насилие стало одной из самых шокирующих и обсуждаемых тем в наши дни.

"Смешное" наказание
В советские времена, когда у нас много чего "не было", позорная статистика избиения детей упорно замалчивалась. Это отразилось и на законодательстве. В УК России есть статья 156, которая предусматривает уголовную ответственность "за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего родителем или иным лицом, на которого возложены обязанности по его воспитанию — равно педагогом или другим работником образовательного или иного учреждения, обязанного осуществлять надзор за несовершеннолетним, если это деяние соединено с жестоким обращением с несовершеннолетним". Это единственная статья в Уголовном кодексе, в которой речь идет о жестокости по отношению к детям, и ее можно назвать образцом терпимости. Работники прокуратуры считают наказание по ней "смешным" — либо штраф до 40 тысяч рублей, либо лишение права занимать определенные должности, либо обязательные работы на срок до 180 часов, либо исправительные работы на срок до одного года, либо ограничение свободы на срок до трех лет. О лишении свободы даже на короткий срок речь не идет. В ныне действующем законодательстве предусмотрено более строгое наказание за жестокое обращение с животными — лишение свободы сроком до двух лет. А вот за издевательства над ребенком — пожалуйте, отделайтесь легким испугом! И ведь что самое страшное: речь идет о преступлениях, совершенных людьми, которые обязаны заботиться о ребенке. В общем-то, не до смеха.
Авторы нового законопроекта предлагают за жестокое обращение с несовершеннолетними ввести уголовную ответственность — лишение свободы до трех лет.

Преступное молчание
2005 год. В Киржачском детском доме выявлено около 40 эпизодов, связанных с действиями сексуального характера по отношению к воспитанникам. Директора приговорили к лишению свободы, детдом в 2007 году закрыли.
2007 год. Преступление в Кольчугинском детском доме потрясло всех. Директор воспитательного учреждения закрывал провинившихся воспитанников в специальную комнату "без окон и дверей" и держал их там сутками, пока один из воспитателей не осмелился пожаловаться в прокуратуру.
2007 год. В Муроме в ходе приема граждан пожилая женщина рассказала, что ее дочь жестоко обращается с ее внуком — своим сыном. На основании этого заявления была проведена проверка и возбуждено уголовное дело.
В прокуратуре Владимирской области ведут статистику преступлений, связанных с жестоким обращением по отношению к детям. В 2007 году выявлено 34 таких преступления, в 2008 году — 18, в первом квартале 2009 года — 10. То, что цифры падают, не значит, что издевательств в семьях становится меньше, уверена Татьяна Лазарева, старший помощник прокурора области по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних. Такие преступления очень сложно выявить. Сигналы обычно поступают из органов образования, здравоохранения, опеки и попечительства. Это единственный шанс узнать о домашнем насилии, поскольку ребенок, избитый дома, идет в садик, школу и там-то можно увидеть следы издевательств. Другое дело, учителя, воспитатели знают о непростой обстановке в семье, но не спешат сообщать в милицию. Почему? "Скорее всего, пытаются выгородить родителей, — считает Татьяна Викторовна, — ведь это может служить основанием для лишения родительских прав. У нас обычно тянут до последнего, а потом начинают бить тревогу, когда уже нет шансов сохранить семью. Нельзя доводить до этого".
Статья 9 закона "О системе профилактики безнадзорности, правонарушений несовершеннолетних" гласит, что органы осуществления профилактики безнадзорности в случае фактов жестокого обращения с детьми в семьях должны в обязательном порядке сообщать об этом в органы внутренних дел незамедлительно. То есть не просто имеют право, а обязаны это делать. Что же в реальности?
В рамках рассмотрения гражданских дел о лишении родительских прав, которые всегда проходят с участием прокурора, были выявлены вопиющие факты.
Июль 2008 года, Камешково. В материалах дела содержится акт обследования жилищных условий от сентября 2007 года социальным педагогом и классным руководителем ребенка. В акте подробно описано, что отец жестоко обращается с ребенком, наказывает. Получается, что педагоги спокойно составили этот акт, зафиксировали его и отправили в органы опеки, хотя документ должен в первую очередь попасть в милицию, поскольку является основанием для возбуждения уголовного дела.
Апрель 2008 года, Муром. В ходе судебного разбирательства по гражданскому делу о лишении родительских прав в отношении матери двоих детей психолог средней школы объяснила, что в сентябре 2007 года (восемь месяцев назад!) девочка подошла к ней, показала гематому на голове с вырванными матерью волосами и рассказала, что мать постоянно избивает ее, пожаловалась на головную боль, тошноту. В больнице ребенку поставили диагноз — сотрясение головного мозга. Педагог в тот момент никак не среагировал, рассказал об этом только на заседании суда по лишению родительских прав.
Александров. В ходе рассмотрения дела о лишении родительских прав из объяснения классного руководителя выяснилось, что в сентябре 2006 года (а дело рассматривалось в июне 2008!) ребенок рассказал, что мать постоянно била его, заставляла делать по дому непосильную для его возраста работу, за неисполнение которой жестоко наказывала, заставляла ходить в церковь на все утренние службы, в результате чего ребенок не высыпался, не успевал учить уроки, постоянно испытывал психические страдания от отношения к нему со стороны матери.
— Те, кто должен сообщать о таких фактах, молчат. Может, не знают закона, — возмущается Татьяна Лазарева. — Однако незнание закона не освобождает от ответственности. Это одна из серьезных причин, которые осложняют выявляемость преступлений. Дети ведь сами не расскажут. Они боятся — тут и страх перед родителями, и страх перед будущим: что они будут делать, если их определят в детский дом? И, безусловно, если закон об усилении ответственности все-таки будет принят, он явно пойдет на пользу всем.

Дело не семейное
Цифры 33-33-33 известны в нашей области всем. Это круглосуточный телефон экстренной психологической помощи, или "телефон доверия". За пять месяцев текущего года сюда поступило 44 звонка по поводу насилия и жестокости в семьях, почти половина звонков — от детей и подростков. В основном звонят подростки, которые в состоянии понять: то, что происходит в семье, является чем-то ненормальным, и пытаются найти помощь. Телефон доверия дети выбирают, потому что он анонимный и доступный. Психологи на том конце провода помогают всем.
— Как минимум, мы беседуем с детьми, выясняем, это единичная обида или система, — рассказывает Наталья Фельдман, заведующая отделом экстренной психологической помощи по телефону Молодежного центра города Владимира. — Если становится ясно, что речь идет именно о жестоком обращении в семье, мы спрашиваем ребенка, есть ли кто-то из взрослых, кому он может довериться, рассказать о проблеме, мы ведь сами не можем выезжать.
Как правило, такой человек находится — бабушка, дедушка, учительница в школе. Психолог договаривается с ребенком, что тот подойдет к этому взрослому, расскажет ему все и попросит помощи. Если возможно, просим, чтобы взрослый перезвонил.
Владимирский центр социальной помощи семье и детям — место, куда, казалось бы, должны в первую очередь обращаться пострадавшие от домашнего насилия. Однако обращений мало.
— У нас в стране менталитет такой, физическое наказание было нормой испокон веков, — считает директор центра Ирина Соколова. — По нашим древним традициям родители относятся к ребенку как к своей собственности, смотрят на него не как на личность, а как на вещь. Могут кричать на него, бить его, унижать. Но мы уходим потихоньку от этого. Закон должен помочь, хотя бы потому, что у нас наказания все-таки боятся.
Сюда, как правило, приходят родители, которые хотят исправить ситуацию в семье, посетителей из так называемых неблагополучных семей здесь не найдешь. Центр поддерживает тесную связь с милицией. Если бывают звонки (как правило, анонимные) о жестоком обращении с детьми, работники учреждения срочно сообщают о них в комиссию по делам несовершеннолетних, а те уже осуществляют проверку на месте.
Совсем недавно был звонок из Юрьевца. Соседи пожаловались, что ребенок спит в подъезде, в то время как родители пьют и не занимаются его воспитанием. Такие факты обязательно проверяются.
— Недопустимо, когда взрослые, совершенно не считаясь с возрастом, предъявляют завышенные требования к ребенку, — считает настоятель Свято-Георгиевского храма города Владимира архимандрит Зосима (Шевчук), — позволяют себе агрессию, рукоприкладство, оскорбление в адрес ребенка, не говоря уж о сексуальных посягательствах — это вообще должно наказываться действующим законодательством со всей суровостью. Люди, которые применяют сексуальное насилие над детьми, должны быть изолированы от общества на долгие годы.
При храме действует Комиссия по работе с молодежью Владимирской епархии, храм так и называется — молодежный. Сюда юноши и девушки, подростки могут прийти, как к себе домой, с любовью и уважением. По желанию, могут исповедоваться. На исповеди отцу Зосиме часто приходится слышать о жестокости в семьях, в школах-интернатах, со стороны приемных родителей.
— Я пытаюсь разобраться в этом, дать совет и ребенку, и его родным, — говорит священник. — Однако церковь — не социальный институт, она не обладает полномочиями, чтобы прямо вмешиваться в ситуацию. Мы можем лишь убеждением попытаться предвосхитить те события, которые могли бы быть трагическими, мы не выпускаем из поля зрения такие семьи.
В цивилизованных странах все, что касается интересов ребенка, является делом государственной важности: создаются специализированные структуры, выделяются огромные средства, и главное — общество принимает в этом самое активное участие. Конечно, насилие над детьми есть везде, но в цивилизованном государстве домашним тиранам приходится тщательно скрывать свои преступления.
У нас же никто никого не стесняется. А зачем? Это дело семейное. Тем более, что ребенок, зачастую появившийся на свет "по пьянке", все время кому-то мешает — есть просит, шумит, требует внимания родителей. Как тут не выпороть его? А мы тут при чем! Ведь то, что происходит у соседей, их личное дело. А у нас и своих забот хватает. Жестокость близких — преступление, социальная опасность которого почему-то не осознается нашим обществом, последствия ее из-за безразличия окружающих обнаруживаются слишком поздно. Не надо спрашивать себя, почему современное общество вдруг ожесточилось и обезумело — человек, у которого не было детства, всю жизнь будет за это мстить.
Мы обращаемся к читателям газеты "Призыв": не оставайтесь равнодушными к видимым случаям насилия над детьми! Если вы увидите ребенка, оставленного без присмотра, ребенка в ссадинах или побитого, придите в органы внутренних дел по месту жительства, расскажите о случившемся, напишите заявление.

Ирина ДУБИНЕВИЧ

Только цифры
В 2008 году жертвами преступных посягательств со стороны взрослых в России стали 126 тысяч несовершеннолетних, из них 1914 детей погибли, 2330 детям причинен тяжкий вред здоровью, 12,5 тысячи детей находятся в розыске. Совершено без малого 800 случаев сексуальных действий в отношении несовершеннолетних.

Обложка пятницы

"Инициатива" наказуема. 10 годами

На днях Басманный суд столицы приговорил руководителей компании "Социальная инициатива" к реальным срокам за мошенничество и легализацию преступно нажитых средств. Финансово-строительная "пирамида" обманула дольщиков на сумму свыше 1 миллиарда рублей!
Компания "Социальная инициатива" обманула жителей Владимирской области на 70 млн рублей. Получат ли люди деньги и обещанные квартиры?

Обманули 149 земляков
Процесс над руководителями компании тянулся более года. Глава "Социальной инициативы" Николай Карасев получил 10 лет заключения. Его жена Наталья проведет за решеткой 8 лет. Лариса Мошкина и Сергей Литовченко приговорены к семи годам лишения свободы. Судебное решение вынесено, виновные наказаны, а что же обманутые граждане? Дадут ли им обещанные квартиры, а может, вернут хотя бы деньги?
"Социальная инициатива" отметилась, к сожалению, и в нашем регионе. От деятельности этой компании пострадали по меньшей мере 149 жителей области, а сумма ущерба составила около 70 млн рублей. Во Владимире — 64 обманутых гражданина, в Александрове — 54, в Покрове — 22, в Муроме — 9.
Самая благополучная ситуация сложилась в Александрове. Там почти все пострадавшие стали счастливыми обладателями новых квартир, что можно расценивать как чудо. Все мы время от времени видим в новостях, как люди "трясут" власть, объявляют голодовки и требуют наказать мошенников. В 2005 году, когда "Социальная инициатива" еще работала, в Александрове было заключено трехстороннее соглашение с "Социальной инициативой", районной администрацией и одной из строительных компаний, которая согласилась на определенных условиях завершить строительство дома. Город улучил момент и не прогадал — "Социнициатива" отдала строительной компании земельные участки для достройки. В этом году 104-квартирный дом введен в эксплуатацию, а 107-квартирный дом продолжает строиться. Его должны сдать в следующем году. Более того, александровцы получают компенсацию за деньги, которые они вносили в так называемые паевые фонды. Ведь компания собирала средства не только на строительство жилья, но и в различные паи — энергетические и земельные. Вплоть до того, что одна женщина вложила деньги в так называемый студенческий бонус — это такой образовательный сертификат. Общий ущерб для александровцев от деятельности инициативных мошенников составил 20 млн руб.
Впрочем, далеко не везде столь благополучная картина. В Муроме ситуация гораздо сложнее. Тамошняя администрация несколько лет назад заключила инвестиционный контракт с представителями "Социальной инициативы". Муромляне фирме поверили — контракт заключен с администрацией, в местной газете прошли публикации, которые внушили: компания солидная, строит дома по всей стране. В общем, заплатите и спите спокойно. Из 9 человек 5 вложились в строительство жилья, остальные — в паевые фонды. Общий ущерб — 1,7 млн руб. Однако в Александрове имелись хотя бы земельные участки (есть за что зацепиться), в Муроме нет ничего. В инвестиционном контракте были зафиксированы лишь намерения о выделении земельных участков, но они так и остались на бумаге. "Социальная инициатива" с граждан деньги собрала, а земельный договор заключать не стала. Администрация округа Муром своей вины здесь не видит и в одностороннем порядке расторгла инвестиционный контракт. А люди остались один на один со своими бедами.
Как сообщила "Призыву" начальник юридического отдела администрации округа Мурома Ольга Фролова, ни один пострадавший от деятельности "Социальной инициативы" не стоит в очереди на улучшение жилищных условий, а раз так, то на получение социального жилья обманутые граждане рассчитывать не могут.
— При заключении договоров на долевое строительство интересы этих людей будут учитываться в первоочередном порядке, — отметила Ольга Фролова. — Конечно, мы обманутым гражданам сочувствуем, но вины администрации здесь нет.

Хуже всех дела в Покрове
Во Владимире масштаб мошенничества еще крупнее. Однако точных цифр по областному центру пока нет. Люди вкладывали деньги и в жилье, и в паевые фонды, поэтому сумма ущерба устанавливается. Известно лишь, что в 2005 году этот показатель составлял 40 млн руб.
— У нас на сегодняшний день самая безнадежная ситуация, пожалуй, в Покрове, — говорит заместитель директора областного департамента строительства и архитектуры Татьяна Копылова. — Город маленький, жилье там практически не строится. Финансовый ущерб — 4,5 млн руб. Наш департамент подготовил законопроект, по которому застройщикам можно будет бесплатно предоставлять земельные участки на условии, если они выделят квартиры гражданам, пострадавшим от действий недобросовестных застройщиков. На федеральном уровне такой закон отсутствует, поэтому мы решили принять законопроект на региональном уровне. Мы посмотрели Земельный кодекс — в определенных случаях гражданам и юрлицам земельные участки в субъектах Российской Федерации могут предоставляться бесплатно. Этим правом мы и воспользовались.
Есть у нас, например, печальный опыт с фирмой "Бисипор" (история тянется с 1999 года), когда в результате банкротства этой компании остались без жилья 22 человека. Некоторые из этих людей уже умерли! Считаю, что с помощью нового законопроекта мы сможем защищать интересы граждан более эффективно. Стоимость земли у нас сейчас, сами знаете, высокая. Тех же "бисипоровцев" можно распределить по нескольким участкам застройщиков, и проблема решится.
— А коммуникации?
— Это прописано в подзаконных актах. Все равно эти земельные участки будут предоставляться на условиях конкурса, как это диктует Земельный кодекс. Можно сказать, что обременения, которые сейчас любой застройщик может оспорить, будут узаконены. Кстати, по "Социнициативе" проходил аукцион — по земельному участку в Юрьевце, который выделялся "Социнициативе" для строительства. Аукцион выиграл ВТУС, есть такое владимирское объединение строительных компаний. Решением Совета народных депутатов Владимира ВТУСу были даны обременения при строительстве дома. И застройщик с этим условием согласился. Таким образом, 38 человек, которые вкладывали деньги в "Социнициативу", получат новое жилье. В Юрьевце застраивается целый микрорайон, соответственно, администрация города пойдет на некоторые уступки по части технических условий. Но это хорошо, что застройщик добросовестный. А если нет? Ничто не мешает ему обратиться в прокуратуру для того, чтобы эти обременения признали недействительными. И они по нашему законодательству будут признаны недействительными! Слава богу, пока этого не случалось. Вот почему так нужен региональный законопроект.
— А есть сводная цифра, сколько у нас в регионе пострадавших от деятельности строительно-финансовых "пирамид"?
— Нельзя говорить во множественном числе. "Пирамида" у нас одна — "Социальная инициатива". А все остальные люди — это те, кто пострадал от действий недобросовестных застройщиков. Их в регионе 260 человек. Цифра не окончательная, список пополняется.
— Вы говорили, что более глубокий анализ финансово-хозяйственной деятельности фирм-застройщиков — прерогатива правоохранительных органов:
— У нас таких полномочий, действительно, нет. Департамент не может влезать в бухгалтерию строительных организаций. Мы задавали этот вопрос Федеральной службе по финансовым рынкам, которая является федеральным органом, руководящим нашей деятельностью. Нам ответили, что мы имеем право проверять денежные потоки исключительно по постановлению правительства, которое регламентирует отчетность застройщиков. Возможно, будут изменения в новом законопроекте, о котором я вам говорила. Госдума России в первом чтении приняла поправки в 214-й закон "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости", в статью о полномочиях органа контролирующего и надзирающего. Но чтобы данный закон заработал, необходимо создать профессиональный состав аудиторов. Дело довольно хлопотное, но важное.

Всему виной "больной азарт"?
— Так много говорится на всех уровнях об обманутых дольщиках. Проблемой озаботилась федеральная власть, но их почему-то меньше не становится. Почему?
— Это несовершенство нашего законодательства. Мы сейчас пишем административный регламент осуществления государственной функции контроля и надзора за долевым участием в строительстве. Регламент — исключительно по тем полномочиям, которые нам предоставлены. У нас, в основном, идет документальная проверка — смотрим, есть ли разрешение на строительство, есть ли договор аренды либо документ на право собственности земельного участка. Проверяем договоры долевого участия, которые заключает компания. По тем документам, которые они нам предоставляют, составляем акты, которые заканчиваются либо предписанием, если мы находим серьезные нарушения в документах, либо административным производством.
— Какой же выход можно предложить? Местная администрация деятельность этих фирм проверяет, прежде чем заключить инвестиционный контракт, но это ровным счетом еще ничего не значит. Видимо, нужен более эффективный механизм?
— И снова повторюсь: в России несовершенное законодательство. Я бы ввела уголовную ответственность за создание финансово-строительных "пирамид". У нас уголовная ответственность предусмотрена только по статье "Мошенничество", но состав преступления по ней доказать крайне трудно. Фактически это, наверное, чуть ли не первый прецедент с "Социальной инициативой", когда руководителей финансово-строительной "пирамиды" приговорили к уголовному наказанию. Люди понимают, что наши финансово-строительные организации абсолютно безнаказанны — собирают деньги у населения, а потом неизвестно куда все эти средства пропадают. Они придумали очень "эффективную" схему — объявляют себя банкротами, и взять с них нечего. Тем более сейчас финансовый кризис, появилась еще одна отговорка для мошенников. Те люди, которые у нас вкладывают деньги в строительство жилья, попадают в третью (!) очередь требований кредиторов. Понятно, для них денег не остается совершенно. В лучшем случае получат по рубль двадцать и извинения, которые на хлеб не намажешь.
13 мая Госдумой России в первом чтении принят законопроект о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в целях защиты прав граждан — участников долевого строительства. Этот законопроект вносит изменения в закон о банкротстве в том плане, что участники долевого строительства становятся в первых рядах требования кредиторов.
— Но и самим гражданам не мешало бы повысить бдительность. По сути, каждый раз наступаем на одни и те же грабли.
— Когда "пирамиды" продавали квадратные метры по 6, 7 или 8 тысяч рублей в то время, как нормальные строительные компании оценивали эти метры в 2-2,5 раза выше, неужели это не повод задуматься? Откуда такая низкая стоимость квадратного метра? Фирма что, себе в убыток работает? Два года мы имеем дело с людьми, которые несут вот в такие компании деньги почти бездумно, не проверяя ничего. Я считаю, это больной азарт.

Андрей ТРОХИН
Рис. М.Жилкина

История вопроса

"Социальная инициатива" отметилась в Москве, Владимире и Тамбове. Далее — везде
От компании "Социальная инициатива" пострадали сотни и сотни граждан в Москве, Владимире, Новосибирске, Орле, Тамбове, Краснодаре и других городах. Как установил суд, обвиняемые привлекали деньги дольщиков якобы для строительства жилья на бульваре Маршала Рокоссовского в Москве. В итоге обманутыми оказались почти восемь сотен человек, от которых глава "Социальной инициативы" Николай Карасев и компания получили более чем 1,2 миллиарда рублей. Вердикт, зачитываемый судьей, состоял из 255 листов. Оглашение приговора заняло целых 2 дня.
"Владимирским делом" занимаются столичные следователи, поэтому комментариев от местных правоохранителей нам получить не удалось.

Обложка пятницы

Моя жена — иностранка

Девять процентов владимирцев живут в межнациональных семьях. Кто они?
15 мая — Международный день семьи. Мы нашли владимирцев, живущих в интернациональных семьях, и попытались выяснить, какие трудности у них возникают. Легко ли ужиться с мужем-армянином или женой-полячкой? Как избегать конфликтов и сохранить добрые отношения, невзирая на разницу менталитетов?

Муж Кристине — не товарищ

Пани Каменска на "авось" не рассчитывает, потому что читала другие сказки
Кристина Кочетова (в девичестве Каменска) — владимирская полячка. В нашем регионе она возглавляет польскую общину и живет в областном центре уже 20 лет. Муж — русский, зовут Виктором. Будущие супруги познакомились в Чехословакии, где Виктор проходил военную службу. В то время Кристина работала в этой стране. По окончании службы Виктор привез молодую жену на родину, во Владимир.
Пани Каменска родилась и выросла во Львове. Как известно, этот город долгое время был польским. Там до сих пор живет немало поляков. Кристина Адамовна считает себя чистокровной полячкой. Неудивительно — окончила польскую школу, в семье общались только на этом языке.
— В Польше у нас живет много родственников. Когда была война, дедушка остался во Львове, а его брат уехал с семьей в Польшу на заработки и попал в Тарновские Гуры. Есть такой город в Польше. Началась война, и вернуться во Львов он уже не смог.
Примерно такая же ситуация произошла с нами после распада Советского Союза. В 91-м ездили к папе во Львов. Вернулись во Владимир и узнали, что подписано Беловежское соглашение — Советского Союза больше нет. Мою родину отрезали государственной границей. Так я стала гражданкой России.
— Это был шок?
— Сначала до меня не дошло. Потом осознала, что случилось. Я почувствовала оторванность от родины. И хотя Львов сейчас украинский город, на Западной Украине все немного по-другому. Там, например, не прижилось слово "товарищ". В общественных местах в ходу обращения "пан" или "пани". Некую культурную раздвоенность чувствую. Когда приезжаю во Львов к папе, одноклассникам — переключаюсь на польский. Даже думаю на польском. Приезжаю в Россию — снова говорю и думаю по-русски. Здесь я одна, там — другая.
Живя в России, пани Кристина чувствует заботу исторической родины. Несколько лет назад получила карту поляка. Она дает право беспрепятственно ездить по всем странам Евросоюза. Разве не приятно? В Польше по карте действует 70-процентная льгота на транспорт. А за визу и вовсе платить не нужно. Можно бесплатно посещать музеи. Сыновья Даниил и Андрей могут по доступным ценам отдыхать в Польше. Спасибо Речи Посполитой.
Как признаются сами супруги Кочетовы, "межнациональное недопонимание" в семье имело место, и жизнь не всегда казалась сказкой. Религиозный вопрос, пожалуй, один из самых острых. Особенно трудно приходилось на первых порах.
— Предположим, выдался выходной, у католиков в этот день большой религиозный праздник, — говорит Кристина Адамовна. — А свекровь тащит за город возделывать землю. Вместо того чтобы идти в церковь, еду в деревню. Неприятно, когда пренебрегают религиозными традициями. Но что делать? Рано утром бегу в церковь на мессу, а днем — на огород.
Католические праздники пани Кристина старается соблюдать. Не обходится и без кулинарных изысков. На Пасху готовит традиционное польское блюдо "бигос". Оно похоже на солянку — мясо, тушеная капуста, грибы и лук. На Рождество — баршч (борщ) с ушками и маковник (пирог с маком).
В семье Кочетовых двое сыновей. Андрею девятнадцать лет, Даниилу — двенадцать. Старшего крестили по православному обряду, младшего — по католическому. Андрей считает себя русским. Съездил в Польшу, посмотрел — ничто не тронуло его сердце. Красиво, чисто, ухоженно, но все чужое. То ли дело родной Владимир! А Данька, напротив, ощущает зов крови. Даниилу Польша пришлась по душе. Он восхищался красотами Кракова.
Младший заинтересовался польским языком и во время визита в Польшу все время донимал маму расспросами, почему магазин по-польски "sklep"? Ведь склеп по-русски — это гробница. А вокзал "dworzec" — двожец — почти дворец! Для русского уха смешно.
Спрашиваю у Виктора, отличаются ли русские женщины от полячек? Пани Кристина среагировала мгновенно: "А вы думаете, он знает других женщин?". Виктор смеется:
— У Кристины польский характер. Она не остановится ни перед какими трудностями. Если она чего-то захочет, обязательно своего добьется. Вот у нас есть русский "авось". "Авось пронесет", "авось обойдется". Поляки не знают, что это такое. Или взять русскую сказку "По щучьему веленью". Лежебока Емеля ездит на печи, а ведра сами носят воду. В Польше другие сказки.
— У поляков есть сказка о трудолюбивой девушке Марии, которая трудилась-трудилась и до принцессы дослужилась, — соглашается пани Кристина.
Кстати, по-польски сказка — байка.

Общее дело — залог семейного согласия

Татьяна Ларина и Гарик Арутюнян научились уступать друг другу
Жители Владимира Гарик Арутюнян и Татьяна Ларина более двадцати лет в браке. (Женское имя навевает поэтический образ. Мама-словесник окрестила дочь Таней неспроста).
Татьяна и Гарик воспитали двоих сыновей и дочь. Дети совсем взрослые. Сыновья живут в Ереване, а дочь — во Владимире.
Один сын — переводчик с фарси, работает в МИДе. Другой — военный врач.
Семейная пара занимается ресторанным бизнесом. Наверное, сказалась деловая хватка, присущая кавказцам. Вообще-то Гарик по профессии — дантист, его родители всю жизнь проработали стоматологами. Он же нашел себя в качестве ресторатора. Татьяна по образованию преподаватель английского, но тоже успешно влилась в семейный бизнес.
В чем же секрет семейного согласия?
— Ну, как в любой семье, — отвечает Татьяна, — здесь нет зависимости — межнациональный брак или мононациональный. Просто надо уступать друг другу, понимать друг друга. Когда я выходила замуж за Гарика, совершенно не придавала значения тому, что он армянин. Любовь была превыше всего. Муж из интеллигентной семьи, человек воспитанный. У нас всегда хватало ума разруливать конфликты. Брак может быть крепким, когда в семье царит равноправие. У нас даже нет такого понятия — глава семьи. Мы равные. Деление на нации в чем-то условно, люди делятся на хороших и плохих. В любой нации есть лучшие представители, а есть худшие. Я родилась во Владимире, но 17 лет прожила в Ереване, знакома с очень достойными армянами.
Вот вы задумывались, почему во Владимире недолюбливают кавказцев? Да потому, что к нам приезжают не самые образованные и культурные люди, а по ним судят обо всех. Кто жил на Кавказе, меня поймет. И во Владимире есть достойные, всеми уважаемые армяне. Например, проректор Владимирского госуниверситета Сергей Мартиросович Аракелян. Я лично с ним знакома. Интеллигентный, образованный человек.
— Среди армян много мировых знаменитостей, — подключается к беседе Гарик. — Мишель Легран, Шарль Азнавур, братья Рубели.
А я бы от себя добавил художника-мариниста Айвазовского, настоящая фамилия которого — Айвазян.
Мы сидим в ресторане, пьем кофе. Татьяна и Гарик — продолжение друг друга. Оба сдержанные, спокойные, оба курят и, кажется, понимают друг друга с полуслова.
— Татьяна, есть расхожее мнение, что кавказские мужчины отличаются крутым нравом, вспыльчивостью. Вам было трудно?
— Да всякое бывало. Жизнь есть жизнь. Темперамент может быть внешним, а может быть внутренним. По мне, так лучше внутренний, потому что внешний — это, я считаю, проявление бескультурья.
Гарик сидит с непроницаемым видом и задумчиво затягивается сигаретой: "Россия — мой дом. Я окончил русскую школу, учился в Ленинграде, Ставрополе. Во мне много русского".

Чжи-Мин — значит "честный"

Лиза Лю чувствует себя китаянкой, но жить хотела бы только в России
Елизавета Лю — наполовину китаянка. Ее папа в 1942 году пересек советско-китайскую границу и навсегда осел в Союзе. По уши влюбился в русскую девушку Надю — зеленоглазую блондинку. Девушка ответила взаимностью. Плодом их любви стала Лиза, как и шесть ее братьев и сестер. Судьба разбросала их по всей России.
— В 30-х годах прошлого века Япония оккупировала Китай, — говорит Лиза. — Папа воевал в японских войсках, иначе бы его просто расстреляли. Он хорошо знал японский. Япония в то время была не в самых дружеских отношениях с Союзом. Папа слышал, что в СССР строят коммунизм. Он, наверное, был романтиком, потому и сбежал в Россию. Сейчас его уже нет в живых. Лю Чжи-Мин скончался в 1993 году на 77-м году жизни. Чжи-Мин — значит "честный". Отец отличался прямотой характера, был очень искренним.
Маленькая Лиза видела, как трепетно относится отец к маме, поэтому для нее он стал образцом настоящего мужчины. Жили в степи, в Казахстане. Денег не хватало. А папа в степи возделывал яблоневый сад, растил арбузы и дыни!
— Я чувствовала в себе китайскую кровь. Расспрашивала папу о Китае. Он рассказывал про родной город Шеньян — административный центр провинции Ляонин. Сейчас он входит в пятерку крупнейших городов Китая. Шеньян расположен на равнине рек Ляохэ и Хуньхэ. Там удивительный пейзаж. Когда я впервые посетила Китай и встретилась с родственниками отца, не могла удержаться от слез. Принимали меня как самого дорогого гостя. Это незабываемо. Но во мне много и русских черт. Жить в Китае я бы не смогла.
Лиза угощает меня жареным карпом в кисло-сладком соусе — это китайское блюдо. На столе деревянные палочки. Беру одну, другую. Палочки валятся из рук. Пришлось взять вилку. Вкусно! А еще пробую зеленый чай пуэр. Необычный аромат.
Лиза воспитывает 12-летнего сына Колю. Дочь учится в Москве в медицинском вузе. Дети на китайцев абсолютно не похожи. Так уж получилось, что она воспитывает детей в одиночку. В голове сидит мужской идеал в образе папы, и любой другой мужчина по сравнению с отцом проигрывает.
Объяснение этому есть. Этнопсихологи говорят, что в Китае отношение мужчин к женщинам особенное. Там женщин заметно меньше, чем мужчин, поэтому к "слабому полу" китайцы относятся очень бережно. Женитьба в Поднебесной — большое событие, великое счастье. Женщины Лизу Лю поймут:

Только цифры

122 тысячи жителей области — в межнацио-нальных семьях
По информации, предоставленной начальником отдела статистики населения Владимирстата Галиной Королевой, 9 процентов владимирцев проживают в межнациональных семьях. В количественном отношении это 122 тысячи владимирцев (36,9 тыс. домохозяйств). То есть межнациональные семьи, как правило, состоят из трех человек. Этот показатель выявила Всероссийская перепись населения 2002 года.
В основном межнациональные браки распространены между русскими и представителями народов России и стран бывшего Советского Союза — это украинцы, татары, белорусы, мордва, марийцы, чуваши. Чаще браки заключаются в рамках одной религиозной конфессии. Культурные, религиозные и ментальные различия накладывают свой отпечаток. Легче сходятся представители близких народов, которые живут по соседству веками.
Согласно данным переписи 2002 года, во Владимирской области 94,7% — русские, 1,1% — украинцы, 0,6% — татары, 0,4% — белорусы, 0,3% — армяне, 0,03% — поляки. А финнов в регионе — аж три сотых процента (43 человека).

Мононациональный брак — не всегда хорошо, а межнациональный — не всегда плохо

Преподаватель ВлГУ, кандидат психологических наук Кристина Сергеева занимается семейным консультированием и проблемами этнопсихологии:
— В нашей стране сложно выделить чистый этнос. В России сложилась интернациональная система с преобладанием одной нации. Уместнее оперировать не категорией "чистокровный русский", а "больше русский" или "скорее армянин, белорус" и т.д. Наблюдается миграция, этносы смешиваются — это естественный процесс. Безусловно, религиозные, культурные, ментальные различия могут провоцировать межэтнические конфликты. В мусульманской традиции доминируют мужчины, поэтому русским женщинам, выходящим замуж за турка или араба, нужно готовиться в семейных отношениях к ролям второго плана. Это чревато сложностями, конфликтами. Ведь русские женщины очень активны, деятельны. А при разводе муж-мусульманин будет бороться за детей до конца. Отцы в мусульманских странах в воспитании детей занимают активнейшую позицию.
В России обратная ситуация. У нас детей воспитывает мать. Стоит отметить, что мусульманин мусульманину — рознь. Татары по менталитету близки к русским. Наши народы сосуществуют бок о бок веками. Скорее татарин поймет русского, чем поляк.
По сравнению с восточными народами поляки ближе русским: и те, и другие — христиане, к тому же сказывается славянская общность. Хотя полячки более эмансипированные. Это нужно учитывать.
Нельзя сказать, что мононациональный брак — это хорошо, а межнациональный — плохо. Все индивидуально. В межнациональных семьях рождаются красивые и талантливые дети. Вспомним Александра Сергеевича Пушкина. Добавим сюда взаимообогащение культур.
Сложности возникнут, если один из супругов или сразу оба окажутся ярко выраженными представителями своего этноса. Тогда и до конфликтов недалеко.

Наше досье

Семья — по-прежнему ячейка общества
Международный день семьи (International Family Day) учрежден Генеральной Ассамблеей ООН в 1993 году. Установление этого дня ставит целью обратить внимание общественности разных стран на многочисленные проблемы семьи.
По мнению Генерального секретаря ООН, когда попираются основные права одной семьи, единство всего человеческого сообщества, членом которого она является, находится под угрозой.
Будучи одним из основных институтов общества, первой ступенью социализации человека, семья развивается и видоизменяется вместе с окружающим миром, по-своему реагируя на требования времени, отвечая на общественные потребности и сама формируя их.
Семья, как основной элемент общества, была и остается хранительницей человеческих ценностей, культуры и исторической преемственности поколений, фактором стабильности и развития. Благодаря семье крепнет и развивается государство, растет благосостояние народа.
Во все времена о развитии страны судили по положению семьи в обществе и по отношению к ней государства.

Андрей ТРОХИН
Фото автора

Обложка пятницы

"Война осталась в прошлом, а я живу настоящим"

9 Мая, как некоторые другие фронтовики, лейтенант медицинской службы Августа Исаева не плачет. Наоборот, она радуется Дню Победы и тому, что ей удалось уцелеть в то жуткое время.

Она прошла войну, встретив Победу в Берлине, расписалась на Рейхстаге. Среди наград — медали "За освобождение Варшавы" и "Взятие Берлина". Не счесть юбилейных медалей. В этом году прислали еще одну — из Белоруссии, где ветеран когда-то воевала. Августа Васильевна до сих пор полна жизненной энергии и оптимизма. А еще она горячо любит Родину, в чем трогательно-наивна. Вспоминая начало войны, с полной уверенностью, например, рассказывает о доверчивости Сталина, о том, как он поверил Гитлеру.

Родители просили дочь беречь на фронте девичью честь
Буквально за несколько дней до 22 июня 1941 года девушка окончила фельдшерско-медицинскую школу и поехала по распределению в Петрозаводск.
— Помню, что поезд остановился на какой-то станции и дальше нас не пускали. Никто не мог объяснить, в чем дело. А через некоторое время подошел еще один состав, из него вышла женщина с мертвым ребенком на руках и рассказала, что их поезд попал под бомбежку. Война. Так нам пришлось ехать не в Петрозаводск, а возвращаться обратно во Владимир, — рассказывает ветеран Великой Отечественной.
Поразительно, но родители, зная о том, что их дочь рвется на фронт, где может погибнуть, не стали ее отговаривать. А лишь напутствовали, чтобы не позорила семью и берегла девичью честь.
"Дяденька, мы пришли", — сказали девчонки сидевшему в военкомате дежурному. Тот, бегло взглянув на барышень в коротких платьицах, отправил их обратно домой: "Уходите, девицы! Я вас потом вызову".
Через некоторое время Августу с подругой призвали на службу. Подругу определили на работу в военный госпиталь, размещавшийся тогда в Доме офицеров, а Исаеву — в санэпидстанцию помощником эпидемиолога. Правда, в основном она занималась тем, что на санлетучках (санитарных поездах) сопровождала ополченцев в Москву. Чуть позже на этих же санлетучках в столицу доставляли оружие, изготавливаемое в Горьком, а обратно везли раненых.

Рожденная в рубашке
Августа Васильевна рассказывает, что санлетучки часто бомбили. Это потом она узнала, как надо действовать и где лучше прятаться при приближении немецких самолетов, а попав под бомбежку в первый раз, растерялась. "Рама" летит, — закричал ей прямо в ухо какой-то солдат, — сейчас бомбить начнут", — и потащил Августу за руку в укрытие.
Из родного города Исаеву хотели перевести в госпиталь под Сталинградом, но в этот момент во Владимире началась вспышка сыпного тифа, и пришлось задержаться, чтобы погасить эпидемию. Потом Августа Васильевна попала в санчасть под Курском. Там Исаева была старшей медсестрой. В ее обязанности входило оказание немедленной помощи раненым.
Приходилось и стационарно работать, и раненых с поля боя на себе выносить. Для девушек физически это было очень тяжело. Обычно, если дело было непосредственно не во время боя, а во время короткой передышки между сражениями, медсестры расстилали шинель, клали на нее пострадавшего и тащили его на шинели. Иногда девушкам помогали солдаты.
Одному Богу известно, как Августе удавалось каждый раз уцелеть. "Видно, в рубашке родилась", — думаешь, когда слушаешь ее рассказы.
Однажды медработник сопровождала раненых до санлетучки. Тех, кто не мог идти, везли на машинах, остальные солдаты шли следом. Вдруг летит "Рама". Заметив немецкий самолет, шофер автомобиля, в котором ехала Августа Васильевна, резко повернул в сторону. "Ты куда?" — изумленно спросила девушка. "Я здешний", — ответил водитель и погнал машину к ближайшему оврагу. Через некоторое время началась бомбежка, и все те машины, которые до этого ехали в одной колонне с машиной старшей медсестры, разбомбили.
Или вот еще одна история. Августа Васильевна сопровождала раненых на санлетучке. Вдруг — вражеские самолеты. Состав остановился, все, кто мог, выбежали из поезда и помчали в лес, бывший неподалеку. Среди прочих бежала и Исаева. Бомба попала как раз в тот вагон, в котором она ехала.
— По дорогам бомбили постоянно. Мы всегда были начеку: очень хотелось жить.
Однажды, устав от бесконечных налетов и необходимости постоянно прятаться, мед-работник решила не покидать санлетучку во время бомбежки. Все выбежали из поезда, а Исаева забралась в вагоне на самую заднюю полку и там пролежала всю бомбежку. Ей повезло: снаряды попали в соседний состав, а тот, в котором была Августа Васильевна, остался цел.
Со временем санчасть, в которой служила Исаева, расформировали, и Августу Васильевну отправили фельдшером в 104-ю гаубичную артиллерийскую бригаду большой мощности, где она прослужила до конца войны.

Мама, бабушка и прабабушка
Как и завещали родители, Августа строго блюла свою девичью честь на войне. Кавалеров отшивала. Однако в 104-й бригаде ей попался "крепкий орешек". Артиллерист Константин ухаживал очень настойчиво. После окончания войны бригаду распределили во Владимир. Здесь Августа Васильевна познакомила Константина с родителями. Те парня одобрили. Позже, в 1947 году, как только закончилась военная служба, они поженились. Вместе прожили 27 лет, родили и воспитали троих сыновей. 35 лет назад мужа Августы Васильевны не стало.
Сейчас ветеран Великой Отечественной — счастливая мама, бабушка и прабабушка. Говорит, годы войны остались в прошлом. А сейчас дети — ее настоящее.

Кира СМИРНОВА
Фото автора